Компенсация морального вреда изменения

Полезная информация в статье: "Компенсация морального вреда изменения" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС запретил произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда

Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

«При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

Поскольку закон хоть и предусматривает в качестве способа защиты компенсацию морального вреда, но устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, то именно суду необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон, указывает ВС.

«При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

«Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

Публикации

Пленум Верховного суда (ВС) РФ готов выработать новые разъяснения о назначаемых судами размерах компенсаций морального вреда — последний раз постановление по этому вопросу было выпущено 25 лет назад, сообщил секретарь Пленума ВС РФ, глава Совета судей РФ Виктор Момотов.

«Рассматривая требования о компенсации морального вреда, суды руководствуются в том числе правовыми позициями, изложенными в постановлении ВС, которое было принято 20 декабря 1994 года – то есть почти 25 лет назад. За это время существенно изменились и законодательство, и социально-экономическая ситуация; серьезный путь становления и развития прошло российское гражданское общество. В связи с этим в Верховном суде будет проработан вопрос о возможности подготовки новых разъяснений по вопросу о компенсации морального вреда», — сказал Момотов.

При этом он призвал с осторожностью относиться к идеям разработать формулы и арифметические алгоритмы, позволяющие в каждом случае точно рассчитать размер компенсации морального вреда, или установить нижний порог выплаты за нравственные страдания.

Судейское усмотрение

«Очевидно, что нравственные страдания не могут иметь точной денежной оценки: не существует такой денежной суммы, которая позволит полностью возместить последствия причиненной человеку душевной и физической боли. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда (в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда). При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего», — поясняет Момотов.

Таким образом, при определении размера компенсации применяется целый ряд оценочных критериев, что свидетельствует о широкой сфере судейского усмотрения, указывает он. Однако глава Совета судей не видит в этом ничего удивительного, на его взгляд, широкое судейское усмотрение является признаком развитого правового государства, в котором закон не стремится детально урегулировать каждую жизненную ситуацию, а предусматривает общие «рамочные» нормы, рассчитанные на их содержательное наполнение в судебной практике.

«Судейское усмотрение не может быть абсолютно свободным – оно имеет свои рамки, как правовые, так и нравственные. Определяя размер компенсации морального вреда, судья исходит из требований разумности, справедливости, адекватности и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов права и баланса интересов сторон.

Крайне низкие размеры

Вместе с тем нельзя не признать, что суды нередко взыскивают компенсацию морального вреда в крайне низком размере, в результате чего этот институт перестает выполнять свои функции – как правило, речь идет о суммах, исчисляемых несколькими тысячами рублей. Подобные компенсации не позволяют потерпевшему загладить последствия перенесенных страданий и не способны удержать виновника от противоправного поведения», — отмечает Момотов.

Читайте так же:  Какие работники обязаны проходить психиатрическое освидетельствование

По его словам, результатом широкого судейского усмотрения также стал значительный «диапазон» компенсаций, взыскиваемых судами в сходных ситуациях. Например, в 2018 году минимальная компенсация морального вреда потерпевшему от преступления составила около 3 тысяч рублей, а максимальная – более 8 миллионов рублей, минимальная компенсация морального вреда в связи со смертью составила 5 тысяч рублей, а максимальная – 8,5 миллионов рублей.

«Сама по себе идея повышения определенности и экономической значимости компенсации морального вреда, безусловно, заслуживает поддержки. Однако следует учитывать, что компенсация морального вреда по своей природе изначально является оценочной категорией, требующей учета не только объективных, но и субъективных факторов.

Например, в силу закона при определении адекватного размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать индивидуальные особенности потерпевшего, включая его возраст, пол, состояние физического и психического здоровья, чувствительность к боли, характер его деятельности и другие факторы, которые не вписываются в математические алгоритмы», — указывает председатель Совета судей.

Он также напомнил, что судьи учитывают ещё и фактические обстоятельства. Например, при взыскании компенсации за распространение порочащих сведений необходимо установить сферу распространения этой информации, ее содержание, свойства культуры общения в соответствующей социальной среде и иные факторы, которые не могут быть учтены в арифметических расчетах. Один и тот же словесный оборот может восприниматься по-разному в зависимости от того, в каких обстоятельствах он озвучен: на рынке или на научной конференции, на спортивных состязаниях или в парламентских стенах, поясняет Момотов.

Минимальный предел

«Определяя размер компенсации морального вреда, судья учитывает критерии справедливости и разумности, а также принимает во внимание собственную оценку потерпевшим понесенных им страданий. Именно с этих позиций, а не с позиций неких «минимальных пределов», должна оцениваться достаточность компенсации.

Следует учитывать и то, что закрепление минимального размера компенсации морального вреда может привести к обратному эффекту. Нередко установление в законе минимальной границы или размера приводит к использованию его без дальнейшего увеличения: такая граница будет восприниматься как некая «безапелляционная основа», повышение которой потребует, в том числе от суда, дополнительного обоснования», — подчеркивает он.

Глава Совета судей сослался на практику Европейского суда по правам человека, который учитывает, что задача расчета размера компенсации морального вреда является сложной, ибо личное страдание, физическое или нравственное, невозможно стандартизировать для целей такой оценки.

«Поэтому представляется, что в вопросе унификации подхода к определению размера компенсации морального вреда следует соблюдать осторожность. Думаю, что развитие этого правового института должно происходить не по пути внесения изменений в положения Гражданского кодекса о компенсации морального вреда, а по пути повышения общего уровня социальной ответственности и совершенствования правоприменительной практики», — отмечает Момотов.

При этом он констатировал, что в целом судебная практика по требованиям о компенсации морального вреда складывается в пользу граждан: в 2018 году суды рассмотрели более 21 тысячи дел о компенсации морального вреда, причиненного жизни и здоровью, при этом требования граждан удовлетворены почти по 16 тысячи дел на сумму 2,7 миллиарда рублей. Это почти втрое выше показателей 2016 года, когда были взысканы компенсации на сумму чуть выше 1 миллиарда рублей, указал глава Совета судей. По его словам, средняя сумма взысканной компенсации составляет примерно 170 тысяч рублей.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20190725/301995727.html

Кто может получить компенсацию морального вреда

Что такое моральный ущерб

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием):

  • которое посягает на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловая репутация и т. п.);
  • которое нарушает личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которое нарушает имущественные права гражданина (в том числе, вытекающих из договора).

В указанном Постановлении дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные — выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванное:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т. п.

Денежная выплата компенсации морального вреда возможна только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т. е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо вправе требовать взыскания репутационного вреда, но они должны опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Моральный вред и его компенсация

Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны в обязательном порядке учитываться судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суду необходимо учитывать имущественное положение должника. Так, истцы заявили размер компенсации, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

В нашем государстве компенсация морального вреда в гражданском праве представлена только в одной форме — денежной. Это не означает, что причинитель вреда не вправе добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации, которые представляют собой нарушение:

  • тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ );
  • неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ );
  • прав потребителя изготовителем, продавцом (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);
  • турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ);
  • прав человека в связи с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ );
  • работодателем прав работника ( ст. 237 ТК РФ ) и др.

Однако законодатель установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая проявляется в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.
Читайте так же:  К правам полиции не относится

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба.

В нашем государстве размер компенсации варьируется от одной до нескольких десятков тысяч рублей.

Как составить заявление о возмещении вреда

Иски о возмещении нематериального вреда в нашем государстве весьма редки, и часто и сковое заявление о компенсации морального вреда составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

Содержание искового заявления условно делится на следующие части:

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Источник: http://ppt.ru/art/rabota/kompensaciya-vreda

Предложения по совершенствованию действующего российского законодательства в области возмещения морального вреда

В заключении следует констатировать, что российское законодательство нуждается в устранении имеющихся в нем пробелов. В этой связи, предлагается внести в действующие нормативные акты по вопросам компенсации морального вреда следующие изменения и дополнения:

1. В связи с тем, что в действующем законодательстве отсутствует определение «вреда», однако данный термин упомянут в ст.53 Конституции РФ и широко используется как устоявшееся понятие в Гражданском кодексе, многих других законодательных актах, в которых его содержание имеет существенные отличия, затрудняющие единообразное толкование, применение и влекущие противоречивые судебные решения, автор предлагает: под вредом понимать неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе и/или неимущественном праве, вызванные противоправным действием (деятельностью) и/или бездействием. При этом неблагоприятные изменения могут быть как имущественными (материализованными), так и неимущественными (нематериальными).

Данное определение целесообразно внести в п.1 ст.15 ГК РФ, одновременно дополнив название «Возмещение убытков и вреда» [3,c.101].

На основе общего понятия вреда моральный вред, по мнению автора, представляет собой совокупность нравственных или физических страданий, переживаемых из-за противоправного нарушения нематериальных благ и/или неимущественных прав гражданина или иных обстоятельств, имеющих для него личностный характер. В целях единого понимания сущности морального вреда предлагаем изменить абзац первый ст.151 ГК РФ, внеся в него это уточненное понятие.

2. По результатам проведенного исследования нами осуществлена классификация критериев оценки состояния лица, свидетельствующих о нравственных или физических страданиях, которые могут быть установлены и применены судом:

поведенческие — замкнутость, не желание вступать в контакт, утрата интереса к событиям, которые до этого момента всегда были для данного лица актуальными и т.п.;

психические — уныние, одиночество, желание изолироваться;

физические — понижается общий тонус организма, ухудшается аппетит, человек теряет вес, появляются сопутствующие функциональные расстройства, нарушается сон.

Указанные критерии оценки состояния лица, свидетельствующих о нравственных или физических страданиях, рекомендуется внести в п.2 ст.1101 ГК РФ.

При этом психическое благополучие личности следует считать особым неимущественным благом, входящим в состав элементов морального вреда, нарушение которого осуществляется путем причинения как неимущественного, так и имущественного вреда.

3. Необходимо также ввести дополнительные формы компенсации за пережитые человеком нравственные или физические страдания. В частности, автор придерживается мнения, что денежная компенсация как единственно возможная форма (п.1 ст.1101 ГК РФ) не учитывает специфики умаляемого блага, значимости нарушаемого права и характера причиненного потерпевшему морального вреда.

В данном случае законодатель счел возможным лишить потерпевшего права на выбор формы компенсации. В итоге, как показывает практика, нередко потерпевшие (особенно известные в обществе личности), желая привлечь внимание общественности к факту причинения им морального вреда, не хотят получать деньги, и вынуждены заявлять иски на символичную сумму, скажем, 1 рубль.

Основываясь на факте, что моральный вред затрагивает социально-психологическую сферу лица и далеко не всегда может быть компенсирован денежной суммой, полагаем целесообразным отразить в законодательстве более гибкий подход к данной проблеме, т.е. предусмотреть несколько форм компенсации, предоставив тем самым гражданину иили суду право выбора из них наиболее приемлемой, либо нескольких одновременно.

С учетом вышеизложенного, целесообразно п.1 ст.1101 ГК РФ [4, c.117] дополнить иными формами компенсации и изложить его в следующей редакции: «Компенсация морального вреда осуществляется как в материальной, в том числе денежной, так и в нематериальной форме. Материальные формы компенсации могут быть осуществлены путем получения денежной суммы или, по выбору потерпевшего, определенного имущества, конкретной вещи. Компенсация в нематериальной форме осуществляется путем публичного (в присутствии третьих лиц или средствах массовой информации, в том числе Интернет) и личного (в отсутствии посторонних лиц) извинения, либо передачей определенных прав, а также предоставлением определенной потерпевшим услуги».

4. Сравнительный анализ морального вреда как института, используемого в различных отраслях законодательства показал, что в настоящее время он охватывает широкий круг правоотношений, возникающих не только в гражданско-правовой, но и других сферах деятельности человека. При этом суды исходят из критериев компенсации морального вреда, предусмотренных конкретными нормами определенной отрасли права (трудового, административного, государственного, уголовного и т.д.), которые существенно отличаются друг от друга. В целях унификации законодательных норм, регламентирующих этот институт права, полагаем целесообразным разработать и сформулировать универсальные критерии оценки размера компенсации морального вреда, отразить их в Гражданском кодексе, а в других законодательных актах сделать ссылки на ГК РФ.

Закрепление в п.2 ст.1101 ГК РФ только норм морали (разумность, справедливость) в качестве критериев оценки размера компенсации морального вреда, повлекло за собой отсутствие мотивировочной части судебных решений: в них нет указаний, чем руководствовался суд при удовлетворении иска, как правило, отсутствует обоснование разумности и справедливости. На основании изложенного, предлагается признать приоритетным направлением научный поиск критериев оценки морального вреда и разработать механизм его определения в материальном выражении.

В качестве факторов, влияющих на критерии оценки морального вреда, (в дополнение к уже отраженным ст.1101 ГК РФ) предлагаем учитывать:

документ, подтверждающий причинение потерпевшему нравственных или физических страданий (в чем выразились и какие последствия за собой повлекли);

Видео (кликните для воспроизведения).

общественную оценку обстоятельств, при которых потерпевшему был причинен моральный вред и действий или бездействия, повлекших причинение морального вреда потерпевшему;

форму компенсации, которую потерпевший желает получить;

реальные возможности причинителя предоставить потерпевшему желаемую форму компенсации морального вреда.

Источник: http://studwood.ru/928818/pravo/predlozheniya_sovershenstvovaniyu_deystvuyuschego_rossiyskogo_zakonodatelstva_oblasti_vozmescheniya_moralnogo

Эксперты поддержали введение критериев для определения компенсации морального вреда за жизнь и здоровье

23 апреля прошел круглый стол на тему «Компенсация морального ущерба за причинение вреда жизни и здоровью человека. Практические решения для совершенствования законодательного регулирования», организованный Общероссийским гражданским форумом и Ассоциацией юристов России. В обсуждении приняли участие представители государственных и судебных органов, научное сообщество, адвокаты, юристы, а также сотрудники правозащитных и общественных организаций.

Открывая встречу, адвокат АК «Гражданские компенсации» НОКА Ирина Фаст напомнила, что Россия по уровню безопасности среды является «антилидером» среди других стран. «В России очень высок показатель травм и гибели от внешних источников: ДТП, трудовые увечья, врачебные ошибки, чрезвычайные ситуации, – пояснила она. – Для многих людей, здоровью которых причинен вред или которые понесли утрату в семье в связи со смертью близкого человека, компенсация морального вреда – та самая “цена жизни” близкого либо цена их здоровья».

Читайте так же:  Гпк поворот исполнения решения суда

Ирина Фаст подчеркнула, что средний размер компенсаций сегодня крайне низок – от 70 до 140 тыс. руб. «Когда я смотрю на эти цифры, мне странно слышать, что человеческая жизнь является высшей конституционной ценностью», – добавила она. Адвокат отметила, что в других странах также есть неурегулированные моменты и споры по данным вопросам, однако там размер компенсации сопоставим с тем, который общество считает разумным. При этом, добавила Ирина Фаст, стороны процесса руководствуются установленными критериями: «Человек, идя в суд, понимает, что может рассчитывать на определенный размер компенсации. У нас этого нет».

Также она напомнила, что в 2018 г. АК «Гражданские компенсации» при поддержке Федеральной палаты адвокатов РФ и Палаты адвокатов Нижегородской области было проведено масштабное исследование практики назначения судами сумм компенсации морального вреда при причинении вреда жизни и здоровью граждан, результаты которого показали, что реальные размеры компенсаций в 51 раз ниже научно требуемых.

Компенсация как превентивная мера

Как отметила Ирина Фаст, неопределенность в сфере компенсационных выплат приводит к ситуациям, когда при схожих обстоятельствах в одном и том же субъекте РФ суд может присудить потерпевшему как 5000, так и 100 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда. «Когда мы говорим о компенсациях, мы говорим о причине и о следствии. Компенсация – это следствие. Если человеческая жизнь стоит копейки, бизнесу невыгодно вкладываться в безопасность среды, которая обходится намного дороже», – подчеркнула она.

Судья Конституционного Суда РФ Гадис Гаджиев в своем выступлении отметил, что в таком юридическом наказании, как выплата компенсации лицом, причинившим вред жизни или здоровью другого человека, должна присутствовать цель превенции, однако скромные размеры компенсационных выплат не способствуют реализации этой цели.

Партнер АБ «ЗКС» Сергей Малюкин поддержал данную позицию о компенсации как превентивной мере. «Например, для родственников погибших уголовное наказание виновного зачастую и есть компенсация морального вреда», – считает он. При этом адвокат добавил, что в уголовном судопроизводстве вопрос компенсации морального вреда зачастую решается проще, чем в гражданском. «У обвиняемого есть возможность выбрать особый порядок рассмотрения дела. Для этого ему необходимо согласие потерпевшего, – пояснил Сергей Малюкин. – Для прекращения уголовного дела по примирению сторон также требуется согласие потерпевшего и компенсация морального вреда, поэтому нередко все решается на досудебной стадии».

По словам председателя движения «Союз пешеходов» Владимира Соколова, «стоимость жизни» в основном оценивается компенсациями, которые выплачивают страховые компании в рамках обязательного страхования, и в этом вопросе есть противоречия на законодательном уровне: «Так, стоимость жизни авиапассажира определена в 2 млн руб., а пешехода – в 500 тыс. руб.». При этом он добавил, что Минфин и Центробанк РФ признали такое противоречие, и следующим этапом реформы ОСАГО будет увеличение минимальной «стоимости жизни» до 2 млн руб.

Кроме того, по словам Владимира Соколова, страховые компании зачастую не способствуют социальной справедливости и в нарушение законодательства отказывают в выплате страхового возмещения семьям погибших, поэтому здесь также требуется государственный контроль.

Стоит ли устанавливать минимальный размер компенсации?

По мнению Гадиса Гаджиева, предложение об установлении минимального размера компенсации морального вреда является спорным и требует обдумывания.

Советник ФПА Вахтанг Федоров поддержал идею установления минимального размера возмещения. Однако он добавил, что принимать ее нужно в совокупности с методикой расчета, иначе существует опасность, что размер компенсации ограничится указанным минимумом – по аналогии со ставками оплаты труда защитников по назначению в порядке ст. 51 УПК РФ.

Главный научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Александр Эрделевский подчеркнул, что разработанная им методика как раз предлагает ориентировочные размеры, позволяющие судье варьировать размер компенсации как в большую, так и в меньшую сторону, в том числе снизить размер выплаты до нуля в случае умысла потерпевшего на причинение ему вреда.

По мнению ученого, никакого законодательного совершенствования и регулирования для определения размера компенсаций морального вреда не требуется. «В этом плане у нас все не хуже, а может, в чем-то и лучше, чем в западноевропейских государствах: там нормы о компенсации морального вреда гораздо скупее», – полагает он. Нормы ГК РФ (ст. 151 и 1101), добавил Александр Эрделевский, уже являются нормативным основанием для того, чтобы ВС издал рекомендации по определению размера компенсаций морального вреда. «ВС уже сделал шаг в этом направлении (в частности, в Постановлении от 27 июня 2013 г. № 21), когда рекомендовал судам ориентироваться на размеры компенсации, присуждаемые ЕСПЧ. То есть теперь есть количественные значения, от которых можно отталкиваться», – добавил он.

Таким образом, полагает Александр Эрделевский, вводить минимальный размер компенсации смысла нет, а вот количественные ориентиры для определения размера компенсации, с ориентацией на ЕСПЧ, – вполне возможно. На основе такого подхода, полагает ученый, Верховным Судом РФ могли бы быть разработаны и доведены до сведения нижестоящих судов соответствующие разъяснения, что позволило бы устранить отмеченную неопределенность в решении этого вопроса.

Гадис Гаджиев также поддержал необходимость создания такой методики. Он отметил, что в вопросе назначения компенсационных выплат все действительно зависит от того, какие решения принимает суд, «поэтому в большей степени это забота не законодателя, а судебной власти».

Адвокат АП г. Москвы Ольга Вакина в свою очередь высказалась за установление минимального размера компенсаций морального вреда. В качестве критериев она также предложила учитывать тяжесть вреда и вину его причинителя, нравственные страдания. Кроме того, по мнению адвоката, следует внести изменения в ГПК, где указать требования, по которым выдается судебный приказ о возмещении морального вреда, и криминализировать состав по соответствующим выплатам. «Причинитель вреда должен понимать неотвратимость наказания», – подчеркнула она.

Советник Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Наталья Куц также считает необходимым установить на законодательном уровне минимальный размер компенсации при условии наличия методики расчета количественных ориентиров. Она подчеркнула, что совет готов направить соответствующие предложения и рекомендации в высшую судебную инстанцию.

Наталья Куц добавила, что по итогам первой встречи осенью 2018 г. в Госдуму была повторно направлена резолюция с предложением о подготовке данного законопроекта и внесении изменений в закон с целью установления минимального размера компенсации морального вреда, но ответа пока нет.

Адвокат АП г. Москвы Андрей Рагулин напомнил о рассмотрении судами исков, поданных в интересах пострадавших в катастрофе в московском метро в июле 2014 г. Он подчеркнул, что критерии разумности и справедливости как условие определения размера компенсации в настоящее время не отвечают потребностям истцов в силу чрезмерной абстрактности и неопределенности. «Также представляется, что суды при рассмотрении дела и вынесении решений необоснованно отдают приоритет тем правовым нормам, положения которых позволяют минимизировать размер компенсаций морального вреда», – отметил он.

Читайте так же:  Во сколько лет начинается комендантский час

Адвокат добавил, что суды в нарушение положений ст. 151 ГК по делам о возмещении морального вреда зачастую не учитывают иные заслуживающие внимания обстоятельства, которые могут и должны учитываться при определении размера компенсации. По мнению Андрея Рагулина, это дает основания полагать, что для суда необходимо установить ориентировочный размер компенсаций морального вреда, в связи с чем он поддержал предложение Александра Эрделевского о разработке количественных ориентиров на уровне ВС: «Это было бы предпочтительнее с точки зрения как оперативности, так и наличия разъяснений высшей судебной инстанции».

Кроме того, Александр Эрделевский обратил внимание на недостаточное применение ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК о том, что правонарушение не должно приносить прибыль нарушителю. Эта сумма, по его мнению, должна взыскиваться сверх компенсации морального вреда.

На вопрос координатора центра помощи пострадавшим в ТРЦ «Зимняя вишня», адвоката Дмитрия Малинина о том, могут ли на основании ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК деньги, сэкономленные руководством торгового центра на безопасности, быть выплачены в качестве возмещения убытков пострадавшим и родственникам погибших, Александр Эрделевский ответил утвердительно.

Президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский обратил внимание участников дискуссии, что компенсация морального вреда – это не просто компенсация потерпевшему. «Когда я хожу с пациентами в суды, я обращаю внимание судей на то, что должно претерпеть юрлицо, что по соразмерности было бы сопоставимо со смертью ребенка. Полагаю, сумма компенсации пострадавшему лицу должна быть ощутимой и соразмерной причиненному вреду», – отметил он. При этом, добавил эксперт, это необходимо отразить в методике, чтобы разграничить ущерб, причиненный физическим и юридическим лицам.

В то же время, по мнению Александра Саверского, если в здравоохранении «на кон» будут поставлены большие деньги в качестве компенсации за жизнь и здоровье, система здравоохранения не будет вылезать из судов. «Для системы это плохо, для пациентов – хорошо», – отметил он, добавив, что в целом этот вопрос весьма конфликтогенный.

По мнению доктора экономических наук Алексея Зубца, чтобы прийти к справедливому возмещению вреда в связи с гибелью людей, необходимо привлечь внимание общественности к недостаточному размеру возмещения морального вреда, так как люди зачастую остаются без средств к существованию в связи с потерей кормильца, близкого члена семьи.

В заключение большинство участников круглого стола проголосовали за введение критериев для определения суммы компенсации морального вреда, причиненного жизни и здоровью. Ирина Фаст добавила, что по итогам заседания будет подготовлена и направлена в уполномоченные органы соответствующая резолюция.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/eksperty-podderzhali-vvedenie-kriteriev-dlya-opredeleniya-kompensatsii-moralnogo-vreda-za-zhizn-i-zdorive/

Проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу

Согласно буквальному толкованию содержания статьи 151 ГК РФ компенсация морального вреда возможна только в отношении граждан. Вопрос о компенсации морального вреда юридическим лицам вызывает много споров среди цивилистов. Основу сомнений составляет мнение, что юридическое лицо не может претерпевать физических и нравственных страданий.

В данном случае речь идет о неимущественных благах, связанных с имущественными. Так как при нанесении вреда деловой репутации юридического лица, кроме нарушения его нематериального блага, как правило, наносится урон и его имущественным благам. Это связано с тем, что нанесение вреда деловой репутации организации нередко приводит к потере клиентов, партнеров, и, как следствие, убыткам и упущенной выгоде. Вопрос возмещения имущественного вреда не вызывает сомнений, а вот вопрос компенсации морального вреда юридическому лицу вызывает противоречивые суждения.

В пункте 7 статьи 152 ГК РФ сказано, что правила установленные данной статьей для защиты деловой репутации граждан, распространяются на юридических лиц. А в пункте 5 статьи 152 ГК РФ сказано, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие деловую репутацию, вправе вместе с требованием об опровержении таких сведений требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда. Следовательно, такие же права есть и у юридических лиц.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации придерживается мнения, что нельзя применять к юридическим лицам даже понятие морального вреда, соответственно невозможно удовлетворять требования о его компенсации. Эта позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нашла отражение в судебной практике:

«В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред.

Поэтому исходя из смысла статей 151 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу» (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1998 года №813/98).

«Судом первой инстанции при рассмотрении вопроса о возмещении истцу морального вреда не учтены требования статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым компенсация морального вреда (физических или нравственных страданий) осуществляется в отношении гражданина, а не юридического лица» (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года №1785/95).

«Исходя из смысла статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации моральный вред (физические и нравственные страдания) может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу. Поэтому иск в части требования о взыскании компенсации за моральный вред не подлежит рассмотрению в арбитражном суде ввиду не подведомственности и производство в этой части подлежит прекращению» (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 августа 1997 года №1509/97).

Однако этот вопрос по иному был решен судебной практикой Верховного Суда, согласно пункту 5 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации №10 правила, регулирующие компенсацию морального вреда, в связи с распространением сведений порочащих деловую репутацию гражданина, применяются в случаях распространения таких сведений о юридическом лице.

Подобное же разъяснение можно увидеть в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в части, касающейся деловой репутации юридических лиц.

Относительно этого вопроса можно рассмотреть также Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года №508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации». Трактуя нормы права, Конституционный Суд говорит следующее:

«Статья 152 ГК Российской Федерации предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением (пункт 5). Данное правило в части, касающейся защиты деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 7 статьи 152 ГК Российской Федерации).

Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

Читайте так же:  Срок оспаривания решения арбитражного суда

Как следует из определения, Конституционный Суд Российской Федерации также считает неприменимым понятие моральный вред к юридическому лицу. Соответственно, ошибочно толкование Верховного Суда Российской Федерации. Это особенно важно, так как суждения Конституционного Суда Российской Федерации, как правило, в большинстве случаев принимаются всеми судами. Хотя это определение не несет правовых последствий, кроме невозможности рассмотрения жалобы по существу, но в нем выражена позиция суда, авторитет которого неоспорим.

Хотелось бы обратить внимание на еще одно суждение, высказанное в данном определении. В нем приведено понятие «нематериальные убытки», которого не существует в ГК РФ. Анализируя обоснования, приведенные в определении, можно сказать о некоем соединении понятий возмещения убытков и компенсации морального вреда. Оба эти понятия выступают как средство или способ защиты нарушенных прав, а для приведенного в определении Конституционного Суда Российской Федерации понятия не остается назначения.

Основываясь на вышеизложенных доводах, можно резюмировать, что институт компенсации морального вреда не применяется к юридическим лицам, это подтверждается судебной практикой, при анализе которой автором книги не было найдено ни одного примера удовлетворения требований юридического лица о компенсации морального вреда.

Можно проиллюстрировать выводы примерами судебной практики по данному вопросу.

Во взыскании морального вреда отказано по мотиву того, что крестьянское (фермерское) хозяйство является юридическим лицом (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 мая 2006 года №16140/05 по делу №5-70/04).

Арбитражным судом первой инстанции отказано во взыскании компенсации морального вреда в сумме 500000000 рублей в связи с тем, что истец как юридическое лицо, не подпадает под действие пунктов 5, 7 статьи 152 ГК РФ, закрепляющих право граждан на возмещение убытков и морального вреда, причиненных распространением сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 1 ноября 1996 года по делу №4/41).

В удовлетворении заявленного требования об определении суммы компенсации морального вреда отказано в связи с тем, что юридическое лицо не может испытывать физические и нравственные страдания (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 апреля 2000 года по делу №Ф04/842-140/А70-2000).

В удовлетворении возмещения морального вреда отказано ввиду того, что истцом является юридическое лицо, которое не может испытывать физических или нравственных страданий, которые подлежат компенсации в случае причинения морального вреда (Постановление ФАС Московского округа от 16 декабря 2003 года по делу №КГ-А40/10072-03).

Во взыскании 90 миллионов рублей в счет компенсации морального вреда отказано со ссылкой на статьи 151 ГК РФ в связи с тем, что указанная статья не применяется в случаях нарушения нематериальных прав юридического лица (Постановление ФАС Поволжского округа от 1 апреля 1998 года по делу №А55-225/97-16).

Юридические лица, согласно статьям 151 ГК РФ, 1099 ГК РФ, не имеют права на компенсацию морального вреда (Постановление ФАС Поволжского округа от 31 марта 2005 года по делу №А65-1019/2004-СГ1-18).

Суд указал, что крестьянское (фермерское) хозяйство «Остров», являясь юридическим лицом, не может испытывать нравственные и физические страдания, поэтому требование о компенсации морального вреда не подлежит удовлетворению (Постановление ФАС Северно-Кавказского округа от 31 августа 2005 года №Ф08-3590/2005 по делу №А32-673/2005-42/11).

В возмещении морального вреда отказано, поскольку возмещение морального вреда юридическим лицам не предусмотрено законом (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10 августа 2005 года №Ф08-3284/2005 по делу №А20-9745/2004).

В соответствии со статьей 151 ГК РФ моральный вред (физические или нравственные страдания) подлежит возмещению гражданину. Юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий. Причинение морального вреда сотрудникам юридического лица не может служить основанием для возмещения морального вреда самому юридическому лицу. Поскольку фабрика обратилась в арбитражный суд за защитой не принадлежащего ей права, в удовлетворении требований о возмещении морального вреда отказано также обоснованно (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 июля 2002 года по делу №Ф08-1790/2002).

Как видно, позиция судов по спорам о компенсации морального вреда юридическому лицу единая, моральный вред не может быть ему причинен и соответственно не может быть компенсирован.

Достаточно часто встречается упоминание о, так называемом, «возмещении морального вреда». Следует отметить, что такое понятие и способ защиты отсутствуют в ГК РФ, скорее всего это предлагаемая учеными альтернатива компенсации морального вреда в отношении юридических лиц, не имеющая, под собой правовой основы.

Возможно, для избежания возникновения спорных ситуаций в правоприменительной деятельности, целесообразнее было бы в пункте 7 статьи 152 ГК РФ сделать указание, что правила, установленные для защиты деловой репутации граждан, применимы для защиты деловой репутации юридических лиц, кроме применения института компенсации морального вреда.

Необходимо обратить внимание на возможность возникновения следующей ситуации. При причинении вреда деловой репутации юридического лица может быть через это причинен вред деловой репутации определенных граждан. Это связано с тем, что деятельность юридического лица состоит из деятельности или отдельных действий граждан, которые могут быть работниками, органами управления этого лица, или участниками лица. Сообщение недостоверных сведений, порочащих репутацию организации, может наносить урон деловой репутации гражданина, который совершал сделку от имени юридического лица, информация о продукции «ненадлежащего качества» выпущенной организацией, может нанести урон гражданам, непосредственно отвечающим за производство и качество продукции, и так далее. В подобных случаях возникает двойной вред, то есть одновременно причиняется вред и юридическому лицу, и физическим лицам.

Как уже упоминалось, граждане имеют право на компенсацию морального вреда. В ситуации, когда подобный вред причиняется гражданину (или гражданам) косвенно, через вред, причиненный деловой репутации юридического лица, необходимо доказать, что существует возможность назвать конкретных лиц, которым посредством распространения сведений порочащих деловую репутацию организации нанесен моральный вред. Обязанность доказывания, что распространением ложных сведений об организации причинен вред определенному физическому лицу, гражданину, будет лежать на самом гражданине.

В таких случаях возможно рассмотрение исков разными видами судов, а также соединение дел по искам гражданина и юридического лица в одно производство.

Компенсация морального вреда гражданину регулируется правилами, установленными статьей 151 К и параграфом 4 главы 59 ГК .

Более подробно с вопросами, касающимися компенсации морального вреда, Вы можете ознакомиться в книге авторов ЗАО «BKR-Интерком-Аудит» «Компенсация морального вреда. Правовое регулирование. Практика. Документы».

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/44537.html

Компенсация морального вреда изменения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here