Апелляционная жалоба на суровость приговора

Полезная информация в статье: "Апелляционная жалоба на суровость приговора" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Апелляционная жалоба на суровость приговора

В Судебную коллегию

по уголовным делам

Московского областного суда

В защиту интересов осужденного:

Иванова Ивана Ивановича

Суд, постановивший приговор в первой инстанции:

Красногорский городской суд Московской области

143400, Московская область, г.Красногорск, ул.Первомайская, д.6

от адвоката Баламутова Константина Александровича

143404, Московская область,

г. Красногорск, ул. Губайлово, д.56

т. +7 (495) 928-55-44

«______» декабря 2014 года

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на приговор Красногорского городского суда

от 28 ноября 2014 года

Приговором Красногорского городского суда Московской области от ____________ (далее – Приговор) Иванов И.И. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 10 лет без права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.

Приговор является незаконным, необоснованным и не справедливым, а назначенное наказание не соответствует тяжести содеянного. При этом сам приговор, вынесен с грубейшими нарушениями требований уголовно-процессуального закона и, в нарушении ч. 4 ст. 14 УПК РФ основан на догадках и предположениях.

1. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Согласно ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если:

а) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

Допрошенный в ходе судебного следствия, свидетель Алексеев Н.Ю., который присутствовал в качестве понятого в ходе оперативно-розыскных мероприятиях по задержанию моего подзащитного не подтверждает вывод суда о наличии у Иванова И.И. умысла сбывать наркотические средства. Алексеев Н.Ю. подтвердил свое участие в проводимых сотрудниками полиции мероприятиях и изъятие у Иванова И.И. 27 пакетиков с наркотическим веществом. Свидетелем сбыты либо попытки сбыта наркотических веществ со стороны Иванова И.И. он (Евтеев Н.Ю.) не был.

Согласно Приговору «…свидетель Гусев Р.А., допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля показал, что Иванов И.И. ему не известен, в следственных действиях по данному делу участия не принимал, показаний по делу не давал» (л. Приговора 2).

Таким образом, указанные свидетели лишь подтвердили факт изъятия уже в отделе полиции у Иванова И.И. наркотических веществ, а не их сбыта.

Свидетели обвинения – сотрудники уголовного розыска Козлов С.Ю. и Лизоблюдов Д.И. в судебном заседании пояснили, что у них имелась некая оперативная информация о том, что неизвестные лица занимаются сбытом наркотических веществ на территории торгового центра, однако в своих показаниях не подтвердили, что сбытом занимался именно Иванов И.И.

Нахождение у Иванова И.И. наркотического средства и обнаруженное при личном досмотре объясняется тем, что Иванов И.И. употребляет героин в большом количестве, так как является наркозависимым лицом. Его наркотическая зависимость подтверждается проведенной по уголовному делу судебно-психиатрической экспертизой, показаниями свидетелей стороны защиты, а также показаниями самого Иванова И.И., данных им на предварительном следствии и в судебном заседании.

б) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда ;

Допрошенные в суде свидетели Сыроежкин А.А., Васечкин Р.А. и Михеев К.Г. сообщили о том, что Иванов И.И. употребляет наркотические средства, однако о сбыте наркотических веществ им не известно. Суд: «К показаниям Сыроежкина А.А., Васечкина Р.А. и Михеева К.Г. пояснившим, что Иванов И.И. в их присутствии употреблял наркотические средства, а о фактах сбыта последним наркотиков им не известно, суд относится критически, так как указанные лица являются друзьями Иванова И.И. заинтересованными в исходе дела. Кроме того, указанным лицам известно об обстоятельствах приобретения, что не исключает возможность дальнейшего сбыта Ивановым И.И. наркотических средств » (л. Приговора 3). Сама фраза «не исключает возможность дальнейшего сбыта Ивановым И.И. наркотических средств » — прямое доказательство того, что Приговор основан на предположениях не подкрепленных фактами.

Вывод суда о том, что вышеуказанные свидетели Сыроежкин А.А., Васечкин Р.А. и Михеев К.Г. являются заинтересованными лицами, так как имеют с Ивановым И.И. дружеские отношения является несостоятельным. По своей сути, их показания являются последовательными и подтверждают то, что Иванов И.И. употребляет наркотические средства, что судом не оспаривается. Наличие дружеских отношений между Ивановым И.И. и свидетелями Сыроежкиным А.А., Васечкиным Р.А. и Михеевым К.Г. не относится к общему понятию заинтересованности. Свидетели не являются осужденному близкими родственниками. Кроме того, они предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложные показания, что, при подтверждении отсутствия правдивости в их показаниях, предполагает выделение судом материалов в отношении них и направлении в органы полиции для проверки на предмет возбуждения уголовного дела.

в) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

В частности, в Приговоре прямо указано, что свидетель Ямочкин Р.А. (л. Приговора 2) в судебном заседании и на предварительном следствии дал абсолютно разные показания. Однако в Приговоре не указано, по каким основаниям суд принял показания Ямочкина, данные на предварительном следствии и отверг те, которые заслушивались в суде.

В материалах уголовного дела отсутствуют сведения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявление фактов сбыта, несмотря на то, что, в ходе допроса сотрудники полиции указывают на проведение подобных мероприятий. В ходе допрос сотрудники полиции указывали о том, что ими получена информация о выявлении лица – Иванова И.И., употребляющего наркотические средства «СПАЙС», которые приобретаются в г. Красногорске. Однако какие-либо мероприятия – «контролируемая закупка», позволяющие зафиксировать факт сбыта наркотических средств проведено не было. Данная информация отвергнута судом в качестве доказательства.

2. Имело место неправильное применение уголовного закона

Защита полагает, что следствием неправильно квалифицируются действия Иванова И.И. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ т.к. они содержат признаки преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст. 228 УК РФ по вышеизложенным основаниям.

Читайте так же:  Заявление о взыскании судебных расходов решение

3. Приговор суда несправедлив

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УК РФ Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Изучение текста приговора суда и материалов уголовного дела, наглядно свидетельствует о том, что при постановлении приговора судом, в ходе рассмотрения дела полностью проигнорирован принцип состязательности сторон, резюмированной частью 3 статьи 15 УПК РФ, согласно которой, суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения, при этом согласно той же статье УПК РФ, суд создает лишь необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, однако в приговоре суда позиция стороны защиты практически не раскрыта, складывается впечатление, что в основу постановленного приговора практически полностью положено обвинительное заключение (точная копия в описательно-мотивировочной части приговора), оглашенное государственным обвинителем в суде, при этом доказательственная база стороны защиты фактически отсутствует.

Следует отметить, что согласно части 2 статьи 14 УПК РФ, обвиняемый, а в данном случае и подсудимый не обязаны были доказывать свою невиновность в инкриминируемом им деянии, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту, лежит на стороне обвинения, но ни в коем случае не на председательствующем по делу.

Согласно пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (с изменениями и дополнениями), под незаконным сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы реализации, например путем введения инъекций. Об умысле на сбыт могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

Безусловно перечисленные в Пленуме ВС обстоятельства, могут свидетельствовать о приготовлении к сбыту, но это не значит, что однозначно свидетельствуют.

Согласно пункта 4 Постановлению Пленума ВС РФ «О судебном приговоре» №1 от 29 апреля 1996 года (с изменениями и дополнениями, внесенными ППВС от 6 февраля 2007 года № 7), в соответствии с ч.4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении инкриминируемого преступления полностью доказана.

В соответствии с положениями ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законодательством, толкуются в пользу обвиняемого.

Однако ни в ходе расследования уголовного дела, ни в ходе судебного следствия, сторона обвинения не собрала и не предоставила суду однозначные и бесспорные доказательства совершения Ивановым И.И. покушения на сбыт наркотического вещества в крупном размере, исходя из требований Постановления Пленума Верховного Суда РФ 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (с изменениями и дополнениями). Суд обосновал приготовление к сбыту Ивановым И.И. наркотических средств наличием крупного размера вещества и его фасовка, что не является однозначным подтверждением умысла на сбыт наркотического вещества.

Так, в Приговоре не отражены доказательства, свидетельствующие, что Иванов И.И. ранее, до момента задержания, занимался сбытом наркотических средств третьим лицам, отсутствуют также лица, которые бы подтвердили, что он (Иванов И.И.) занимался сбытом наркотиков, следствием не проведен обыск по месту жительства Иванова И.И. для проверки версии о сбыте либо подготовке к сбыту (наличие наркотических средств и предметов его расфасовки).

В Приговоре отсутствуют прямые доказательства, указывающие на умысел со стороны Иванова И.И. направленный на сбыт наркотических веществ (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Таким образом, по фактам осуждения Иванова И.И. по ч. 1 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ отсутствует событие преступления, а именно не установлено место, время, способ совершения и другие обстоятельства.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты (часть третья статьи 15), а бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (часть вторая статьи 14); при этом все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном данным Кодексом, толкуются в его пользу, и до полного опровержения его невиновности обвиняемый продолжает считаться невиновным (части первая и третья статьи 14), обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (часть четвертая статьи 14);

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 53, 389.1 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Приговор Красногорского городского суда от __________ в отношении Иванова И.И. изменить;
  2. Деяние, содеянное Ивановым И.И. переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч.3 ст.30 , ч.2 ст. 228 УК РФ – покушение на незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном размере, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в крупном размере;
  3. Назначить Иванову И.И. наказание, не связанное с лишением его свободы, не связанное с отбытием наказания в исправительно-трудовом учреждении строгого режима, поскольку необходимости изоляции осужденного от Общества не имеется, а назначенное ему наказание не будет способствовать исправлению осужденного лица, приговорив его, с применением ст. 73 УК РФ к условному наказанию в пределах санкции части 3 статьи 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ;
  4. Рассмотрение дела в суде апелляционном инстанции провести с участием осужденного;
Читайте так же:  Исковое заявление об устранении нарушений прав собственника

Источник: http://advokat-balamutov.ru/sovety-advokata/documents/zhaloby/107-appelyatsionnaya-zhaloba-na-prigovor

Апелляционная жалоба по уголовному делу на приговор

В Судебную коллегию по уголовным делам
Московского городского суда

От защитника осужденного Преображенским районным судом г.Москвы –

Петрова Петра Петровича — адвоката Чернова Сергея Витальевича,
Москва, ул. 7-ая Парковая, д. 24, офис 413

Апелляционная жалоба
на приговор Преображенского районного суда г.Москвы по уголовному делу

10 июля 2017 года Преображенский районный суд г.Москвы по уголовному делу, в порядке главы 40.1 УПК РФ вынес обвинительный приговор по ч.4 ст.291.1 УК РФ в отношении Петрова Петра Петровича, назначив ему наказание 4 года 6 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима.

Защита полагает вынесенный судом первой инстанции приговор, как суровый. Не соответствует целям исправления, принципу гуманизма и соразмерности наказания совершенным действиям подзащитного.

Согласно пункту 4 ст.15 Конституции РФ Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Однако, Суд как в нарушение этих международных принципов, так и российского законодательства применять аналогичные меры наказания, их применение не рассмотрел, назначив реальное наказание в виде лишения свободы.

Во время предварительного следствия с подзащитным ним было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, условия которого выполнено. Он деятельно раскаялся в совершенном преступлении.
С вынесенным приговором сторона защиты не согласна, находит его несправедливым вследствие чрезмерной суровости, а, следовательно, и необоснованным, подлежащим изменению в части смягчения наказания осужденному за совершенное преступление.

Согласно пункта 27 Постановления Пленума Верховного суда РФ №58 от 22.15.2015 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в соответствии с общими началами назначения наказания (статья 60 УК РФ) более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания – как это видно из приговора, суд не мотивировал по какой конкретно причине в условиях, когда санкция статьи предусматривает наказание как связанное с лишением свободы, так и не связанное с лишением свободы, взысканием штрафа или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, суд пришел к выводу о том, что цель наказания – исправление может быть достигнута в отношении Петрова П.П. лишь в случае лишения его свободы.
Согласно части третьей статьи 60 УК РФ по каждому делу необходимо учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
В случае, если в санкции уголовного закона наряду с лишением свободы предусмотрены другие виды наказания, решение суда о назначении лишения свободы должно быть мотивировано в приговоре.

Несмотря на упоминание в приговоре о том, что при назначении наказания суд учел «..влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, а также данные о личности Петрова….учитывает в качестве смягчающих активное способствование раскрытию и расследованию преступления…а также состояние здоровья Петрова., наличие на иждивении отца-пенсионера.» тем не менее, суд формально подошел к вопросу вынесения наказания, фактически не раскрыв в описательной части приговора состояние его здоровья, его роль в изобличении других преступников и другие обстоятельства.

Формальность суда подтверждается также в том, что в соответствии со ст. 252 УПК РФ разбирательство дела в суде проводится только в отношении подсудимого.
В этой связи, в приговоре не должны упоминаться фамилии лиц, дело в отношении которых не рассматривается судом.
Между тем, в описательно-мотивировочной части приговора содержится указание на фамилии соучастников, то есть О-н., В-в и Г., дело в отношении которых выделено в отдельное производство.
Таким образом, указывая в приговоре на фамилии соучастников, суд допустил формулировки, свидетельствующие о виновности в совершении преступления лиц, уголовное дело в отношении которых не рассматривалось.
Согласно закону, если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается, что преступление совершено совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий и с обязательным указанием процессуального положения данного лица.

Как это усматривается из приговора, суд, перечислив и, по сути, указав исключительно положительные характеристики, состояние здоровья и на его иждивении матери-пенсионерки, не указал по какой именно причине (отсутствуют мотивы) ему назначено столь суровое наказание, по какой именно причине Петрову П.П. не может быть назначено наказание, не связанное с лишением свободы, тем более что санкция части 4 статьи 291.1 УК РФ предоставляет суду такую возможность.

Пунктом 12 Постановления Пленума Верховного суда №1 от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» (в действующей редакции), разъяснено, что суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости, поскольку в соответствии с положениями статьи 60 УК РФ, суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Согласно статье 6 УК РФ, наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Статья 7 УК РФ, устанавливающая принцип гуманизма, гласит, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Необходимо учесть, что Федеральным законом от 3 июля 2016 года N 324-ФЗ ст. 291.1 УК РФ изложена в новой редакции.
В частности, предложением посредничества во взяточничестве (ч.4 ст.291.1 УК РФ) наказывается штрафом в размере от одного миллиона пятисот тысяч до трех миллионов рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет.
Как видно, новый уголовный закон является более мягким, поэтому в силу требований ч. 1 ст. 10 УК РФ имеет обратную силу.

Читайте так же:  Сроки восстановления малкома

При этом согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в постановлении от 20 апреля 2006 года N 4-П, содержащееся в ч. 2 ст. 10 УК РФ предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в границах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, согласно которым в такого рода случаях смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса РФ — как Особенной, так и Общей его частей.
При назначении наказания по более мягкому закону необходимо также учитывать, что законодатель в санкциях, по-новому определил характер общественной опасности соответствующих преступлений — как менее опасный.

А суд, несмотря на упоминание в тексте приговора указанной статьи (в редакции ФЗ от 03.07.2016 № 324-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ), не рассмотрел, предусмотренную санкцией части статьи в качестве основного наказания возможность взыскания с Петрова П.П. штраф в размере от одного миллиона пятисот тысяч до трех миллионов рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет.
При этом суду была представлена Справка 2-НДФЛ из ФНС за последние три года его профессиональной деятельности.
Таким образом, вынесенный приговор в отношении Петрова. является незаконным, подлежащим отмене.

Согласно пункта 16 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 26 от 27 ноября 2012 года «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», суд вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту.

Согласно статье 43 УК РФ, наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда.

Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица, при этом наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Согласно статье 56 УК РФ, лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещения в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму и, является наиболее тяжелым видом наказания.

Как это уже отмечалось выше, сторона защиты находит постановленный Преображенским районным судом Москвы приговор в отношении Петрова П.П. необоснованным и несправедливым в части назначенного осужденному наказания, подлежащим изменению.

Статьей 61 УК РФ установлены обстоятельства, смягчающие, по мнению защиты, вину Петрова П.П., перечень обстоятельств, приведенных в названной статье не является исчерпывающим, и, суду предоставлено право принять во внимание и иные, не указанные в данной статье обстоятельства, однако при постановлении приговора смягчающие наказание обстоятельства судом не указаны, хотя подтверждение их наличия имеется в деле, в своем приговоре суд ограничился формальным указанием на наличие положительных характеристик и данных о личности, но не более.

Согласно пункту 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами РФ наказания» № 58 при назначении штрафа в качестве основного наказания осужденному, содержавшемуся под стражей, суд вправе с учетом срока содержания под стражей либо полностью освободить такое лицо от отбывания данного наказания, либо смягчить его (часть 5 статьи 72 УК РФ). В случае смягчения наказания размер штрафа может быть ниже минимального предела, установленного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, но не ниже минимального предела, установленного частью 2 статьи 46 УК РФ для конкретного способа исчисления штрафа.

На основании изложенного,

Видео (кликните для воспроизведения).

1. Приговор Преображенского районного суда от 10.07.2017 года изменить;
2. Назначить Петрову П.П. наказание, не связанное с лишением его свободы, не связанное с отбытием наказания в колонии строгого режима, поскольку необходимости изоляции осужденного от Общества не имеется, а назначенное ему наказание не будет способствовать исправлению осужденного лица или смягчить срок наказания;
3. Рассмотрение дела в суде апелляционном инстанции провести с участием осужденного;

Приложение:
Копия апелляционной жалобы.

Источник: http://advokat-chernov.ru/article/57/

Апелляционная жалоба

Апелляционная жалоба адвоката потерпевшего по уголовному делу.

В Судебную коллегию по уголовным делам

Московского городского суда

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Приговором Тушинского районного суда Москвы от 17 августа 2016 года А.М.А. оглы признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.111 ч.2 п. «з» УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года, условно, с испытательным сроком в течение 4 лет.

Приговор суда считаю несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости, т.к. наказание, назначенное А.М.А.оглы, не соответствует тяжести совершенного им преступления и личности осужденного.

Приговором суда А.М.А. оглы признан виновным в умышленном причинении О.В.М. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенного с применением предмета, используемого в качестве оружия.

При назначении А.М.А. оглы наказания в виде лишения свободы с применением ст.73 УК РФ, суд первой инстанции отягчающих его вину обстоятельств не усмотрел, принял во внимание данные о личности А.М.А. оглы, который ранее не судим, на учетах НД и ПНД не состоит, по месту жительства характеризуется формально, по месту работы характеризуется положительно, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка 1998 года рождения, страдает рядом заболеваний. Обстоятельствами, смягчающим наказание А.М.А. оглы, судом признано наличие у него на иждивении несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья и частичное признание вины А.М.А. оглы. Кроме того, как следует из приговора, при назначении А.М.А. наказания с применением ст.73 УК РФ, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного А.М.А. оглы преступления, обстоятельства совершения преступления, мнение потерпевшего О.В.М., настаивавшего на самом строгом наказании для А.М.А. оглы, конфликтное поведение потерпевшего и конкретные обстоятельства дела.

Читайте так же:  Мировое соглашение сервитут

Как установлено приговором суда подсудимый А.М.А. оглы нанес потерпевшему О.В.М. не менее одного удара по голове неустановленным следствием предметом, причинив О.В.М. своими действиями открытую черепно-мозговую травму, которая причинила тяжкий вред здоровью потерпевшего О.В.М. Полагаю, что судом в полной мере не учтены последствия полученной травмы для здоровья О.В.М., а именно – травма, причиненная А.М.А. оглы, создавала непосредственную угрозу для жизни О.В.М., потерпевший О.В.М. длительное время находился на лечении, испытывал физическую боль, а, кроме того, вследствие полученной травмы у потерпевшего О.В.М. развилась глухота, другие заболевания. После полученной травмы, ввиду состояния здоровья потерпевший О.В.М. был лишен возможности продолжить образование.

Суд первой инстанции учитывает в качестве смягчающего наказание обстоятельства состояние здоровья подсудимого А.М.А. оглы, не учитывая при этом тяжкие последствия для здоровья потерпевшего О. В.М., наступившие после удара, что считаю несправедливым.

Судом не учтено мнение потерпевшего, который просил назначить А.М.А. оглы наказание, связанное с реальным лишением свободы. Формально указав в приговоре, что учитывается мнение потерпевшего о строгом наказании, суд, тем не менее, проигнорировал это мнение. Полагаю, что мнение потерпевшего о наказании для подсудимого является основополагающим для суда, поскольку именно потерпевшему О.В.М. причинен вред здоровью действиями А. М.А. оглы.

Как видно из приговора, при назначении А.М.А. оглы наказания суд не в полной мере выполнил требования ст.ст.6 и 60 УК РФ, в соответствии с которой при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного; суд первой инстанции не оценил повышенную степень общественной опасности содеянного – А.М.А. оглы совершено умышленное тяжкое преступление против жизни и здоровья. А.М.А. оглы вину в совершении преступления фактически не признал, в содеянном не раскаялся, извинений потерпевшему не принес, мер к заглаживанию вины и к возмещению причиненного вреда потерпевшему не принял. Напротив, подсудимый пытается уклониться от ответственности за содеянное и возложить вину за произошедший конфликт на потерпевшего.

Суд первой инстанции фактически не учел характер и степень общественной опасности содеянного А.М.А. оглы, обстоятельства дела, лишь формально сославшись на эти обстоятельства в приговоре.

Суд в должной мере не учел обстоятельства совершенного преступления и то, что А.М.А. оглы после причинения телесного повреждения О. В.М. не оказал тому медицинской помощи.

Судом первой инстанции в качестве смягчающего наказание обстоятельства учтено частичное признание вины подсудимым в совершении преступления, с чем защита потерпевшего не может согласиться, поскольку А. М.А. оглы вину в совершении преступления, предусмотренного ст.111 ч.2 п. «з» УК РФ, и в нанесении удара по голове О.В.М. фактически не признал, а признал только лишь наличие потасовки и конфликтной ситуации с О.В.М.

Приговором суда первой инстанции при назначении А.М.А. оглы наказания также учтено конфликтное поведение потерпевшего О.В.М. Вместе с тем, полагаю указание суда на конфликтное поведение потерпевшего не соответствующим требованиям закона, поскольку данный вывод является домыслом суда первой инстанции и не подтверждается материалами уголовного дела. Из показаний подсудимого следует, что именно он первым толкнул потерпевшего О. В.М., т.е. именно подсудимый, а не потерпевший являлся инициатором и зачинщиком конфликта. Кроме того, из показаний свидетелей обвинения фИО1., ФИО2 и ФИО3 следует, что характеризуют они потерпевшего О. В.М. исключительно положительно.

При указанных обстоятельствах приговор Тушинского районного суда г. Москвы в отношении А.М.А. оглы не может быть признан законным, обоснованным и справедливым, поскольку наказание, назначенное А.М.А.оглы, является чрезмерно мягким, не соответствующим тяжести совершенного им преступления и личности осужденного.

Полагаю, что назначением А. М.А. оглы наказания в виде лишения свободы условно, суд первой инстанции нарушил требования закона о справедливости назначенного наказания; условное наказание для А.М.А. оглы не отвечает требованиям ст.43 УК РФ и является несправедливым. Оснований для назначения А.М.А. оглы наказания с применением ст.73 УК РФ у суда не имелось.

Наказание, назначенное А.М.А. оглы, считаю не соразмерным общественной опасности содеянного, не соответствующим личности виновного, не соответствующим закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости, не отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389.1, 389.6, 389.15, 389.18, 389.20 УПК РФ,

приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 17 августа 2016 года в отношении А.М.А. оглы изменить:

— исключить из мотивировочной части приговора укзание на частичное признание вины подсудимым А. М.А. оглы, как на смягчающее наказание обстоятельство;

— исключить из мотивировочной части приговора указание на конфликтное поведение потерпевшего О.В.М.;

— исключить указание на применение ст.73 УК РФ, определить А.М.А.оглы для отбывания наказания исправительную колонию общего режима, изменить меру пресечения А.М.А.оглы с подписки о невыезде на заключение под стражу, взять А.М.А. оглы под стражу в зале суда.

Апелляционная жалоба адвоката потерпевшего по уголовному делу.

Источник: http://advokat15ak.ru/%D0%B0%D0%BF%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D1%8F%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0/

Отмена приговора из суровости и освобождение из-под стражи в Мосгорсуде

Московский городской суд отменил приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы из-за строгого наказания. Осужденный был освобожден из-под стражи.

Бабушкинский районный суд г. Москвы приговорил Г.Д. к реальному лишению свободы за совершение грабежа и обвиняемого взяли под стражу в зале суда.

По апелляционной жалобе адвоката по уголовным делам на несправедливость приговора, в связи с чрезмерной суровостью, Московский городской суд отменил приговор, вернул дело на новое рассмотрение, а Г.Д. был освобожден из-под стражи.

г. Москва 12 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи С.Г.А.,

судей Т.А.А. и Н.Е.Ю.,

при секретаре Ф.А.А.,

Читайте так же:  Защита персональных данных гражданина

с участием прокурора Я.Д.П.,

осужденного Г.Д. в режиме видеоконференцсвязи,

защитника – адвоката по уголовным делам,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Г.Д. и его защитника – адвоката по уголовным делам,

на приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 31 июля 2017 г., которым

Г.Д., «данные изъяты», ранее не судимый, —

— осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок «данные изъяты» с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен с «данные изъяты» г.

Мера пресечения Г.Д. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу; он взят под стражу в зале суда.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Т.А.А., объяснения осужденного Г.Д. и его защитника – уголовного адвоката, поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Я.Д.П., полагавшего приговор подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

Г.Д. признан виновным в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества с применением насилия, не опасного для здоровья.

Преступление совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, имевших место «данные изъяты».

В судебном заседании Г.Д. виновным себя признал полностью и согласился с предъявленным обвинением. По ходатайству подсудимого уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В апелляционной жалобе защитник осужденного адвокат по уголовным делам указывает на несправедливость приговора, в связи с чрезмерной суровостью. Обращает внимание на то, что Г.Д. ранее не судим, постоянно проживает на территории Российской Федерации в г. Москве, имеет семью, стабильный доход, положительно характеризуется, вину признал и раскаялся, на его иждивении находятся супруга в состоянии беременности и ее мать, а также родители, страдающие хроническими заболеваниями, в связи с чем просит об изменении приговора и с учетом личности осужденного назначения наказания, не связанного с лишением свободы.

Сам осужденный в своей апелляционной жалобе также ставит вопрос о смягчении ему назначенного наказания, указывая, что согласно действующего законодательства предусмотрена возможность назначения более мягкого наказания за совершение иностранными гражданами преступлений по статьям Уголовного Кодекса РФ, санкцией которых предусмотрено только лишение свободы, о чем просит суд апелляционной инстанции, ссылаясь на первое привлечение к уголовной ответственности.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ судья выносит обвинительный приговор, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Данное положение закона в его взаимосвязи с ч. 3 ст. 7, ст. 11 УПК РФ предопределяет не только право, но и обязанность суда в рамках производства согласно гл. 40 УПК РФ убедиться в обоснованности предъявленного лицу обвинения, проверить его подтверждение представленными в деле доказательствами, отвечающими требованиям ст. 74 УПК РФ и одновременно не содержащими процессуальных изъянов, перечисленных в ст. 75 УПК РФ.

Только в случае, если у суда не возникает вопросов по существу дела к подсудимому, потерпевшим, свидетелям, а также необходимости в истребовании дополнительных документов, проведении экспертиз и так далее, он может перейти к оценке личности виновного, рассмотрению гражданских исков, квалификации и мере наказания.

При выявлении обстоятельств, вызывающих сомнения в обоснованности обвинения как полностью, так и в его какой-либо части, суд обязан решить вопрос о рассмотрении дела в общем порядке для их устранения независимо от того, что подсудимый с этим обвинением согласился.

Вышеуказанные требования УПК РФ по настоящему делу судом не соблюдены.

Так, уголовное дело в отношении Г.Д. рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Органом расследования данное деяние квалифицировано по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ по признакам открытого хищения чужого имущества с применением насилия, не опасного для здоровья, совершенного в отношении «данные изъяты».

Вместе с тем, из полученных на стадии досудебного производства показаний Г.Д. следует, что, «данные изъяты».

В своих показаниях потерпевшая «данные изъяты».

В ходе производства обыска в жилище Г.Д. «данные изъяты».

Приведенное выше свидетельствует о том, что согласия Г.Д. с предъявленным обвинением было явно недостаточно для вынесения итогового судебного решения без непосредственного исследования фактических обстоятельств дела и их оценки.

В связи с тем, что процедура рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства этому препятствовала, правовых оснований для ее применения в деле осужденного не имелось.

Поскольку допущенные судом нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, обоснованность юридической оценки содеянного, то есть правильность разрешения его по существу, что искажает смысл судебного решения как акта правосудия, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены состоявшегося судебного решения и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение, в ходе которого необходимо учесть вышеуказанное.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст.389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ,

Приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 31 июля 2017 г. в отношении Г.Д. отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения Г.Д. в виде заключения под стражу – отменить, освободив его из-под стражи.

Настоящее определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Президиум Московского городского суда.

Отмена приговора и освобождение из-под стражи в Мосгорсуде. Источник: https://www.mos-gorsud.ru. Вернуться назад

Статья 34 УИК РФ. Обязанности администрации организаций, в которых работают осужденные

Статья 34 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Обязанности администрации организаций, в.

Статья 97 УК РФ. Основания применения принудительных мер медицинского характера

Статья 97 Уголовного кодекса Российской Федерации (Основания применения принудительных мер медицинского.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://advokat-po-ugolovnym-delam.com/praktika-advokata/60-otmena-prigovora-iz-surovosti-i-osvobozhdenie-iz-pod-strazhi-v-mosgorsude.html

Апелляционная жалоба на суровость приговора
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here