Моральный вред апелляционное определение

Полезная информация в статье: "Моральный вред апелляционное определение" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Адвокат добился десятикратного увеличения присужденной оправданному компенсации морального вреда

Член Совета АП Ленинградской области Руслан Айдамиров рассказал «АГ», как ему удалось добиться десятикратного увеличения размера присужденной его оправданному доверителю компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование

Как ранее писала «АГ», в ноябре 2015 г. В. Никандров и Р. Мустаков, будучи в состоянии опьянения, а также Сергей Вилошкин, находясь в лесу недалеко от деревни Ольеши Ленинградской области, нанесли А. Ершову удары ногами и руками, а также не менее 12 ударов ножом в грудь, спину и шею. Вследствие кровопотери от полученных ранений Ершов умер на месте. После этого все трое спрятали труп в лесу. При этом суд установил, что ножом погибшего били только Никандров и Мустаков. Виновным в совершении преступления никто из них себя не признавал.

В марте 2017 г. по итогам рассмотрения дела в Ленинградском областном суде с участием присяжных заседателей Мустаков и Никандров были признаны виновными в убийстве и приговорены к 12 и 8 годам лишения свободы соответственно. Вилошкина, которого защищал Руслан Айдамиров, присяжные оправдали: за ним было признано право на реабилитацию.

Взыскание компенсации морального вреда: первая инстанция

В январе 2018 г. Сергей Вилошкин обратился в Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском о взыскании с Минфина России компенсации морального вреда в 1 млн руб. и судебных расходов в 10 тыс. руб.

В обоснование требований он указал, что в отношении него СУ СК России по Ленинградской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В феврале 2016 г. в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, в июне того же года он был освобожден под подписку о невыезде, а в марте 2017 г. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Сергей Вилошкин отметил, что незаконными действиями должностных лиц, осуществлявших уголовное преследование, ему был причинен моральный вред, поскольку на момент привлечения к ответственности он учился в техникуме, ранее к ответственности не привлекался, а кроме того, не достиг совершеннолетия.

Также он указал, что продолжительность производства по уголовному делу составила около полутора лет, в течение которых он пребывал в постоянном нервном напряжении, испытывая страх за свое будущее, обиду, возмущение из-за незаконного привлечения к уголовной ответственности. Истец добавил, что испытывал чувство подавленности из-за того, что были опорочены его честное имя и репутация. Кроме того, ему не были принесены извинения от имени государства.

Адвокат Вилошкина Руслан Айдамиров в суде исковые требования поддержал. Представитель Минфина в свою очередь посчитала размер заявленной компенсации завышенным. Представитель СК, возражая против удовлетворения иска, указала, что Следственное управление признает право истца на реабилитацию, но тот обязан доказать обстоятельства, на которые он ссылается, а они представлены не были.

В судебном заседании в качестве свидетеля была заслушана мать реабилитированного. Она отметила, что сын находился в упадке – переживал, нервничал, его лицо было постоянно опухшим и оттекшим, возникли проблемы с приемом пищи.

При вынесении решения суд принял во внимание обстоятельства обвинения истца, его несовершеннолетний возраст на момент привлечения к уголовной ответственности, данные о личности и конкретные обстоятельства дела. «Вместе с тем довод об ухудшении состояния здоровья Вилошкина С.Ю. во время уголовного преследования суд находит несостоятельным, так как в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ достоверных доказательств того, что состояние здоровья ухудшилось в связи с осуществлением предварительного расследования и судебного следствия, суду не представлено», – отметила первая инстанция.

Также суд сослался на п. 21 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 г. № 17, в котором указано, что при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями данного лица, и иные заслуживающие внимания обстоятельства (продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения и т.д.), а также требования разумности и справедливости.

«Таким образом, факт причинения нравственных страданий истцу, незаконно подвергшемуся уголовному преследованию, не нуждается в подтверждении дополнительными доказательствами», – подчеркнул суд. Руководствуясь положениями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ, первая инстанция взыскала с Минфина в пользу реабилитированного компенсацию морального вреда в размере 30 тыс. руб. и расходы на оплату услуг представителя – 10 тыс. руб.

Апелляция поддержала решение первой инстанции

Не согласившись с решением, Сергей Вилошкин обжаловал его в апелляцию. В жалобе он просил взыскать компенсацию морального вреда в заявленном им размере. Кроме того, от Руслана Айдамирова поступило ходатайство о взыскании судебных расходов в размере 30 тыс. руб., понесенных его доверителем на оплату услуг представителя в апелляционной инстанции.

Представитель Минфина вновь просил отменить решение суда как незаконное в связи с нарушением норм процессуального права, полагая, что истцом не представлено доказательств причинения ему нравственных страданий.

Заслушав стороны, Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отметила, что размер компенсации морального вреда в 30 тыс. руб. установлен судом в соответствии с требованиями законодательства. Она указала, что системное толкование положений ст. 1070 и 1100 ГК свидетельствует о том, что законодатель презюмирует причинение лицу морального вреда самим фактом незаконного уголовного преследования. Доказыванию в данном случае подлежит лишь размер компенсации.

Суд отметил, что доводы апелляционных жалоб не содержат данных, которые не были бы проверены первой инстанцией при рассмотрении дела, но имели бы существенное значение для его разрешения, или сведений, опровергающих выводы суда, и не могут являться основанием к отмене или изменению решения. Кроме того, при рассмотрении дела нижестоящий суд не допустил нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права.

Также апелляционная инстанция указала, что согласно п. 11, 12, 13 Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Суд подчеркнул, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Таким образом, судебная коллегия взыскала в пользу истца с Минфина 5 тыс. руб. Решение первой инстанции было оставлено без изменений.

Истец посчитал присужденную сумму несправедливой

Обжалуя решение в Президиум Санкт-Петербургского городского суда, Сергей Вилошкин указал, что по итогам судебных разбирательств, после вычета судебных расходов, за полтора года, из которых он свыше 4 месяцев провел под стражей, ему присудили 5 тыс. руб.

Заявитель подчеркнул, что привлечение к уголовной ответственности и заключение под стражу неизбежно причиняют стресс и страдания всякому законопослушному человеку. В данном случае его страдания были усилены многократно вследствие юного возраста, разлуки с родителями, отсутствия жизненного опыта и навыков общения в криминальной среде, а также осознанием того, что лишения он претерпевает, будучи невиновным.

Читайте так же:  Задержание гражданина полицией для установления личности

Сергей Вилошкин добавил, что живет в небольшом поселке, где сведения о том, что он обвиняется в убийстве, сразу стали известны жителям, среди которых большое количество людей, мыслящих консервативно, и полагающих, что правоохранители не ошибаются. Вплоть до вынесения приговора он испытывал подавленность от того, что были опорочены его честное имя и репутация.

В кассационной жалобе заявитель сослался на определение Санкт-Петербургского городского суда от 4 декабря 2017 г. по делу № 33-26009/2017, которым в пользу истицы было взыскано 250 тыс. руб., притом что она ни дня не провела под стражей.

Сергей Вилошкин попросил изменить решение, взыскав с Минфина 1 млн руб. компенсации морального вреда и 40 тыс. руб. процессуальных издержек.

Вынося постановление, Президиум Санкт-Петербургского городского суда указал, что нельзя согласиться с тем, что ухудшение здоровья Сергея Вилошкина не связано с осуществлением предварительного и судебного следствия.

Кассация отметила, что в п. 8 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 разъяснено, что размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может зависеть от размера возмещенных материальных требований.

Кроме того, суд сослался на ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентную практику ЕСПЧ, согласно которым понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе между родителями и совершеннолетними детьми. «Однако судами первой и апелляционной инстанций нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и разъяснения вышеприведенного постановления Пленума при разрешении спора применены не были», – подчеркивается в постановлении.

Также в п. 2 и 4 Постановления № 10 разъясняется, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Кассационная инстанция также указала, что суды при определении размера компенсации не приняли во внимание личность истца, который ранее не привлекался к уголовной ответственности, являлся добропорядочным членом общества, учился в техникуме, в связи с чем незаконное привлечение его к ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей явились существенным психотравмирующим фактором.

В итоге апелляционное определение в части взыскания в пользу заявителя компенсации морального вреда в 30 тыс. руб. было отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Повторное рассмотрение в апелляции и мнение адвоката

31 января при повторном рассмотрении дела Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отметила, что, указывая на неправомерное длительное содержание под арестом и ненадлежащие условия содержания, истец апеллировал к международной практике, однако нормы Конвенции в совокупности с положениями ст. 151 ГК применены не были.

В итоге суд определил с учетом практики ЕСПЧ взыскать в пользу заявителя компенсацию из расчета 2000 руб. за сутки содержания под стражей, а также 200 руб. за сутки подписки о невыезде и надлежащем поведении, что составило 300 тыс. руб.

В комментарии «АГ» Руслан Айдамиров с сожалением отметил, что сложившаяся практика не позволяет предположить, какое решение примет суд. «Несмотря на то что человек полгода незаконно находился в СИЗО, а потом год под подпиской о невыезде, добиться справедливости удалось только в Президиуме Санкт-Петербургского городского суда», – указал он.

Адвокат добавил, что его доверитель доволен присужденной компенсацией, поэтому апелляционное определение обжаловано не будет. «За период, пока шел судебный процесс, он успел отслужить в армии. Присужденная сумма будет хорошим подспорьем, чтобы начать сознательную жизнь», – заключил он.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-desyatikratnogo-uvelicheniya-prisuzhdennoy-opravdannomu-kompensatsii-moralnogo-vreda/

Моральный вред апелляционное определение

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 октября 2013 г. N 18-КГ13-96 Суд оставил без изменения решение суда о компенсации морального вреда, поскольку суд, разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, признал установленным факт причинения истцу морального вреда в виде физических и нравственных страданий и определил размер компенсации морального вреда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Корчашкиной Т.Е.,

судей Задворнова М.В. и Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Головатовой Н.П. к ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» о взыскании компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Головатовой Н.П. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., выслушав объяснения представителя Головатовой Н.П. — Ступникова В.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения представителя ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» Волошина В.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., полагавшей, что апелляционное определение подлежит отмене, а решение суда первой инстанции — оставлению без изменения,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Головатова Н.П. обратилась в суд с иском к ООО «ЕвроХим- Белореченские Минудобрения» о взыскании компенсации морального вреда в сумме . руб., ссылаясь на то, что 29 марта 2010 года в результате нарушения технологического процесса произошел несчастный случай на производстве ответчика, приведший к гибели её сына Головатова И.В., что причинило истцу глубокие нравственные страдания, которые истец просит компенсировать путем взыскания в её пользу вышеуказанной суммы.

Решением Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 августа 2012 года заявленные требования частично удовлетворены. Судом постановлено взыскать с ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» в пользу Головатовой Н.П. компенсацию морального вреда в размере . руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года указанное решение изменено, в результате чего размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу Головатовой Н.П., снижен до . руб.

В кассационной жалобе Головатова Н.П. ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года, ссылаясь на допущенные судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Читайте так же:  Общие правовые последствия недействительности сделки

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 мая 2013 дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 августа 2013 года кассационная жалоба Головатовой Н.П. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшееся по делу апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года подлежащим отмене.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого характера существенные нарушения, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что сын истца, Головатов И.В., проходивший стажировку в ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» в должности . погиб 29 марта 2010 года вследствие нарушения технологического процесса. Указанное происшествие признано несчастным случаем на производстве.

В соответствии с пунктом 6.15 коллективного договора ООО «ЕвроХим — Белореченские Минудобрения» отцу Головатова И.В. — Головатову В.И. предприятие выплатило . руб., а также материальную помощь . руб. и помощь на погребение.

Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд первой инстанции признал установленным факт причинения истцу морального вреда в виде физических и нравственных страданий. Определяя размер компенсации морального вреда, суд сослался на установленные фактические обстоятельства дела, а также принцип разумности и справедливости, в связи с чем взыскал в пользу Головатовой Н.П. . руб.

Изменяя вышеуказанное решение, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда указала на то, что размер компенсации морального вреда определен судом неверно, без учета фактических обстоятельств дела, при этом судебная коллегия указала, что в пользу отца Головатова И.В. предприятием добровольно выплачены суммы компенсации морального вреда и материальной помощи, в связи с чем снизила размер взыскиваемой суммы до . руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что такой вывод суда апелляционной инстанции сделан с существенным нарушением норм процессуального права, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав истца.

В силу статьи 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Согласно части 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жизнь. Согласно статье 17 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Статьёй 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» суду необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке определены в статье 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, однако в апелляционном определении Краснодарского краевого суда не приведено указаний на то, какие конкретно нарушения норм материального или процессуального права допущены судом первой инстанции при разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу Головатовой Н.П.

Значительно уменьшив размер компенсации морального вреда, взысканной судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции не привел никаких обоснований для снижения размера компенсации морального вреда за смерть сына истца, сославшись на те же фактические обстоятельства по данному делу.

Указание суда апелляционной инстанции на добровольную выплату отцу погибшего Головатова И.В. компенсации морального вреда и материальной помощи не могло повлиять на право Головатовой Н.П., как матери погибшего, на самостоятельное получение указанного возмещения вреда. Кроме того, апелляционная инстанция не приняла во внимание то обстоятельство, что согласно решению мирового судьи судебного участка № 11 г. Белореченска Краснодарского края от 18 марта 2010 года брак между Головатовым В.И. и Головатовой Н.П. был расторгнут, кроме того, истец является пенсионеркой, в связи с чем она рассчитывала на помощь и поддержку сына. Смерть сына является невосполнимой утратой, в результате чего истец испытывала и продолжает испытывать глубокие физические и нравственные страдания. Тогда как эти обстоятельства были учтены судом первой инстанции при вынесении указанного решения и не были опровергнуты судом апелляционной инстанции.

Таким образом, каких-либо новых обстоятельств, позволяющих снизить определенную судом первой инстанции сумму компенсации морального вреда с . руб. до . руб., судом апелляционной инстанции установлено не было, других доводов в обоснование к столь значительному снижению установленного судом первой инстанции размера компенсации морального вреда мотивировочная часть апелляционного определения не содержит, в связи с чем правовых оснований для изменения решения суда первой инстанции в данном случае не имелось.

С учетом изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а состоявшееся по делу решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 августа 2012 года следует оставить в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 октября 2012 года отменить, решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 13 августа 2012 года оставить в силе.

Председательствующий Корчашкина Т.Е.
Судьи Задворнов М.В.
Гуляева Г.А.

Обзор документа

Мать работника, погибшего на производстве, обратилась с иском о компенсации ей морального вреда.

Одна из инстанций сочла, что размер сумм, заявленных ко взысканию, должен быть снижен.

Причина — работодатель указанного гражданина ранее уже выплатил в добровольном порядке суммы, в т. ч. в счет компенсации морального вреда, отцу этого сотрудника.

Читайте так же:  Срок исковой давности в германии

СК по гражданским делам ВС РФ указала на ошибочность такого подхода и пояснила следующее.

В силу ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом.

Для этого принимаются во внимание характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителя вреда (когда она является основанием возмещения вреда).

В рассматриваемом случае нижестоящий суд значительно уменьшил заявленный размер компенсации морального вреда. При этом не были приведены правомерные обоснования для подобного снижения.

Отцу погибшего моральный вред был компенсирован добровольно.

Между тем, как подчеркнула Коллегия, подобный факт не мог повлиять на право истца самостоятельно получить компенсацию.

Кроме того, необходимо было учитывать, что брак между отцом и матерью погибшего работника был расторгнут.

Мать рассчитывала на помощь и поддержку сына, смерть которого является невосполнимой утратой для нее. В результате она испытывает глубокие физические и нравственные страдания.

Соответственно, не было оснований, чтобы снизить размер сумм, заявленных ко взысканию.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70387118/

Моральный вред апелляционное определение

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Решение суда о взыскании компенсации морального вреда за вред здоровью, побои

    Б. просила суд взыскать с С. компенсацию морального вреда, причиненного преступлением по статье 116 , 115 УК РФ в размере 50 000 рублей.

    Установлено, что конфликт произошел в помещении ресторана. Ответчик С. нанес удары супругу истицы, а также нанес удары кулаком в область носа истицы и в область живота. Приговором мирового судьи С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116, пунктом «а» части 2 статьи 115 Уголовного кодекса РФ.

    Выводы суда : взыскать с С. в пользу истицы Б. в счет компенсации морального вреда 5000 рублей. Судебная коллегия при этом отметила, что «размер суммы денежной компенсации морального вреда определен судом правильно, исходя из степени и характера нравственных страданий истицы, принципов разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела».

    ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

    АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
    от 4 августа 2014 г. по делу N 33-10532/2014

    Судья М.И. Саитов

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Л.Ф. Хамзиной,
    судей Л.А. Садыковой, А.И. Мирсаяпова,
    с участием прокурора И.М. Дворянского,
    при секретаре судебного заседания К.
    рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Л.А. Садыковой гражданское дело по апелляционной жалобе С. на решение Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 04 июня 2014 года, которым постановлено:
    иск удовлетворить.
    Взыскать с С. в пользу Б. в счет компенсации морального вреда 5000 рублей.
    Взыскать с С. госпошлину в доход государства в сумме 200 рублей.
    Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора, полагавшего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

    Б. обратилась в суд с иском к С. о компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

    В обоснование иска указано, что 16 октября 2013 года в помещении ресторана «Девон», расположенного в городе Бавлы Республики Татарстан, произошел конфликт, спровоцированный действиями ответчика, в результате чего С. нанес удары супругу истицы, также нанес удары кулаком в область носа истицы и в область живота. Приговором мирового судьи судебного участка N 1 по Бавлинскому судебному району Республики Татарстан от 08 апреля 2014 года С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116, пунктом «а» части 2 статьи 115 Уголовного кодекса Российской Федерации. В результате совершения С. преступления здоровью истицы причинен вред. Кроме того, Б. причинены нравственные страдания по причине того, что ответчик, избив истицу перед коллегами, унизил ее честь и достоинство, у нее осложнились взаимоотношения с другими сотрудниками.

    Б. просила взыскать с С. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей.

    В судебном заседании Б. поддержала исковые требования.

    Ответчик С. в судебное заседание не явился.

    Суд принял решение в вышеприведенной формулировке.

    В апелляционной жалобе С. просит изменить решение суда, снизить размер компенсации морального вреда до 1000 рублей, ссылается на то, что размер компенсации морального вреда суд определил неверно, без учета конкретных обстоятельств дела, степени физических и нравственных страданий истицы. Судом не учтены требования разумности и справедливости, обстоятельства получения травм, то обстоятельство, что Б. не получила травм. Также не принято во внимание материальное положение ответчика, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Также С. указал, что он не был надлежащим образом извещен о проведении судебного разбирательства по делу.

    Б. и С. в суд апелляционной инстанции не явились, о рассмотрении дела по апелляционной жалобе извещены надлежащим образом.

    Руководствуясь статьями 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

    Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции с учетом доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия находит решение подлежащим оставлению без изменения.

    Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
    При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

    В соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

    Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

    Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

    Установлено, что вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка N 1 по Бавлинскому судебному району Республики Татарстан от 08 апреля 2014 года С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116 , пунктом «а» части 2 статьи 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

    Из приговора суда от 08 апреля 2014 года следует, что 16 октября 2013 года около 22 часов 30 минут, С. с неустановленными следствием лицами, в отношении которых уголовное дело выделено в отдельное производство, находясь в помещении гостевого зала ресторана «Девон», расположенного по улице Первомайская, дом 207 города Бавлы Республики Татарстан, действуя из хулиганских побуждений, выражая явное неуважение к обществу и общепринятым нормам морали, противопоставляя себя окружающим, демонстрируя пренебрежительное отношение к ним, умышленно, беспричинно нанес Б. побои, а именно нанес один удар кулаком по правой стороне живота, в результате чего последняя испытала физическую боль.

    Согласно заключению эксперта от 07 ноября 2013 года у Б. имело место повреждение в , поэтому расцениваются как , образовались от действия тупого твердого предмета (предметов).

    Читайте так же:  Верховный суд о возмещении морального вреда

    Разрешая дело и возлагая на ответчика обязанность компенсировать истице моральный вред, суд первой инстанции правомерно руководствовался положениями статей 151, 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации.

    Размер суммы денежной компенсации морального вреда определен судом правильно, исходя из степени и характера нравственных страданий истицы, принципов разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела.

    Ввиду изложенного судебная коллегия не может согласиться с доводами ответчика в апелляционной жалобе о завышенном размере компенсации морального вреда.

    Не могут повлечь изменение решения суда и доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что размер компенсации морального вреда определен судом без учета его имущественного положения, наличия на иждивении малолетнего ребенка, поскольку данные доводы являлись предметом оценки суда, учтены при определении размера компенсации морального вреда.

    Изложенный С. в апелляционной жалобе довод о том, что он не был надлежащим образом извещен о проведении судебного разбирательства по делу, судебная коллегия признает необоснованным, поскольку в материалах дела имеется уведомление о вручении ответчику 05 мая 2014 года повестки о вызове в суд. В данном уведомлении имеется подпись С..

    Судебная коллегия считает, что судом были предприняты меры к извещению С..

    Таким образом, решение суда первой инстанции постановлено без нарушений норм материального и процессуального права, с учетом всех юридически значимых по делу обстоятельств, доводов сторон и представленных сторонами доказательств, которые судом оценены надлежащим образом. Оснований для отмены или изменения решения суда не имеется.

    Руководствуясь статьей 199, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

    решение Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 04 июня 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу С. без удовлетворения.
    Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

    ОБРАЗЦЫ ЗАЯВЛЕНИЙ В ПОЛИЦИЮ:
    Заявление о побоях в полицию . Образец (побои нанес знакомый)
    Заявление о преступлении в полицию (побои из хулиганских побуждений нанесли неизвестные лица)

    ОБРАЗЦЫ ИСКОВ:
    Исковое заявление о возмещении морального вреда, причиненного преступлением (побои или вред здоровью)
    Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (побои, вред здоровью). Требование к двум ответчикам – причинителям вреда о компенсации в равных долях

    Источник: http://logos-pravo.ru/reshenie-suda-o-vzyskanii-kompensacii-moralnogo-vreda-za-vred-zdorovyu-poboi

    —>Автоюрист Лезин А.В. Самара, +7(846)221-61-26 —>

    Обжалование размера компенсации морального вреда

    Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

    с участием прокурора …

    рассмотрела в открытом судебном заседании … 2016 года в г. Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе . на решение . районного суда Челябинской области от 04 июля 2016 года по иску . к . о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

    Заслушав доклад судьи . об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, пояснения истца . поддержавшего доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора …, полагавшей решение подлежащим изменению в части размера компенсации морального вреда, судебная коллегия

    . В.М. обратился с иском к . о взыскании материального ущерба в размере **** руб., компенсации морального вреда в размере **** руб., судебных расходов по оплате услуг представителя в размере **** руб.

    В обоснование заявленных требований указал, что … 2015 года на … км. автодороги … произошло дорожно-транспортное происшествие. Ответчик, управляя автомобилем ****, государственный номер ****, в нарушение п. 1.5, 9.1 Правил дорожного движения не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем ****, государственный номер ****, под управлением истца. В результате ДТП ему был причинен вред здоровью в виде ****

    **** В связи с полученными травмами он находился на стационарном лечении в . й районной больнице, Челябинской областной больнице, а затем проходил амбулаторное лечение по месту жительства. За свой счет в период амбулаторного лечения он приобретал лекарственные препараты на сумму **** руб. С момента ДТП и до настоящего времени он лишен возможности вести полноценную активную жизнь, вынужден отказаться продолжать работу в связи с плохим самочувствием; до настоящего времени его здоровье не восстановлено; он проходит лечение по поводу болезненности при **** и нагрузке; передвигается с трудом; сохраняется ****; обострились имевшиеся у него ****. Постановлением . районного суда по делу об административном правонарушении от … 2016 года . признан виновным в совершении административного правонарушения, повлекшее данное ДТП.

    В судебном заседании . В.М. заявленные исковые требования поддержал.

    Ответчик . исковые требования признал частично.

    Суд постановил решение, которым исковые требования удовлетворил частично. Взыскал с . а А.Ю. в пользу . компенсацию морального вреда в размере **** руб., судебные расходы в размере **** руб., всего взыскал **** руб.

    В апелляционной жалобе . В.М. просит решение суда изменить в части размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию. Указывает, что суд не учел его пенсионный возраст, семейное положение, а также то, что экспертиза, представленная в материалах административного дела, проводилась только на основании амбулаторной карты, имеющейся в . й ГБУЗ, но без выписных эпикризов, снимков и заключений Челябинской областной клинической больницы. Кроме того, причиненный ему вред средней тяжести повлек обострение имеющихся заболеваний, реабилитация продолжается, **** не прошла, ответчик материальный и моральный вред не компенсировал, извинений не принес, материальной помощи в период лечения не оказывал. Суд не дал критической оценки пояснениям ответчика о том, что его доход составляет **** руб., как ухаживающего за матерью-инвалидом, при этом ответчик не отрицал, что на автомобиле он ехал на работу, за матерью ухаживает социальный работник, каких-либо доказательств, препятствующих ему работать, или о наличии кредитных обязательствах не представил.

    Ответчик . о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещен, в суд не явился, о причинах неявки не сообщил, в связи с чем судебная коллегия на основании ст. 327 и ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ находит возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

    В соответствии со ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе. В случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части.

    Учитывая, что решение суда в части взыскания судебных расходов и расходов по оплате лечения сторонами не оспаривается, судебная коллегия считает возможным проверить решение суда только в обжалуемой части, а именно в части взыскания компенсации морального вреда.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции подлежащим изменению в части размера компенсации морального вреда в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.

    В силу ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

    Согласно ст. 1079 Гражданского кодекса РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов и пр.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

    Читайте так же:  Исковое заявление об увеличении исковых требований

    На основании п. 3 ст. 1083 Гражданского кодекса РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

    Исходя из положений ст. 151 Гражданского кодекса РФ, в случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических или нравственных страданий, связанными с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

    В соответствии с п. 2 ст. 1100 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинён жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

    Согласно п. 2 ст. 1101 Гражданского кодекса РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

    Из материалов дела следует, что … 2015 года в … мин. на … км. автодороги … произошло ДТП. Водитель . управляя принадлежащим ему на праве собственности автомобилем ****, государственный номер ****, в нарушение п. 1.5, 9.1 Правил дорожного движения не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем ****, государственный номер ****, под управлением . а В.М. В результате ДТП . у В.М. причинен вред здоровью средней тяжести.

    В связи с полученными травмами . В.М. с … 2015 года по … 2015 года находился на лечении в **** с диагнозом «**** (л.д. 13).

    Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № … от … 2016 года у . а В.М. имелась ****. Указанная травма вызвала длительное расстройство здоровья и расценивается, как причинившая вред здоровью тяжести (л.д. 43-44).

    Вступившим в законную силу постановлением . районного суда Челябинской области от … 2016 года . признан виновным в совершении административного правонарушения по ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в размере **** руб. (л.д. 6).

    Разрешая спор, суд первой инстанции, учитывая доказанность вины ответчика в произошедшем ДТП, повлекшем причинение вреда здоровью истца средней тяжести, пришел к правильному выводу о наличии оснований для возложения ответственности на . а А.Ю., как на лицо, являющееся виновником ДТП.

    Соглашаясь с решением суда в части возложения на . а А.Ю. ответственности по возмещению причиненного вреда, судебная коллегия в то же время не может согласиться с определенным судом размером компенсации морального вреда.

    Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

    Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции учитывал обстоятельства причинения истцу вреда, степень тяжести повреждений, вину ответчика в форме неосторожности, имущественное положение ответчика (наличие иждивенцев, отсутствие постоянного источника дохода за исключением выплаты, производимой неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за ****, в размере **** руб.) и пришел к выводу о том, что отвечающей требованиям разумности и справедливости будет компенсация в размере **** руб.

    Между тем, при определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции не дал полной оценки всем заслуживающим внимания обстоятельствам, не учел в полной мере степень тяжести причиненных истцу физических и нравственных страданий, пожилой возраст истца и наличие свойственных этому возрасту заболеваний и процессов, затрудняющих диагностику, течение и лечение травм ****, необходимость более длительного времени для излечения.

    При этом, как следует из материалов дела, вина истца в произошедшем ДТП, в результате которого ему были причинены указанные выше телесные повреждения, не установлена, тогда как вина ответчика подтверждена и им не оспаривалась.

    Кроме того, определенный судом размер компенсации морального вреда в пользу истца, не отвечает таким важным критериям, определенным в законе, как принципам разумности и справедливости, которые включают в себя также учет имущественного положения причинителя вреда, которое судом первой инстанции в должной мере не исследовалось.

    Принимая во внимание доводы ответчика об отсутствии у него работы и нахождении на иждивении несовершеннолетних детей, судом не учтено, что сами по себе указанные обстоятельства не являются основанием для снижения размера компенсации морального вреда, доказательства отсутствия трудовых и иных доходов, имущественного положения ответчиком не представлены, не представлена трудовая книжка, не даны пояснения о том, на какие средства он существует.

    Имеющаяся в материалах дела справка о получении ответчиком выплаты по уходу за нетрудоспособным лицом в размере **** руб. не отражает с достоверностью его реального материального и имущественного положения.

    Учитывая изложенное, а также отсутствие доказательств имущественного положения ответчика, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приведенные ответчиком доводы не свидетельствуют о наличии тяжелого материального положения, дающего основания для снижения размера ответственности.

    При таких обстоятельствах судебная коллегия считает определенную судом первой инстанции сумму компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, явно заниженной и не соответствующей принципам разумности и справедливости, в связи с чем считает необходимым увеличить размер компенсации морального вреда до **** руб., а общую сумму взыскания до **** руб., изменив решение суда в данной части.

    Руководствуясь ст. ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

    Решение . районного суда Челябинской области от … 2016 года в части размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с . а А.Ю. в пользу . а В.М., изменить, увеличив сумму взыскания до **** руб., а общую сумму взыскания до **** руб.

    Это же решение суда в остальной части оставить без изменения, апелляционную жалобу . а В.М. — без удовлетворения.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://barrister.3dn.ru/publ/vred_pri_dtp/obzhalovanie_razmera_kompensacii_moralnogo_vreda/23-1-0-2646

    Моральный вред апелляционное определение
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here