Мнимая сделка аренды

Полезная информация в статье: "Мнимая сделка аренды" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Мнимая сделка аренды

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 г. N 01АП-7741/15 (ключевые темы: договор уступки — аренда транспортного средства без экипажа — договор аренды транспортного средства — мнимая сделка — новый кредитор)

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 г. N 01АП-7741/15

01 февраля 2016 г.

Дело N А11-4579/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 27 января 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 01 февраля 2016 года.

Первый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Александровой О.Ю., судей Бухтояровой Л.В., Наумовой Е.Н., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Кузнецовой А.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Пром-Сервис» на решение Арбитражного суда Владимирской области от 25.09.2015 по делу N А11-4579/2015, принятое по иску общества с ограниченной ответственностью «Пром-Сервис» (ИНН 3328426980, ОГРН 1033302017143) к обществу с ограниченной ответственностью «Стекольный завод «Гласс Декор» (ИНН 3314007242, ОГРН 1113304000523) о взыскании 1 647 711 руб. 36 коп.

При участии в судебном заседании представителей:

от заявителя (истца) — ООО «Пром-Сервис» — представитель не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещён надлежащим образом;

от ответчика — ООО «Стекольный завод «Гласс Декор» — Мельник И.Л. по доверенности от 01.06.2015 (на срок 1 год).

Изучив материалы дела, Первый арбитражный апелляционный суд установил.

Общество с ограниченной ответственностью «Пром-Сервис», (далее — ООО «Пром-Сервис»), обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Стекольный завод «Гласс Декор» (далее — ООО «Стекольный завод «Гласс Декор»), о взыскании задолженности по арендной плате в сумме 1 099 940 руб. 86 коп., пеней в сумме 547 770 руб. 50 коп. за период с 03.12.2013 по 20.04.2015.

Решением от 25.09.2015 Арбитражный суд Владимирской области в удовлетворении исковых требований отказал.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО «Пром-Сервис» обратилось в Первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой и уточнением к ней, в которых просит отменить решение суда первой инстанции, в связи с несоответствием выводов, изложенных в решении обстоятельствам дела.

Заявитель жалобы указал, что материалами дела подтвержден факт передачи транспортного средства в аренду ответчику, отсутствие фактов уплаты арендных платежей не свидетельствует о мнимости сделки.

Кроме того заявитель считает неправомерным вывод суда о том, что договор уступки права требования от 08.12.2014 основан на несуществующем праве и данное обстоятельство является основанием для отказа в иске.

Представитель ООО «Стекольный завод «Гласс Декор» в судебном заседании и в отзыве указал на несостоятельность доводов апелляционной жалобы, считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривается в отсутствие заявителя, по имеющимся материалам.

Законность и обоснованность принятого по делу решения проверены Первым арбитражным апелляционным судом в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Повторно рассмотрев дело, проверив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 02.04.2012 между Маньковым Александром Александровичем (арендодатель) и ООО Стекольный завод «Гелиос» (арендатор) в лице генерального директора Манькова А.А. подписан договор без номера аренды транспортного средства без экипажа, в соответствии с пунктом 1.1 которого арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство: Toyota Landcruiser 200, год выпуска 2011, регистрационный помер О555СН33, VIN JTMHV05J305024043 (далее — транспортное средство) за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации.

В соответствии с пунктом 1.2 договора арендатор обязуется выплачивать арендодателю арендную плату в размере, порядке и на условиях, согласованных сторонами в договоре.

Транспортное средство принадлежит арендодателю на праве собственности (свидетельство о регистрации ТС N 33 ТМ 169459) (пункт 1.3 договора).

Согласно пункту 2.2.2 договора арендодатель обязался уплачивать арендную плату в размере, сроки и порядке, согласованных сторонами в статье 3 договора.

В статьях 3.1, 3.2 договора установлено, что арендная плата составляет 55 000 руб. ежемесячно, в том числе НДС 8390 руб. Величина арендной платы является фиксированной в течение всего срока действия настоящего договора и не подлежит одностороннему изменению. Арендатор обязан уплачивать арендную плату не позднее 03 числа каждого месяца, следующего за отчетным.

Договор вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует до 01.12.2013 (пункт 5.1 договора).

В соответствии с пунктом 6.1 договора аренды транспортного средства в случае нарушения сроков осуществления платежей, установленных в пункте 3.2 настоящего договора, арендатор выплачивает арендодателю пеню в размере 0,1 % от суммы просроченной задолженности за каждый день просрочки.

В соответствии с актом приема — передачи транспортного средства от 02.04.2012 арендодатель передал, а арендатор принял вышеуказанное транспортное средство (пункт 1.1 акта).

По данным истца, ООО Стекольный завод «Гласс Декор» не исполнило обязанность по оплате задолженности в сумме 1 099 940 руб. 86 коп. в рамках вышеуказанного договора.

08.12.2014 между Маньковым А.А. (первоначальный кредитор) и ООО «Пром-Сервис» в лице директора Манькова А.А. (новый кредитор) заключен договор уступки прав (требований) N 1, согласно пункту 1.1 которого первоначальный кредитор обязуется уступить за плату права требования новому кредитору, а новый кредитор обязуется оплатить первоначальному кредитору стоимость уступаемых прав требования на условиях, предусмотренных настоящим договором.

Читайте так же:  Требования к мировому соглашению

Согласно пункту 1.2 договора уступки прав (требований) права требования, уступаемые первоначальным кредитором новому кредитору по настоящему договору, включают в себя право требования оплаты задолженности по арендной плате за владение и пользование транспортным средством в размере 1 099 940 руб. 86 коп.

В соответствии с пунктом 3.1 договора уступки прав (требований) стоимость уступаемых в соответствии со статьей 1 настоящего договора прав требования, составляет 1 081 509 руб. 40 коп.

По данным истца, оплата за уступаемые права ООО «Пром-Сервис» осуществило посредством зачета встречных однородных требований (уведомление о зачете от 11.12.2014).

В силу пункта 2.1.1 договора уступки прав (требований) первоначальный кредитор обязался в течение 10 дней произвести передачу новому кредитору по акту приема-передачи следующие документы:

— договор аренды транспортного средства без экипажа б/н от 02.04.2012;

— акт приема передачи транспортного средства от 02.04.2012.

08.12.2014 между первоначальным кредитором и новым кредитором (истцом по делу) подписан акт приема-передачи документов, согласно которому Маньков А.А. передал ООО «Пром-Сервис» договор аренды транспортного средства без экипажа б/н от 02.04.2012 и акт приема-передачи транспортного средства от 02.04.2012.

Об уступке прав требований уведомлен ответчик.

Указывая на наличие задолженности по договору аренды в сумме 1 099 940 руб. 86 коп. истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцу по договору уступки права требования от 08.12.2014 передано несуществующее право.

Частью 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Согласно части 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом , в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент ее совершения стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Из материалов дела следует, что исковые требования связаны с неисполнением ответчиком обязательств по договору аренды транспортного средства без экипажа от 02.04.2012.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд установил, что сделка со стороны арендодателя и арендатора совершена одним и тем же лицом (Маньковым А.А.). Также указанным лицом подписан договор уступки права требования со стороны первоначального и нового кредитора.

При этом в материалах дела отсутствуют доказательства реальности исполнения сделок. Доказательств отражения хозяйственных операций в бухгалтерском и налоговом учете ответчика суду не представлено.

Судом также принято во внимание отсутствие на протяжении всего срока действия договора аренды фактов уплаты ответчиком арендных платежей по договору и претензий со стороны кредитора, что нехарактерно для обычного делового оборота даже с учетом взаимозависимости данных лиц.

Как следует из пояснений ответчика, о наличии спорного договора ООО «Стекольный завод «Гласс Декор» узнало лишь 31.12.2013, после того, так договор был направлен Маньковым А.А. в канцелярию Общества.

При указанных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что договор аренды транспортного средства без экипажа от 02.04.2012, акт приема-передачи транспортного средства подписаны Маньковым А.А., являвшимся в период с 27.03.2012 по 03.12.2013 генеральным директором ООО «Стекольный завод «Гласс Декор», для вида, в отсутствие фактических правоотношений по аренде транспортного средства, с целью создания искусственной задолженности Общества перед Маньковым А.А.

В силу чего договор аренды транспортного средства от 02.04.2012 является ничтожной сделкой.

Следовательно, истец не мог приобрести по договору от 08.12.2014 право требования о взыскании с ответчика отсутствующей задолженности по договору аренды транспортного средства от 02.04.2012.

В силу изложенного исковые требования правомерно оставлены судом без удовлетворения.

Доводы апелляционной жалобы были предметом исследования в суде первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка.

Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на результат рассмотрения заявленных требований, в апелляционной инстанции не установлено. Таким образом, оснований для отмены обжалуемого решения по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Обстоятельства дела судом первой инстанции исследованы полно, объективно и всесторонне, им дана надлежащая правовая оценка в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы — установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по государственной пошлине относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 176 , 258 , 268 , 269 , 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

решение Арбитражного суда Владимирской области от 25.09.2015 по делу N А11-4579/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Пром-Сервис» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня его принятия.

Читайте так же:  Предварительное судебное заседание административное судопроизводство

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/61040659/

Аренда мнимая — последствия реальные

Любители подписывать «направо и налево» липовые договоры (например, с целью сдачи отчетности в налоговую инспекцию) должны иметь в виду, что такие опусы могут быть признаны судом недействительными (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08.07.2008 № А32-6768/2007-36/204).

В рассматриваемом деле ссудодатель 01.04.2004 передал ссудополучателю по договору безвозмездного пользования (ссуды) нежилое помещение на срок 11 календарных месяцев с момента заключения договора с правом дальнейшей пролонгации на такой же срок. После истечения срока действия договор в силу пользования имуществом возобновился на неопределенный срок на тех же условиях.

В период действия договора ссуды стороны подписали договоры аренды от 01.04.2004 и 01.01.2005 на помещения, которые являлись частью помещений, переданных ранее в безвозмездное пользование. Арендная плата по указанным договорам устанавливалась в размере 15 руб. за 1 кв. м в месяц.

При рассмотрении спора суд установил, что по договорам аренды от 01.04.2004 и от 01.01.2005 акты приема-передачи имущества сторонами не оформлялись, арендная плата ответчиком не уплачивалась, требования со стороны арендодателя относительно уплаты арендных платежей в течение всего срока аренды, указанного в договорах, вплоть до декабря 2006 г., не предъявлялись. Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, договоры аренды были подписаны лишь с целью сдачи отчетности в налоговую инспекцию.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В связи с изложенным договоры аренды от 01.04.2004 и 01.01.2005 были признаны судом ничтожными.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/52195/

Мнимые и притворные сделки: их признаки, отличия, последствия совершения в гражданском праве

Здравствуйте, уважаемые читатели! Мы продолжаем разбирать тему недействительных сделок. В этот раз поговорим про мнимые и притворные сделки в гражданском праве, разберемся, чем они отличаются друг от друга, каковы последствия их совершения, проанализируем конкретные примеры.

Судебная практика по этим вопросам активно развивается. Ключевые разъяснения даны в п. 86-88 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Практика ВС РФ и нижестоящих судов достаточно обширна. И не стоит забывать про изменения ст. 170 ГК РФ.

Статья предполагает, что вы знакомы с общими правилами недействительности. Если это не так, то сперва прочитайте вот этот пост.

Не буду тянуть кота за хвост, начнем.

Понятие и сущность мнимых и притворных сделок

Было время, когда сделки, совершенные без намерения вызвать соответствующие юридические последствия, не делили на мнимые и притворные. Признавали только притворные или, по-другому, симулятивные сделки. Мнимые выделили позже.

Сущность их очень похожа, в этом основная причина. Обе недействительны из-за сознательного противоречия между волей и волеизъявлением сторон. Под волей здесь стоит понимать внутреннее намерение лица создать те или иные правовые последствия. Волеизъявлением является внешнее выражение этого намерения, например, договор.

В нормальной ситуации воля и волеизъявление совпадают: один человек хочет продать вещь, другой — купить её, и они заключают договор купли-продажи. Покупатель оплачивает покупную цену, продавец передает ему вещь в собственность, все довольны.

Но случается, что люди умышленно искажают свое волеизъявление таким образом, чтобы ввести окружающих в заблуждение. При таком расхождении приоритет всегда имеет воля, а не волеизъявление.

Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

В этом случае волеизъявление сделано, но в действительности стороны не хотят возникновения каких-либо правовых последствий.

Видео (кликните для воспроизведения).

Притворная сделка заключается с целью прикрыть другую, в том числе совершенную на иных условиях (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Волеизъявление тоже сделано, но в действительности стороны желают наступления юридических последствий, соответствующих другому виду сделок.

Иллюстрация: pixabay.com И мнимые, и притворные сделки ГК РФ признает ничтожными, т. е. недействительными с момента совершения независимо от признания их таковыми судом.

Теперь разберем каждую разновидность подробнее.

Особенности мнимых сделок

Существует мнимая сделка только на бумаге. Стороны придают внешнюю видимость её наличия, но на самом деле не желают наступления каких-либо гражданско-правовых последствий. Делать это они могут по разным причинам. Чаще всего это цель ввести в заблуждение третьих лиц или государственные органы (контрагентов, кредиторов, налоговых органов, судов, судебных приставов-исполнителей и т. д.)

По внешнему выражению сделки обычно нельзя понять, что она мнимая. На её восприятие, как нормальной, и рассчитывают стороны. Поэтому мнимость можно установить лишь при исследовании и оценке фактических обстоятельств, связанных с заключением и исполнением сделки.

Сделать это не всегда просто. При наличии лишь косвенных доказательств важно определить, есть ли третье лицо, чьи интересы нарушает спорная сделка. Если есть, то это может стать веским поводом для суда квалифицировать её как недействительную по п. 1 ст. 170 ГК РФ.

Одно из обязательных условий для признания сделки мнимой — наличие умысла у всех сторон. Если хоть одна рассчитывает на наступление юридических последствий, то это основание недействительности неприменимо.

Для пущей убедительности стороны могут даже формально исполнить свои обязательства, на что обращает внимание абз. 2 п. 86 Постановления Пленума ВС РФ № 25. Например, может быть оформлен фиктивный акт приема-передачи имущества по договору купли-продажи, но фактически контроль над вещью сохраняется у продавца.

Иногда переход права собственности на имущество могут зарегистрировать в правоустанавливающих реестрах (ЕГРН, ЕГРЮЛ, реестре акционеров и т. д.) Но это не препятствует признанию сделки недействительной, на что прямо указано в абз. 3 п. 86 Постановления Пленума ВС РФ № 25.

Не путайте мнимость с неисполнением сделки. В первом случае участники сознательно не желают наступления правовых последствий. Во втором они просто ведут себя недобросовестно и нарушают взятые на себя обязательства.

Каких-то заранее установленных критериев для разграничения между ними нет. В каждом конкретном случае нужно отдельно разбираться в причинах пассивного поведения. Но неисполнение договора всеми сторонами в течение длительного времени должно насторожить, поскольку является одним из признаков мнимости.

Доказательством «нормальности» сделки может быть совершение юридических действий, направленных на достижение конкретного результата:

  • направление контрагенту претензии с требованием погасить долг или предъявление иска в суд;
  • совершение действий, направленных на исполнение обязательств: оформление актов приема-передачи, счетов, актов сверки, платежных поручений и т. д.;
  • хотя бы частичная оплата по договору;
  • государственная регистрация перехода прав на имущество.

Но стоит помнить, что исполнение тоже может быть формальным. Как отметил ВС РФ:

«Обе стороны мнимой сделки стремятся к сокрытию ее действительного смысла. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Расхождение волеизъявления с волей устанавли­вает суд путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Для этого суду необходимо оценить совокупность согласующихся между собой доказательств, которые представляют лица, участвующие в деле. Суд не вправе уклониться от оценки таких доказательств» ( Определение ВС РФ от 25.07.2016 по делу № 305-ЭС16-2411 ).

Главное в таких делах — установить наличие или отсутствие фактического намерения сторон на исполнение своих обязательств по договору и создание соответствующих правовых последствий.

Примеры мнимых сделок

Очень часто с целью избежать обращения взыскания на имущество должник заключает мнимую сделку по его купле-продаже или дарению с другим лицом. В действительности покупатель ничего не платит, имущество ему (или одаряемому) не передается.

Для придания убедительности стороны могут формально исполнить свои обязательства. Или даже реально. Продавец (даритель) может действительно передать имущество во владение покупателю (одаряемому) и при необходимости зарегистрировать переход права собственности в реестре.

Вот только приобретателем оказывается, как правило, родственник, другой близкий человек или аффилированная компания. С таким сокрытием имущества суды активно борются. Даже если не получается доказать отсутствие воли на исполнение сделки, но установлена цель вывести имущество из-под взыскания, суд все-равно признает её ничтожной по ст. 10 и ст. 168 ГК РФ.

Другим распространенным примером является заключение мнимой сделки для создания искусственной задолженности. Контрагентом по ней оказывается дружественный кредитор, который стремится получить контроль над процедурой банкротства должника.

Иллюстрация: pixabay.com Вот ещё примеры:
  • в компании создается формальный документооборот, но реальных хозяйственных операций не осуществляется;
  • подписание соглашения о зачете встречных требований, которых в действительности не существует;
  • договор дарения доли в ООО, когда даритель фактически остается участником, а одаряемый не обращается в суд за защитой своих прав.

Одним из ключевых обстоятельств для признания сделки ничтожной по п. 1 ст. 170 ГК РФ является отсутствие её фактического исполнения. Его наличие препятствует признанию сделки недействительной по этому основанию.

Особенности и примеры притворных сделок

При совершении притворной сделки стороны намеренно искажают свое волеизъявление так, чтобы сделка, которую они желали заключить на самом деле, выглядела внешне, как другая.

Здесь стороны уже рассчитывают на наступление правовых последствий, но не тех, которые влечет внешнее волеизъявление. Они, опять же, хотят ввести в заблуждение третьих лиц.

Притворная сделка должна прикрывать истинную волю всех участников. Намерения только одного из них недостаточно (абз. 1 п. 87 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

Например, на практике распространена ситуация, когда договор дарения прикрывают договором купли-продажи по символической цене. В этом случае суд признает куплю-продажу ничтожной и переквалифицирует её на дарение.

Может быть и обратная ситуация, когда дарение прикрывает собой куплю-продажу. Целью может быть, в частности, обход правил о преимущественном праве покупки. Стороны оформляют дарение, но фактически осуществляется оплата.

Для прикрытия участники могут совершить не одну, а несколько притворных сделок. Дела это не меняет — ничтожными признаются все прикрывающие сделки.

В Постановлении Пленума ВС РФ № 25 в качестве примера приводится заключение участником ООО договора дарения части доли в уставном капитале с целью продажи оставшейся части доли в обход правил о преимущественном праве других участников на покупку доли. В этой ситуации суд может признать все сделки как единый договор купли-продажи, совершенный с нарушением преимущественного права.

Вот еще несколько примеров притворности:

  • отчуждение имущества по цене значительно ниже рыночной: договор купли-продажи по одной цене прикрывает куплю-продажу по другой — гораздо большей — цене;
  • прикрытие сделки, заведомо противоречащей основам правопорядка и нравственности, иной сделкой;
  • договор займа, обеспеченный залогом недвижимости, прикрывающий договор купли-продажи квартиры;
  • подписание соглашения об отступном в день заключения кредитного договора, прикрывающего договор купли-продажи имущества.

Притворной является не только сделка, прикрывающая другую, но и прикрывающая такую же, но на иных условиях. Первый пример из списка про заключение договора купли-продажи по заниженной цене как раз об этом. Официально уплачивается символическая цена, всё остальное — в конверте наличными.

Суд в этой ситуации признает совершенной куплю-продажу по реальной цене.

Иллюстрация: pixabay.com

Переквалификация притворной сделки

Последствием совершения притворной сделки является её ничтожность и переквалификация. Суд не уничтожает сделку полностью, а признает совершенной ту, которую стороны имели в виду в действительности — прикрываемую. И далее оценивает её по установленным для неё правилам.

Такое последствие отличает притворность от всех других оснований недействительности. Это, пожалуй, единственный случай, когда недействительность не влечет за собой реституцию. При заключении мнимой сделки она еще может быть, например, если была передача имущества. А тут такого нет.

Прикрываемая сделка тоже проверяется, но уже на соответствие правилам, установленным для неё. Если будут выявлены пороки, то она тоже может быть признана недействительной, но уже по самостоятельному основанию.

Например, стороны вместо договора дарения заключили договор купли-продажи по символической цене. Суд это устанавливает, уничтожает прикрывающую сделку, а прикрываемую квалифицирует как договор дарения. Но если сторонами являются коммерческие организации, то дарение суд тоже может признать ничтожным, если это нарушает законодательный запрет, установленный пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

В заключение предлагаю посмотреть небольшой ролик по рассматриваемым вопросам от А. В. Егорова (к. ю. н., председатель Попечительского совета Ассоциации выпускников РШЧП, член Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства).

На этом тему мнимых и притворных сделок можно закончить, надеюсь она стала для вас понятнее и поможет в будущем. Подписывайтесь на e-mail-рассылку и мою страничку «ВКонтакте» , чтобы не пропустить выход новых материалов. До встречи в новых статьях.

Источник: http://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/mnimye-i-pritvornye-sdelki-v-grazhdanskom-prave.html

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 25.07.2016 N Ф01-2035/2016 ПО ДЕЛУ N А39-1025/2015

Требование: О включении в процедуре наблюдения в реестр требований кредиторов должника требования о взыскании долга по арендной плате по договору аренды нежилого помещения.

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 25 июля 2016 г. по делу N А39-1025/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 18.07.2016.
Полный текст постановления изготовлен 25.07.2016.
Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:
председательствующего Жегловой О.Н.,
судей Каширской Н.А., Прытковой В.П.
при участии представителя
от индивидуального предпринимателя Колотилина Петра Федоровича
Ерзина Р.М. по доверенности от 15.07.2016 N 1/16
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу
индивидуального предпринимателя Колотилина Петра Федоровича
на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2016,
принятое судьями Рубис Е.А., Протасовым Ю.В., Захаровой Т.А.,
по делу N А39-1025/2015 Арбитражного суда Республики Мордовия
по заявлению индивидуального предпринимателя Колотилина Петра Федоровича
о включении в реестр требований кредиторов
индивидуального предпринимателя Ивановой Юлии Николаевны

требования в размере 962 666 рублей
и

Источник: http://realtist.ru/fas4/0509FCB811720BF8432581DA004FDE1F.html

Договор хранения является мнимой (ничтожной) сделкой

Договор хранения является мнимой ( ничтожной) сделкой

Установив, что стороны в один день заключили договоры аренды и хранения в отношении одного и того же имущества, суд признал договор хранения мнимой ( ничтожной) сделкой, так как она совершена без намерения создать соответствующие данной сделке правовые последствия ( Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.04.2011 N А10-1187/2010).

ЗАО « ГК-Аурум» обратилось с иском к ОАО « Прииск „Ципиканский“ и ООО « Прииск „Ципиканский“ о признании недействительным в силу ничтожности сделки как мнимой договора хранения, заключенного ответчиками.

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил.

Суд первой инстанции исходил из того, что сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, при этом принятие имущества на хранение влечет правовые последствия, в связи с чем признаки мнимости спорного договора отсутствуют.

Апелляционный суд исходил из того, что обязательства по содержанию и хранению имущества возлагаются на ООО « Прииск „Ципиканский“ как по договору хранения, так и по договору аренды в порядке ст. 616 ГК РФ, поэтому спорная сделка заключена без намерения создать правовые последствия.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Мнимая сделка характеризуется тем, что воля сторон при ее заключении не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки. Мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами своих обязательств.

Между ответчиками подписан договор хранения от 03.03.2009, согласно которому ОАО « Прииск „Ципиканский“ ( заказчик) поручает, а ООО « Прииск „Ципиканский“ ( исполнитель) принимает на себя обязанность по содержанию и обеспечению сохранности движимого и недвижимого имущества должника — ОАО « Прииск „Ципиканский“ согласно приложению N 1. В договоре стороны согласовали стоимость содержания и хранения имущества в сумме 200 000 руб. в месяц.

03.03.2009 между теми же лицами подписан договор аренды, по условиям которого ОАО « Прииск „Ципиканский“ ( арендодатель) обязуется передать за плату во временное владение и пользование арендатора ( ООО « Прииск „Ципиканский“) спецтехнику и транспортные средства согласно актам приема-передачи ( приложение N 1). Размер арендной платы устанавливается в размере 200 000 руб. в месяц.

Судами установлено, что по договору аренды ООО « Прииск „Ципиканский“ передано то же имущество, что и по договору хранения.

Учитывая, что сумма за содержание и хранение имущества равна сумме за пользование арендованным имуществом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что обязательства по внесению арендной платы могут считаться прекращенными зачетом в порядке ст. 401 ГК РФ.

Обязательства по содержанию и хранению, возложенные на ООО « Прииск „Ципиканский“ по договору хранения, также возлагаются на него и в силу договора аренды в порядке гл. 34 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции отклонил ссылку конкурсного управляющего на определение арбитражного суда по другому делу о признании разумными действий конкурсного управляющего ОАО « Прииск „Ципиканский“ по заключению договоров хранения и аренды. Данный судебный акт не имеет преюдициальной силы для рассмотрения настоящего спора, поскольку по тому делу в предмет доказывания не входил вопрос о действительности спорной сделки.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что между сторонами сложились отношения по договору аренды и необходимости в подписании договора хранения у них не имелось.

Отсюда следует, что договор хранения является мнимой ( ничтожной) сделкой, так как совершен без намерения создать соответствующие данной сделке правовые последствия.

ФАС округа оставил постановление апелляционного суда без изменения.

Источник: http://ur-sdelka.ru/sudebnaja-praktika/1109/

ВС РФ разобрался со стандартом доказывания при оспаривании мнимой сделки кредитором одной из ее сторон

Характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. Наличие в материалах дела товарных накладных, факт перехода права собственности на недвижимое имущество не являются безусловными обстоятельствами, исключающими фиктивность купли-продажи.

Реквизиты судебного акта

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“»

АО «Российский сельскохозяйственный банк»

Суть дела

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“» (далее — истец) и ООО «Агра-Кубань» (далее — ответчик) заключили ряд договоров, на основании которых истцом (продавцом) были отчуждены в пользу ответчика (покупателя) товар и имущество:

подсолнечник по договору от 08.04.2014, задолженность составила 197 млн руб.;

жмых подсолнечный по договору от 10.06.2014, оплачено по договору 8,9 млн руб., задолженность составила 57,7 млн руб.;

масло подсолнечное нерафинированное первого сорта по договору от 07.07.2014, задолженность составила 46,8 млн руб.;

жмых подсолнечный по договору от 10.09.2014, задолженность составила 21,4 млн руб.;

земельный участок площадью 70 000 кв. м по договору от 29.09.2014 (зарегистрирован 08.10.2014), задолженность составила 8 млн руб.

Согласно первичным документам, актам взаимосверок и взаиморасчетов задолженность ответчика перед истцом по вышеперечисленным договорам составила около 331 млн руб. Ответчик своих обязательств по оплате не исполнил. Истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности по договорам поставки и купли-продажи земельного участка. Суд удовлетворил данное требование. С апелляционной жалобой на данное решение обратился банк — кредитор в деле о банкротстве ответчика. Банк ссылался на мнимый характер заключенных между сторонами договоров, то есть на их совершение лишь для вида, без намерений создать соответствующие правовые последствия

Позиция судов

Удовлетворяя исковое требование, суд первой инстанции исходил из того, что в материалах дела имеются доказательства исполнения истцом своих обязательств по передаче и поставке товара, в то время как ответчик не представил доказательств оплаты данного товара. Апелляция и первая кассация поддержали данное решение. При этом они отклонили доводы банка о мнимости заключенных договоров. По мнению суда апелляционной инстанции и суда округа, реальность сделок подтверждает факт частичной оплаты по некоторым из договоров, товарные накладные, отражение кредиторской задолженности в бухгалтерской отчетности ответчика и регистрация в реестре перехода права собственности.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и передал дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Коллегия ВС РФ придала определяющее значение тому обстоятельству, что ответчик находится в банкротстве и решение по данному делу фактически предопределяло результат рассмотрения вопроса о включении требований истца в реестр требований кредиторов ответчика. В такой ситуации суду апелляционной инстанции необходимо было руководствоваться повышенным стандартом доказывания, то есть провести более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. Суд мог удовлетворить требования истца только при предоставлении им доказательств, ясно и убедительно подтверждающих наличие и размер задолженности перед ним и опровергающих возражения кредитора, обжалующего судебный акт. Данный вывод ВС РФ подкрепил ссылками на свои определения от 04.06.2018 № 305-ЭС18-413, от 07.06.2018 № 305-ЭС16-20992(3).

По мнению ВС РФ, нижестоящим судам следовало более внимательно подойти к анализу доводов апеллянта, указавшего на мнимость заключенных между сторонами договоров. Банк отмечал, что согласно имеющимся доказательствам в короткий срок был поставлен большой объем маслосемян подсолнечника, жмыха и масла, в то время как истец не занимался деятельностью по выращиванию и производству поставленной продукции. Согласно накладным поставка была осуществлена по адресу, где фактически находится бизнес-центр. Складские, производственные и иные промышленные помещения, позволяющие отгружать поставленную продукцию в заявленных объемах, отсутствуют. У истца отсутствовала экономическая возможность по покупке, размещению и дальнейшему распоряжению такой партией товара. Ответчик не отражал наличие соответствующей задолженности в своей финансовой отчетности. Несмотря на регистрацию перехода права собственности на участок, фактически пользоваться данным участком продолжал истец, и т.д.

Заявление подобных возражений обязывало суд апелляционной инстанции потребовать от истца дополнительных пояснений в опровержение позиции банка. Вместо этого суд апелляционной инстанции указал, что возражение о мнимости опровергается наличием частичной оплаты по договорам, товарными накладными и иными представленными истцом документами. Однако судом не было учтено, что характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. У них отсутствует цель в достижении заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей, сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. В связи с этим установление несовпадения воли с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такой сделкой гражданско-правовых последствий является достаточным для квалификации ее в качестве ничтожной.

В связи с этим наличие в материалах дела товарных накладных являлось, по мнению ВС РФ, недостаточным для опровержения аргумента банка о мнимости поставок. Равным образом сам по себе переход права собственности на недвижимое имущество также не является безусловным обстоятельством, исключающим фиктивность купли-продажи.

Суду апелляционной инстанции следовало по существу проверить возражения банка о фиктивности договоров, положенных в основание требования, в том числе при необходимости путем исследования всей производственной цепочки и закупочных взаимоотношений с третьими лицами, а также экономической целесообразности заключения этих сделок.

Более того, банк отмечал, что истец с ответчиком аффилированы между собой, так как входят в одну группу компаний «Агра-Кубань». Отклоняя названный довод, суд апелляционной инстанции указал, что у сторон спора отсутствуют связи, предусмотренные ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Вместе с тем судом не учтено, что согласно выработанной в судебной практике позиции аффилированность может носить фактический характер без наличия формально-юридических связей между лицами. Если стороны действительно являются аффилированными, к требованию истца должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой истец должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.eg-online.ru/article/376790/

Мнимая сделка аренды
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here