Гражданские суды рассматривающие споры в мчп

Полезная информация в статье: "Гражданские суды рассматривающие споры в мчп" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

MCHPravo.ru : Международное Частное Право Вся актуальная информация по международному частному праву в одном месте и всегда под рукой! Предмет, субъекты, правовое регулирования, трудовые семейные и наследственные отношения в МЧП

Международная подсудность гражданско-правовых споров, осложненных иностранным элементом

Международная подсудность означает компетенцию судов определенного государства рассматривать гражданско-правовые споры, имеющие международный характер.

Надлежащей формулой в понимании международной подсудности является ответ на вопрос:

— «какой суд данного государства правомочен рассматривать гражданско-правовой спор, осложненный иностранным элементом?»

Ошибочной формулой следует считать:

— «суд какого государства компетентен рассматривать гражданско-правовой спор, осложненный иностранным элементом?»

Международная подсудность является прерогативой самого государства устанавливать, какие суды на его территории будут рассматривать гражданские дела, имеющие международный характер. В России все суды общей юрисдикции (начиная муниципальным и заканчивая Верховным Судом РФ), а также все государственные арбитражные суды наделены полномочиями рассматривать споры, осложненные иностранным элементом.

В правовых системах предусматриваются три основных способа определения международной подсудности:

• по признаку гражданства сторон: компетентен рассматривать спор суд того государства, гражданином которого является одна из сторон (применяется во Франции, Италии);

• по закону места нахождения или места жительства ответчика (применяется в Германии, Швейцарии);

• по признаку «фактического присутствия» ответчика (применяется в Англии, США).

Помимо перечисленных способов, в законодательстве многих государств закрепляется возможность установления договорной подсудности.

Договорная подсудность представляет собой изменение компетенции государственных судов, рассматривающих гражданско-правовые споры, осложненные иностранным элементом. Соглашение, в котором стороны определяют компетенцию суда определенного государства, рассматривающего уже возникший между ними или могущий возникнуть в будущем спор, именуется пророгационным соглашением.

Одним из первых документов, где понятие «пророгационное соглашение» было использовано, стало постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса». В соответствии с пунктом 7 постановления арбитражным судам Российской Федерации было предоставлено право рассматривать дела при наличии пророгационного соглашения, составленного в письменной форме.

В действующем гражданско-процессуальном законодательстве понятие «пророгационное соглашение» получило закрепление в пункте 1 ст. 404 ГПК РФ. Согласно пункту 1 пророгационное соглашение (которое законодатель определил как соглашение сторон об изменении подсудности дела) может быть заключено до принятия судом дела к своему производству. Следует обратить внимание, что пророгационные соглашения заключаются только по делам с участием иностранных лиц.

В Арбитражном процессуальном кодексе термин «пророгационное соглашение» не используется, но в статье 249 закреплена норма о возможности заключения соглашения, определяющего компетенцию государственного арбитражного суда в Российской Федерации. При этом данный Кодекс в отличие от Гражданского процессуального формулирует условие о заключении соглашения в письменной форме (п. 2 ст. 249).

Исключительная компетенция российских арбитражных судов, установленная как законодательством России, так и ее международными договорами, не может быть изменена пророгационным соглашением.

При наличии пророгационного соглашения о передаче спора в суд иностранного государства арбитражный суд Российской Федерации обязан прекратить производство по делу, если об этом ходатайствует ответчик. В случае возбуждения производства в судах нескольких государств арбитражный суд, в котором производство возбуждено позднее, также обязан прекратить производство по делу.

Вопросы, связанные с разграничением компетенции судов рассматривать споры международного характера, чаще всего определяются в международных договорах, причем преимущественно—в договорах о правовой помощи.

Не является исключением и Конвенция о правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция).

Вопросам, связанным с международной подсудностью, в Минской конвенции посвящено несколько специальных статей. Подсудность определяется в зависимости от категорий дел:

• по искам о праве собственности и других вещных правах на недвижимое имущество компетентен суд государства, на территории которого находится имущество;

• по делам о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным компетентным является суд государства, гражданином которого является это лицо;

• по делам о признании лица безвестно отсутствующим или объявлении лица умершим, а также по делам об установлении факта смерти компетентен суд государства, гражданином которого было лицо в то время, когда оно по последним данным было в живых.

Помимо перечисленных категорий, подсудность определяется также по делам в области брачно-семейных отношений: о заключении и расторжении брака, признании брака недействительным, о спорах между супругами, о правоотношениях между родителями и детьми, об установлении или отмене опеки и попечительства, об усыновлении и другим делам.

Согласно Минской конвенции возможно применение договорной подсудности, которая определяется соглашением сторон. При этом подчеркивается, что исключительная компетенция, установленная как в нормах самой Конвенции, так и в национальном законодательстве государств, не может быть изменена соглашением сторон. При наличии соглашения о передаче спора суд по заявлению ответчика обязан прекратить производство по делу.

Предусмотрен случай рассмотрения одного и того же дела в судах двух государств. В этой ситуации приоритет отдается суду, начавшему первым производство по делу. Суд, принявший дело к своему производству позднее, обязан прекратить производство. Что касается встречного иска, то он подлежит рассмотрению в суде, рассматривающем основной иск.

По некоторым категориям дел устанавливается альтернативная подсудность: например, по делам о расторжении брака компетентным считается или суд государства, гражданами которого являлись супруги в момент подачи заявления, или суд государства, на территории которого проживали супруги в момент подачи заявления.

В правовой системе Российской Федерации при определении подсудности сложность иногда возникает в том, что в гражданско-процессуальном законодательстве РФ основным принципом при определении подсудности является место жительства ответчика, а в международных договорах — признак гражданства сторон независимо от их места жительства. Учитывая, что международные нормы обладают приоритетом в применении перед нормами национального права, судью, принимающего решение о принятии дела к своему производству, такое несовпадение не должно смущать. Однако на практике судьи, знающие национальное законодательство и не располагающие информацией о наличии международных договоров, часто необоснованно отказывают в принятии иска к своему производству. Это обстоятельство не должно останавливать заинтересованных лиц, поскольку механизм обжалования определения об отказе в принятии искового заявления юридически предусмотрен, и справедливость в данном случае может быть восстановлена.

Читайте так же:  Право собственности на квартиру возникает с момента

Источник: http://www.mchpravo.ru/mezhdunarodnaya-podsudnostj-grazhdanskopravovyh-sporov-oslozhnennyh-inostrannym-yelementom.html

Юридическая консультация.

Телефон: +7 920-985-9888.

14.4. Международная подсудность.

Понятие «юрисдикция» в аспекте МПП означает сферу суверенной власти государства в области законодательства, суда и управления. В данном случае термин юрисдикция равнозначен термину государственная власть. В аспекте МЧП и МГП понятие «юрисдикция» имеет другое содержание. Это понятие употребляется как тождественное понятию «международная подсудность», т. е. компетентности судебного аппарата и административных органов данного государства по разрешению гражданских дел с иностранным элементом. От понятия международной подсудности необходимо отличать понятие международной подведомственности – компетенции определенных звеньев судебной системы данного государства рассматривать конкретные категории гражданских дел с иностранным элементом.

В национальном праве для определения компетенции судов и международной подсудности употребляются различные коллизионные критерии: закон гражданства сторон; закон места жительства ответчика; закон места нахождения спорной вещи; принцип наиболее тесной связи; личное присутствие ответчика на территории данного государства (закон суда). Пределы компетенции национальных судебных органов определяются национальным гражданско-процессуальным законодательством.

Одной из самых сложных проблем МГП является конфликт юрис-дикций. Он может проявляться в двух вариантах: отрицательный конфликт – два и более государства отвергают подсудность данного дела своим органам юстиции; положительный – два и более государства претендуют на подсудность данного дела своим национальным судам. Правила о международной подсудности представляют собой наилучший способ разрешения конфликта юрисдикций. Конфликт юрисдикций необходимо отличать от конфликта квалификаций правовых понятий. В первом случае речь идет о решении вопроса, суд какого государства компетентен рассматривать данное дело, а во втором – по праву какого государства следует толковать правовые понятия, содержащиеся в коллизионных нормах.

Укажем виды международной подсудности:

1) исключительная – спор подсуден только судам определенного государства с исключением его из подсудности судам любого другого государства;

2) альтернативная – стороны имеют право выбора между судами своих государств, если эти суды в равной степени компетентны рассматривать данный спор;

3) договорная – определение подсудности на основе соглашения сторон в пользу суда любого государства.

Договорная подсудность представляет собой один из наиболее сложных институтов МГП, так как в ее основе заложена возможность изменить правила международной подсудности по соглашению сторон. Договорная подсудность оформляется в пророгационных и дерогационных соглашениях. Дерогационное соглашение – это исключение дела из компетенции суда данного государства (хотя оно подсудно именно ему по местным законам) и передача его на рассмотрение суду иностранного государства. Про ро га ци он ное соглашение – дело, неподсудное местному суду по законам данного государства (подсудное судам другого государства), в соответствии с соглашением сторон передается на рассмотрение именно данному суду. Любое пророгационное соглашение одновременно является де-рогационным. По общему правилу пророгационное соглашение не может изменить родовую (предметную) подсудность.

Международная подсудность по законодательству РФ установлена в гл. 44 ГПК и гл. 32 АПК. Толкование основных принципов ГПК позволяет сделать вывод о том, что компетенция российских судов общей юрисдикции включает в себя и рассмотрение гражданских дел с иностранным элементом. Основное правило для установления подсудности – это территориальная подсудность по месту жительства ответчика (п. 2 ст. 402 ГПК). В законодательстве закреплен перечень случаев возникновения специальной подсудности дел с иностранным участием российским судам (п. 3 ст. 403 ГПК). Возможен и выбор подсудности по желанию истца. Российский законодатель определил также перечень дел с участием иностранных лиц, подсудных исключительно российским судам (ст. 403 ГПК). В российском МГП признается договорная подсудность (ст. 404 ГПК). Однако из общего принципа признания права сторон на выбор подсудности есть исключения (п. 2 ст. 404 ГПК). Специальные правила о подсудности установлены по делам о расторжении брака (ст. 16 °СК).

Правила о международной подсудности ст. 247 АПК устанавливают общее правило – российские арбитражные суды компетентны рассматривать споры с иностранным участием, если ответчик находится или имеет место жительства на территории РФ. Дополнительные критерии подсудности дел российскому арбитражу: нахождение филиала или представительства иностранного юридического лица либо имущества ответчика на территории РФ; исполнение обязательства должно иметь место на территории РФ; деликтное обязательство связано с территорией РФ и др. Исключительная компетенция арбитражных судов РФ по делам с иностранным участием закреплена в ст. 248 АПК. Признается договорная арбитражная подсудность (в форме пророгации). Допускаются иностранные соглашения о компетенции российских арбитражных судов – соглашения о компетенции (ст. 249 АПК). Для соглашений о компетенции требуется обязательная письменная форма (п. 2 ст. 249 АПК).

Многие международные соглашения также содержат правила установления международной подсудности. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ содержит расширенный круг норм о международной подсудности (разграничении компетенции): общие положения о подсудности и специальная подсудность отдельных видов гражданских и семейных дел. Конвенция закрепляет правила об исключительной компетенции. Установлена и возможность договорной подсудности на основе письменного соглашения сторон.

Источник: http://ur-consul.ru/Bibli/Myezhdunarodnoye-chastnoye-pravo-konspyekt-lyektsiyi.90.html

Международное частное право. Ответы на экзаменационные вопросы (35 стр.)

Развитие и повсеместное признание правовыми системами мира в тех или иных пределах института автономии воли сторон привело к тому, что подчинение сторон рассмотрения спора конкретному учреждению и выбор ими применимого к сделке правопорядка в огромном количестве случаев заставляет суды в процессе разбирательства дела обращаться к иностранным правовым нормам.

92. Международная подсудность гражданских дел: понятие, виды

В международном частном праве под понятием «международная подсудность» подразумевается разграничение компетенции национальных судов различных государств по разрешению гражданских дел с иностранным элементом. Определение подсудности следует отличать от определения права, подлежащего применению к отношениям, регулируемым международным частным правом.

Читайте так же:  Как выглядит генеральная доверенность на автомобиль

Вопрос определения сферы и пределов компетенции судов и иных национальных органов юстиции и правоприменительных учреждений каждого отдельного государства решается им суверенно, т. е. независимо от других государств, в соответствии с теми предписаниями внутригосударственного права, которые оно разрабатывает и вводит самостоятельно. В мировой практике сложился ряд критериев, воспринятых различными государствами и их правовыми системами, основываясь на которых их национальное право определяет пределы и сферу компетенции собственных судебных и иных учреждений. В этой связи сформировались три известные системы определения подсудности: романская (латинская), германская и система общего права.

В соответствии с указанной последовательностью систем разграничения компетенции национальных судов в международной теории и практике существуют в качестве закрепленных в законодательстве или иных источниках права следующие критерии разграничения:

1) признак гражданства сторон спора, в соответствии с которым национальный суд определенного государства вправе объявить себя компетентным рассматривать любой спор, вытекающий из отношений по сделке, заключенной гражданином этого государства. Кроме того, национальный суд вправе привлечь иностранного гражданина для выполнения им обязательств, заключенных в соответствующем государстве либо с гражданином этого государства;

2) признак местонахождения ответчика – подсудность определяется местожительством ответчика, при этом имеется распространение правил внутренней территориальной подсудности. Традиционно рассматриваемый критерий характеризует т. н. германскую систему распределения международной подсудности, хотя он используется не только в странах этой группы;

3) признак «фактического присутствия» ответчика, который имеет преимущественное значение в странах общего права. Квалифицирующим критерием в данном случае становятся фактор физического нахождения лица в определенном месте и возможность вручить судебную повестку.

Выделяются следующие виды международной подсудности:

1) исключительная подсудность – означает установление подсудности спора суду определенного государства с исключением подсудности судам иных государств (ст. 30 ГПК РФ, ст. 38 АПК РФ);

2) альтернативная подсудность – предоставляет право выбора между судами своего и иностранных государств (ст. 29 ГПК РФ, ст. 36 АПК РФ);

Согласно ст. 402 ГПК РФ подсудность российским судам гражданских дел по спорам, в которых участвуют иностранные лица, определяется российском законодательством. Суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории Российской Федерации или гражданин-ответчик имеет местожительство в Российской Федерации. В соответствии с ч. 2 ст. 16 °Cемейного кодекса РФ гражданин Российской Федерации, проживающий за пределами территории Российской Федерации, вправе расторгнуть брак с проживающим за пределами территории Российской Федерации супругом независимо от его гражданства в суде Российской Федерации.

Статья 28 ГПК РФ устанавливает общее правило международной подсудности – российские суды рассматривают дела по искам, предъявляемым к лицам (независимо от их гражданства), которые имеют местожительство на территории Российской Федерации. Российским судам подсудны также дела по искам к юридическим лицам, имеющим в Российской Федерации местонахождение или имущество, а также иск к ответчику, местожительство которого неизвестно или который не имеет местожительства в Российской Федерации, если он имеет на территории Российской Федерации имущество или ранее проживал в Российской Федерации.

93. Конфликт юрисдикций

В практике международно-частных отношений нередко встречаются случаи, когда применительно к одному и тому же спору объявляются компетентными два или несколько судебных учреждений различных стран. В подобных ситуациях принято говорить о конфликтах юрисдикций. Конфликт юрисдикций не следует отождествлять с конфликтом законов. Различия состоят в следующем. Во-первых, после того как на основании критериев альтернативной подсудности, сформулированных в праве соответствующего государства, произведен выбор компетентного учреждения для рассмотрения спора, процессуальные отношения подчиняются правопорядку той страны, суд которой разрешает дело. Во-вторых, упомянутые признаки не являются коллизионными формулами прикрепления – коллизионными принципами. В силу отсутствия в их структуре необходимых элементов, свойственных коллизионным нормам (объема и привязки), а также отсутствия должной правовой природы, т. е. свойств отсылочной нормы, они не могут быть квалифицированы в качестве таковых. Вследствие этого конфликты юрисдикций по своему характеру достаточно специфичны, поскольку подразумевают иную трактовку понятия «конфликт», чем в коллизионном правовом регулировании международным частным правом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Конфликт юрисдикций – это ситуация, когда сразу две или более юрисдикции объявляют себя компетентными рассматривать спор по определенному правоотношению, однако ни одна из них не устанавливает надлежащих формул с помощью специальных правил, предоставляющих право выбора. Конфликт юрисдикций разрешается в международном сотрудничестве государств посредством договорно-правовых средств, т. е. с помощью заключения международных и региональных соглашений.

Примером первой категории международных договоров, которые заключаются в целях регулирования специальных видов правоотношений, являются Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов (1952 г.), Конвенция о компетентных органах и праве, применяемом по делам о несовершеннолетних (1961 г.), Конвенция о договоре международной перевозки грузов автомобильным транспортом (1956 г.). В числе примеров второй группы следует назвать Брюссельскую конвенцию стран – членов ЕЭС (ныне – ЕС) о подсудности, признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам (1968 г.); Конвенцию о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам (1988 г.), заключенную в Лугано и повторившую положения Брюссельской конвенции в целях регулирования соответствующих отношений стран – участниц Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ); Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (1992 г.), заключенное в рамках СНГ; Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территории государств – участников СНГ (1998 г.).

Особое значение для государств – участников СНГ имеет Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским семейным и уголовным делам (1993 г.). Общим правилом для определения учреждения, компетентного рассматривать спор, применительно к физическим лицам (независимо от их гражданства) выступают местожительство и местонахождение юридического лица, филиала или представительства, если они являются ответчиками. Конвенция предусматривает альтернативную подсудность в случаях, когда ответчиками по делу являются несколько лиц, имеющих местонахождение или местожительство на территории разных государств. В подобных ситуациях спор рассматривается по местожительству (местонахождению) любого ответчика по выбору истца. Иными критериями решения вопросов международной подсудности в силу ст. 20 Конвенции являются:

Читайте так же:  Отмена судебного приказа по задолженности жкх

1) место осуществления торговой, промышленной или иной хозяйственной деятельности предприятия или филиала ответчика;

2) место исполнения полного или частичного обязательства из договора, являющегося предметом спора;

3) постоянное местожительство или местонахождение истца по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Источник: http://dom-knig.com/read_232215-35

Процессуальные и материально-процессуальные отрасли в системе международного частного права

Международный гражданский процесс

Понятие международного гражданского процесса

Международный гражданский процесс (МГП) — это совокупность процессуальных норм, регулирующих процедуру рассмотрения гражданско-правовых споров, связанных с правопорядком двух и более

государств. Термин МГП имеет условный характер — слово «международный» имеет то же значение, что и в МЧП: оно означает наличие частноправового отношения, связанного с иностранным правопорядком. «Международным» в международном процессуальном праве является не его межгосударственный характер, а поставленные перед этим правом задачи. МГП присущи те же черты, что и национальному гражданскому процессу: процесс нацелен на защиту или оспаривание гражданских прав; процесс имеет публичный характер, связан с реализацией властных полномочий государственных органов. МГП — это форма реализации гражданских прав, которая осуществляется как публичное правоотношение.

В доктрине господствует точка зрения, согласно которой международное гражданское процессуальное право, как и процессуальное право вообще, является частью публичного права. Однако гражданский процесс далеко не всегда характеризуется отношениями власти и подчинения между судом и участниками процесса. Общий метод регулирования, свойственный частному праву, играет большую роль в гражданском процессе: право выступать в процессе от своего имени, но в защиту чужих интересов; многочисленные аспекты доказательственного права; распределение бремени доказывания.

Как и частное право, гражданский процесс защищает права и интересы участников гражданского оборота. Гражданский процесс преследует частноправовые цели, пользуясь публично-правовыми средствами. С этих позиций гражданский процесс трудно отнести к публичному или частному праву; его следует считать самостоятельной правовой категорией. Все сказанное относится и к МГП.

По мнению многих авторов, вопросы МГП относятся к национальному гражданскому процессу как отрасли права: «Тесная связь с частным правом и трудность отделения гражданских отношений, юридически связанных с различными правопорядками, от средств защиты соответствующих прав и обязанностей, не изменяет природу норм международного гражданского процесса как особой части процессуального права»1. В доктрине отмечается, что нормы международного гражданского процессуального права «не входят в нормативный состав международного частного права, так как это не отвечает характеризующим это право объективным критериям». В других работах высказывается мнение, что международное гражданское процессуальное право является самостоятельной отраслью международного права.

Некоторые авторы говорят о МГП как о самостоятельной отрасли права: «Вряд ли следует причислять МГП к той или другой отрасли; он должен акцептироваться как самостоятельная правовая материя, отличная от международного права, международного частного права, сравнительного правоведения в области процессуального права, а также межрегионального гражданского процессуального права».

В современной доктрине все чаще высказывается мнение, что МГП является комплексным институтом МЧП2. В состав МЧП как отрасли права необходимо включить МГП: специфические аспекты процессуального положения иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных государств получают соответствующее опосредование в решении проблем их правового положения как в гражданском, так и гражданско-процессуальном ракурсах в целом — в рамках МЧП3. Эта точка зрения находит подтверждение в национальном законодательстве — например, ГПК Монголии (2002) содержит гл. 18 «Международное частное право», нормы которой предусматривают регулирование вопросов МГП.

В современных национальных кодификациях закрепляется включение норм МГП в структуру МЧП: «Настоящий Закон охватывает. процессуальные нормы для споров, касающихся отношений международного частного права. По смыслу настоящего Закона отношениями международного частного права являются гражданские, торговые, трудовые, гражданско-процессуальные и другие частноправовые отношения с иностранным элементом» (ст. 1 Закона о МЧП Румынии).

Закон о МЧП Италии определяет сферу итальянской юрисдикции, устанавливает критерии для определения применимого права и регулирует действие иностранных судебных решений и правовых актов (ст. 1). Кодекс МЧП Турции регулирует право, применяемое к сделкам и отношениям в сфере частного права, которые осложнены иностранным элементом, международную юрисдикцию турецких судов, признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений (ст. 1).

Нормы МГП направлены на регулирование частноправовых отношений, связанных с иностранным правопорядком. Сфера действия МГП:

  • 1) международная подсудность гражданских дел;
  • 2) гражданско-процессуальный статус иностранных лиц (физических и юридических), иностранного государства, международных организаций;
  • 3) судебные доказательства в делах, связанных с иностранным правопорядком;
  • 4) решение вопроса о применимом праве;
  • 5) установление содержания, толкование и применение иностранного права;
  • 6) исполнение иностранных судебных поручений;
  • 7) признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений;
  • 8) принудительное исполнение иностранных арбитражных решений.

Международный гражданский процесс — самостоятельная часть системы МЧП и включается в его структуру. Процессуальные проблемы самым тесным образом связаны с вопросами подлежащего применению права и гражданской правоспособности. МЧП и МГП имеют общее происхождение, тесное взаимодействие и взаимозависимость. В обоих случаях преследуется цель сделать иностранное право приемлемым для местного правопорядка. Как и МЧП, МГП имеет двойственный характер: связь с иностранным правопорядком требует участия в процессе органов иностранного государства, предполагает особую роль международно-правовых норм.

И МГП, и МЧП преследуют специфические правовые цели; их структура позволяет провести параллель между ними, например действие коллизионных, процессуальных и материальных норм, регулирующих отношения, связанные с иностранным правопорядком. В МЧП и МГП действуют общие материально-правовые, коллизионные и процессуальные институты:

МГП нельзя считать придатком МЧП. МГП обладает преимуществом в том смысле, что применению подлежат коллизионные нормы того государства, чей суд компетентен рассматривать дело. В определенной степени МЧП зависит от МГП, и стороны могут использовать эту зависимость для применения определенного материального права. В доктрине подобное явление называют forum shopping («покупка суда»). В русской литературе XIX в. господствовало представление о МЧП именно как о совокупности процессуальных правовых норм.

Читайте так же:  Учет переуступка права требования долга

Подобная точка зрения до сих пор свойственна англо-американской доктрине права, которая при решении вопросов МЧП исходит из процессуальных позиций: если имеется спор, связанный с иностранным правопорядком, прежде всего необходимо установить, компетентен ли местный суд рассматривать данный спор. Для стран общего права характерно объединение вопросов МГП и МЧП в едином законодательном акте, при этом приоритет имеют процессуальные положения (Великобритания, ЮАР, США, Австралия, Индия, Канада).

Признание и исполнение иностранных судебных решений обладают преимуществом по отношению к МЧП. Вопросы законной силы и конститутивности решения иностранного суда регулируются нормами МГП, а национальное коллизионное право и примененное на его основе материальное право в данной ситуации не имеют значения. Решение суда — это применение закона к конкретному правовому спору; только процессуальное признание позволяет достичь желаемого результата.

Взаимосвязь и взаимозависимость МГП и МЧП очевидны, но они являются не приложением, а дополнением друг к другу. МЧП — самостоятельная подсистема национального права. МГП входит в систему МЧП как его самостоятельная отрасль (de lege ferendae — как подсистема).

Доказательство этой точки зрения можно найти в современном праве. Во многих государствах вопросы МГП и МЧП регулируются единым законодательным актом: Кодекс Буркина-Фасо, Закон о МЧП Великобритании, Второй свод законов о конфликте законов США, Закон о МЧП Италии, Закон о МЧП Венесуэлы, Кодекс МЧП Болгарии. Необходимо подчеркнуть, что тенденция к объединению МЧП и МГП в единой кодификации наблюдается довольно давно — Кодекс Бустаманте (1928), Вводный закон к Гражданскому кодексу Бразилии (1942), Закон о МЧП Чехии (1963), Указ о МЧП Венгрии (1979), Закон о МЧП Швейцарии (1987). Автономные кодификации МЧП, произведенные в 1990-2012 гг., в большинстве своем объединяют вопросы МЧП и МГП.

Разумеется, регулирование проблем МЧП и МГП единым законодательным актом осуществляется не ради объединения их в одну отрасль права или включения МГП в МЧП. Такое объединение производится в первую очередь в практических целях: регламентация частноправовых отношений, связанных с иностранным правопорядком, имеет место в форме МГП. Единая комплексная кодификация норм, относящихся ко всем аспектам международных частноправовых отношений, представляет собой большое удобство для судей и участников процесса.

Источник: http://studme.org/189910097743/pravo/protsessualnye_materialno-protsessualnye_otrasli_sisteme_mezhdunarodnogo_chastnogo_prava

Международное частное право

Международная подсудность

Понятие «юрисдикция» в аспекте международного публичного права означает сферу суверенной власти государства в области законодательства, суда и управления. В данном случае термин «юрисдикция» равнозначен термину «государственная власть». В аспекте международного частного права и международного гражданского процесса понятие «юрисдикция» имеет другое содержание. Это понятие употребляется как тождественное термину «международная подсудность», т.е. компетентность судебного аппарата данного государства по разрешению гражданских дел с иностранным элементом.

Понятие «юрисдикция» в аспекте международного частного права шире понятия «международная подсудность», так как юрисдикция подразумевает не только компетенцию судебной власти, но и компетенцию административных, нотариальных и иных правоприменительных и правоохранительных органов государства.

Международное публичное право содержит некоторые начала, касающиеся юрисдикции в понятии «международная подсудность»: органы государства не могут совершать процессуальные действия за пределами своей юрисдикции, нарушать иммунитет от юрисдикции дипломатических агентов иностранных государств, закрывать иностранцам доступ в свои суды для защиты их прав.

Однако международное право не содержит норм, разграничивающих компетенцию между органами разных государств по конкретным видам гражданских дел. Каждое государство, исходя из собственных правил о международной подсудности, принимает к рассмотрению такие споры, которые считает нужным.

Вопрос о международной подсудности, как и вопрос о юрисдикции административных органов по гражданским делам с иностранным элементом, сводится к тому, как государство само определяет такую компетенцию. В случае, когда в одном государстве определенные дела находятся в компетенции административных органов, а в другом — подсудны судебным органам, более уместно говорить о юрисдикции, а не о международной подсудности. В договорах о правовой помощи вообще употребляется иной, более широкий термин — «компетенция» (а не подсудность или юрисдикция).

Законы некоторых государств предусматривают, что национальные суды могут принимать к рассмотрению дела, касающиеся гражданского состояния иностранцев, при условии, что решение суда получит признание в государстве гражданства иностранца. Однако такое условие подсудности существует только во внутреннем праве и не продиктовано требованиями международного оборота или международного права.

В данном случае можно говорить о «прямой» и «косвенной» международной подсудности. Прямая подсудность основана на предписывающих правилах и предполагает решение вопроса, подлежит ли данный спор компетенции судов данного государства. «Косвенная» подсудность основана на оценочных правилах и предполагает решение вопроса, обладал ли суд иностранного государства компетенцией для вынесения судебного решения, которое должно быть признано на территории другого государства. Правила «косвенной» подсудности касаются подсудности по признанию судебных решений.

От понятия международной подсудности необходимо отличать понятие международной подведомственности — компетенции определенных звеньев судебной системы данного государства рассматривать конкретные категории гражданских дел с иностранным элементом.

Например, в ст. 22 ГПК РФ и в ст. 27 АПК РФ предусмотрено, что суды и арбитражные суды РФ рассматривают и разрешают подведомственные им дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями и международных организаций.

С точки зрения национального процессуального права, подведомственность гражданских дел судебным органам означает пределы их компетенции по рассмотрению гражданских дел. О подведомственности дела какому-либо органу государственной власти говорится во внутригосударственном смысле, в смысле противопоставления компетенции судебных органов компетенции административных органов власти. Участники спора могут избрать подсудность, но не подведомственность.

Термин «подсудность» может иметь различный смысл: не только распределение компетенции между различными судами данного государства, но и установление признаков и свойств дел, по которым они относятся к компетенции данного суда. В этом смысле термин «международная подсудность» употребляется для установления пределов компетенции судов определенного государства при рассмотрении дел с иностранным элементом.

Таким образом, термин «подсудность» употребляется как для распределения дел между судами данного государства, так и для разрешения вопросов компетенции судебного аппарата данного государства в целом. Это вполне обоснованно, так как и признаки, посредством которых разрешаются вопросы внутренней территориальной подсудности, в принципе совпадают с признаками международной подсудности — в законодательстве большинства государств критерий места жительства ответчика имеет именно такое двоякое значение.

Читайте так же:  Куда платить госпошлину по решению суда

О международной подсудности можно говорить только при возникновении вопроса о компетенции судов какого-либо государства. Однако аналогичный вопрос может возникнуть относительно компетенции административных органов определенного государства. В данном случае уместно говорить не о подсудности, а о юрисдикции.

Например, по некоторым видам гражданских дел (усыновление, опека) в разных государствах установлена различная подведомственность — или судам, или административным органам. В ситуации, когда одно и то же дело в одном государстве входит в компетенцию административных органов, а в другом — в компетенцию судебных, имеет место конфликт юрисдикции (а не подсудности).

В национальном праве для определения компетенции судов и международной подсудности употребляются различные коллизионные критерии: закон гражданства сторон; закон места жительства ответчика; закон места нахождения спорной вещи; принцип наиболее тесной связи; личное присутствие ответчика на территории данного государства; «закон суда». Пределы компетенции национальных судебных органов определяются национальным гражданским процессуальным законодательством.

Признаки, используемые при разрешении вопросов международной подсудности, необходимо отличать от признаков, лежащих в основе разрешения коллизий законов. Здесь несомненно внешнее сходство, но это две абсолютно различные правовые категории.

При решении коллизионного вопроса суд определяет, право какого государства подлежит применению в данном конкретном случае. Это решение гражданско-правовых вопросов (вопросов о материальном праве), т.е. коллизионные нормы позволяют разрешить конфликт материально-правовых норм, преодолеть столкновение материальных законов.

При разрешении вопросов международной подсудности суд устанавливает пределы компетенции органов юстиции своей страны и не затрагивает вопроса о том, компетентен ли суд какого-либо иностранного государства рассматривать данный спор. Это проблема не гражданского права, а гражданского процесса, т.е. конфликт юрисдикции. Таким образом, между коллизионной проблемой (конфликтом законов) и конфликтом юрисдикции существует огромное противоречие, которое завуалировано внешним сходством исходных критериев (в обоих случаях применяются признаки гражданства, места жительства, места нахождения вещи и т.п.).

Конфликт юрисдикции является одной из самых сложных проблем международного гражданского процесса. Он может проявляться в двух вариантах: отрицательный конфликт — два и более государства отвергают подсудность данного дела своим органам юстиции; положительный — два и более государства претендуют на подсудность данного дела своим национальным судам. Правила о международной подсудности предназначены именно для разрешения конфликта юрисдикции.

Термин «конфликт» в данном случае имеет иное значение, чем термин «конфликт законов»: в случае конфликта законов устанавливаются критерии для решения коллизионного вопроса, а в случае конфликта юрисдикции речь идет о признаках, посредством которых устанавливаются пределы только собственной юрисдикции.

Конфликт юрисдикции необходимо также отличать от конфликта квалификаций правовых понятий. В первом случае речь идет о решении вопроса, суд какого государства компетентен рассматривать данное дело, а во втором — по праву какого государства следует толковать правовые понятия, содержащиеся в коллизионных нормах.

Коллизионный вопрос и вопросы юрисдикции тесно связаны, что зачастую приводит к совместному рассмотрению этих проблем. Установление собственной юрисдикции не исключает применения иностранного права, так же как привязка отношения к иностранному праву не исключает установления собственной юрисдикции.

Несовпадение понятий «конфликт законов» и «конфликт юрисдикций» и их различное решение обусловлены политическими устремлениями: государства ревниво оберегают сферу своей юрисдикции как публично-правового отношения, но достаточно легко идут на применение иностранного права в отношениях с иностранным элементом, связанных с международным гражданским оборотом и имеющих частноправовой, а не публичный характер.

Именно с этой политикой связано повсеместное распространение принципа национального режима относительно доступа иностранцев к правосудию: принцип национального режима расширяет юрисдикцию местных судов и одновременно — сферу применения иностранного права.

Виды международной подсудности:

  1. Исключительная международная подсудность — спор подсуден только судам определенного государства с исключением его из подсудности судам любого другого государства.
  2. Альтернативная международная подсудность — стороны имеют право выбора между судами своих государств, если эти суды в равной степени компетентны рассматривать данный спор.
  3. Договорная международная подсудность — определение подсудности на основе соглашения сторон в пользу суда любого государства. По соглашению сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции иностранного государства, хотя по законам данной страны оно подсудно местному суду, или наоборот — дело, по местным законам подсудное иностранному суду, по соглашению сторон может быть отнесено к юрисдикции местного суда.

Договорная подсудность устанавливается в первую очередь по внешнеторговым сделкам. Стороны международных коммерческих контрактов путем соглашения могут установить любую подсудность, точно так же, как на основе принципа автономии воли по соглашению сторон к сделке может применяться материальное право любого государства. Международные договоры о торговле и мореплавании устанавливают возможность договорной подсудности по всем имущественным спорам с участием иностранных лиц.

Договорная подсудность представляет собой один из наиболее сложных институтов МГП, так как в ее основе заложена возможность изменить правила международной подсудности по соглашению сторон. Договорная подсудность оформляется в пророгационных и дерогационных соглашениях (обычно употребляется обобщающий термин — пророгационные соглашения).

Дерогационные соглашения — это исключение дела из компетенции суда данного государства (хотя оно подсудно именно ему по местным законам) и передача его на рассмотрение суду иностранного государства. Пророгационные соглашения — дело, неподсудное местному суду по законам данного государства (подсудное судам другого государства), в соответствии с соглашением сторон передается на рассмотрение именно данному суду. Любое пророгационное соглашение одновременно является дерогационным. По общему правилу, пророгационные соглашения не могут изменить родовую (предметную) подсудность.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://isfic.info/mshp/medyg109.htm

Гражданские суды рассматривающие споры в мчп
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here