Моральный вред причиненный преступлением срок исковой давности

Полезная информация в статье: "Моральный вред причиненный преступлением срок исковой давности" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Моральный вред причиненный преступлением срок исковой давности

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 17 октября 2013 г. по делу N 33-9897 (ключевые темы: дискриминация — сроки исковой давности — взыскание компенсации морального вреда — оплата труда работников — разрешение индивидуальных трудовых споров)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 17 октября 2013 г. по делу N 33-9897

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего Овчаренко О.А.,

судей Першиной И.В., Молчановой Л.А.,

при секретаре Черновой М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Овчаренко О.А.

гражданское дело по апелляционной жалобе ФИО2 в лице представителя ФИО1

на решение Междуреченского городского суда Кемеровской области от 11 июля 2013 года по исковому заявлению ФИО2 к ОАО «Распадская» о признании дискриминацией не выполнение работодателем обязанности по оплате труда работника в полном объеме, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов,

ФИО2 обратился в суд с иском к ОАО «Распадская» о признании дискриминацией невыполнение работодателем обязанности по оплате ему в двойном размере в соответствии с п. 10.11 Коллективного договора ОАО «Распадская» на 2007-2009 г. последнего часа работы в профессии ГРОЗ в условиях превышения предельно допустимых концентраций и уровней вредных производственных факторов на рабочих местах за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, взыскании компенсации морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, судебных расходов на оплату услуг представителя, полагая, что ответчик, не производя оплату труда в полном объеме, фактически допускал дискриминацию в форме использования принудительного труда, причиняя ему моральный вред.

В судебное заседание истец не явился, направив заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель истца — ФИО1, действующий на основании доверенности, настаивая на иске, поддержал позицию доверителя в полном объеме. Не оспаривая ознакомление работодателем истца с положениями Коллективного договора ОАО «Распадская», картой аттестации рабочего места с 2007 г., содержащей сведения о превышении предельно допустимых концентраций и уровней вредных производственных факторов на рабочих местах, представитель истца полагал, что срок обращения в суд истцом не пропущен.

Представитель ОАО «Распадская» ФИО5 просил отказать в удовлетворении заявленных истцом требований за пропуском им срока обращения в суд, предусмотренного ст. 392 Трудового кодекса российской Федерации.

Решением Междуреченского городского суда Кемеровской области от 11 июля 2013 года постановлено:

Отказать ФИО2 в иске к ОАО «Распадская» о признании дискриминацией не выполнение работодателем обязанности по оплате ФИО2 в двойном размере последнего часа работы за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов за пропуском истцом без уважительных причин срока обращения в суд.

В апелляционной жалобе представитель ФИО2 — ФИО1 просит отменить решение суда и принять новое решение в соответствии с законом.

Считает, что поскольку речь идет о неимущественных правах, то в соответствии со ст. 208 ГК РФ, исковая давность на заявленные требования не распространяется.

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене.

Несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, неприменение закона, подлежащего применению, послужило причиной принятия незаконного решения.

Относительно доводов апелляционной жалобы возражения не подавались.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения суда в обжалованной части, исходя из доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Согласно п. 3 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» (с послед. измен.) заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки, а о разрешении иного индивидуального трудового спора — в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

Исходя из вышеизложенного, в том случае, если работником заявлены требования о взыскании сумм заработной платы, которые ему не начислялись и в отношении которых возник судебный спор, то данные требования могут быть удовлетворены только за три месяца со дня, когда работнику стало известно о нарушении своего права. Из смысла указанного пункта постановления следует, что для признания нарушения трудовых прав длящимся необходимо соблюдение определенного условия: заработная плата работнику должна быть начислена, но не выплачена.

Читайте так же:  Как получить порубочный билет в ленинградской области

Из материалов дела следует и установлено судом первой инстанции, что ФИО2 состоял в трудовых отношениях с ОАО «Распадская» в качестве ГРОЗ с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается записями, содержащимися в копии трудовой книжки (л.д. 4-7).

Согласно представленной в материалы дела санитарно-гигиенической характеристики условий труда от ДД.ММ.ГГГГ N, выполнение истцом работы осуществлялось в условиях превышения предельно допустимых уровней вибрации, шума (л.д. 10-14).

С иском к ОАО «Распадская» о признании дискриминацией не выполнение работодателем обязанности по оплате труда работника в полном объеме, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов ФИО2 обратился в Междуреченский городской суд ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 2-3).

В судебном заседании представителем ответчика заявлено о пропуске истцом срока, предусмотренного ст.392 ТКРФ, на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

С учетом изложенного, рассматривая спорные отношения как трудовые, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что за защитой своих нарушенных прав истец обратился с пропуском установленного законом трехмесячного срока, поскольку, получая заработную плату без учета денежного вознаграждения не менее чем в двукратном размере последнего часа работы в условиях превышения предельно допустимых концентраций и уровней вредных производственных факторов на рабочем месте, истец не мог не знать о нарушении своих прав.

В соответствии с п.2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (ред. от 28.09.2010) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Учитывая, что в силу пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске, суд, установив факт пропуска истцом срока исковой давности, правомерно отказал в удовлетворении исковых требований ФИО2 о признании дискриминацией невыполнение работодателем обязанности по оплате труда работника в полном объеме, при этом суд правильно исходил из того, что истцом не было представлено доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности.

Согласно абз. 2 п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

Пропуск работником срока для обращения в суд с требованиями о защите его нарушенных действиями работодателя трудовых прав влечет также и отказ в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда, причиненного указанными действиями, по тем же основаниям, а именно в связи с пропуском установленного законом срока для защиты права.

Таким образом, отказывая ФИО2 в удовлетворении исковых требований о признании дискриминацией невыполнение работодателем обязанности по оплате труда работника в полном объеме по причине пропуска истцом трехмесячного срока исковой давности, суд первой инстанции обоснованно отказал и в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда.

В связи с тем, что из заявленных ФИО2 требований вытекает, что страдания он испытал в связи с нарушением его имущественных прав — права на получение заработной платы, то довод апелляционной жалобы о том, что в соответствии с требованиями ст. 208 ГК РФ, на исковые требования о компенсации морального вреда, причиненного дискриминацией в сфере трудовых отношений, срок исковой давности не распространяется, поскольку требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения его личных неимущественных прав, не может являться основанием к отмене суда первой инстанции о пропуске срока исковой давности.

Иных доводов, влекущих отмену решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Решение суда законно и обоснованно, соответствует действующему законодательству, установленным по делу обстоятельствам и представленным доказательствам. Оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ч. 1 ст. 327.1 , ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия:

Решение Междуреченского городского суда Кемеровской области от 11 июля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца ФИО2 — ФИО1- без удовлетворения.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/118008214/

Моральный вред причиненный преступлением срок исковой давности

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение Московского городского суда от 09 июля 2014 N 4г-3252/14 (ключевые темы: нравственные страдания — уголовное преследование — истечение срока давности — возмещение вреда, причиненного преступлением — причинение морального вреда)

Определение Московского городского суда от 09 июля 2014 N 4г-3252/14

Судья Московского городского суда Князев А.А., рассмотрев кассационную жалобу ответчика Васильева И.А., подписанную его представителем Васильевым А.В., поступившую в суд кассационной инстанции 27 июня 2014 года, на решение Савеловского районного суда города Москвы от 16 мая 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 марта 2014 года по гражданскому делу по иску Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. к Васильеву И.А. о возмещении вреда, причиненного преступлением,

Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. обратились в суд с иском к Васильеву И.А. о возмещении вреда, причиненного преступлением, ссылаясь на нарушение своих прав со стороны ответчика.

Читайте так же:  Жалоба в прокуратуру на бездействие сотрудников гибдд

Решением Савеловского районного суда города Москвы от 16 мая 2013 года заявленные Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. исковые требований удовлетворены частично; постановлено:

— взыскать с Васильева И.А. в пользу Кучеренко С.А. — _ руб.;

— взыскать с Васильева И.А. в пользу Кучеренко А.И. — _ руб.;

— в остальной части иска отказать;

— взыскать с Васильева И.А. в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере _ руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 марта 2014 года решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ответчик Васильев И.А. ставит вопрос об отмене решения суда и апелляционного определения судебной коллегии, считая их незаконными и необоснованными.

Изучив кассационную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам кассационной жалобы не усматривается.

Обратившись в суд с настоящим иском, истцы Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. указывали на то, что 25 августа 2010 года в 13 час. 20 мин. они, находясь на своем земельном участке N _ в СНТ «_» по адресу: _ область, _ район, пос. _, _-ый квартал _ лесничества, подверглись противоправным действиям с применением газового пистолета со стороны ответчика Васильева И.А., находящегося на соседнем земельном участке N _, который подставил лестницу к забору, разделяющему их участки, облил водой Кучеренко С.А. и Кучеренко А.И., бросил в них _ доски, а затем открыл стрельбу из газового оружия; в результате этого Кучеренко С.А. и Кучеренко А.И. причинены телесные повреждения: ожоги лица, глаз и горла; истцы Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. просили суд взыскать с ответчика Васильева И.А. материальный ущерб, выразившийся в порче имущества, принадлежащего истцам, в сумме _ рубля за испорченную лестницу, и компенсировать моральный вред, который они оценили в _ рублей каждому.

Выводы суда и судебной коллегии в судебных постановлениях мотивированы и в кассационной жалобе по существу не опровергнуты, так как никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны суда и судебной коллегии по доводам кассационной жалобы из представленных документов не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции не наделен.

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора (в настоящее время — в кассационном порядке). Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора (в настоящее время — в кассационном порядке) по гражданским делам в Российской Федерации, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Доводы кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности также не отвечают.

При таких данных, вышеуказанные решение суда и апелляционное определение судебной коллегии сомнений в их законности с учетом доводов кассационной жалобы ответчика Васильева И.А. не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 381 , 383 ГПК РФ,

Видео (кликните для воспроизведения).

В передаче кассационной жалобы ответчика Васильева И.А. на решение Савеловского районного суда города Москвы от 16 мая 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 марта 2014 года по гражданскому делу по иску Кучеренко А.И., Кучеренко С.А. к Васильеву И.А. о возмещении вреда, причиненного преступлением — для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда — отказать.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/126250268/

Сроки и исковая давность

Возможность компенсации морального вреда напрямую зависит и от сроков. В этой связи следует рассмотреть проблему применения к требованиям о компенсации морального вреда института исковой давности.

«На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ» Постановление Пленума Верховного суда от 20 декабря 1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации вреда».

Основываясь на положениях ст. 208 ГК исковая давность не распространяется “на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ”.

Итак, возмещение вреда — это одно из требований, которые могут вытекать из нарушения личных неимущественных прав. Моральный вред и вред, причиненный жизни и здоровью, являются разновидностями неимущественного вреда.

Ст. 151 ГК РФ сузила область до действий, противоправно умаляющих личные неимущественные права и иные нематериальные блага, не исчерпывающий перечень которых, приведен в ст. 150 ГК.

За пределами упомянутой области ст. 151 и 1099 ГК устанавливают принцип сингулярного деликта, т.е. компенсации морального вреда при нарушении иных прав возможна лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например, Законом РФ от 7 февраля 1992 г. “О защите прав потребителей”, Федеральным законом от 24 ноября 1996 г. “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”. Под иными (т.е. отличными от упомянутых в ст. 150 ГК РФ) правами следует понимать:

  • · имущественные права,
  • · неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в ст. 150 ГК (например, неимущественные права акционеров, установленные Федеральным Законом РФ от 26 декабря 1995 г. “Об акционерных обществах”).

С принятием нового Гражданского кодекса такой способ защиты гражданских прав, как возмещение морального вреда прекратил свое существование, и ему на смену пришел новый способ — компенсации морального вреда (ст. 12, 151 ГК РФ).

Читайте так же:  Определение об отмене судебного приказа образец

Возмещение морального вреда в ГК РФ не упоминается. Напомним, что институт возмещения морального вреда просуществовал в законодательстве, сначала в союзном, а затем в российском около 5 лет, появившись впервые в Законе СССР от 12 июня 1990 г. “О печати и других средствах массовой информации” и прекратив свое существование с 1 января 1995 г. — даты введение в действие первой части ГК РФ.

Презумпция о наличии существенных различий между понятиями “возмещение” и “компенсация” применительно к моральному вреду опровергается, если проанализировать, какие изменения появились в институте ответственности за причинение морального вреда в российском законодательстве в связи с принятием Гражданского кодекса РФ.

Содержание самого понятия “моральный вред” не подверглось изменению. Изменению подвергся перечень неправомерных действий, совершение которых порождает право гражданина на денежную компенсацию причиненных этими действиями страданий, а также форма, в которой возмещается (компенсируется) моральный вред — любая материальная форма возмещения (ст. 131 Основ) превращается в исключительно денежную форму компенсации морального вреда (ст. 151 ГК РФ).

Отметим также, что термин “возмещение” в Основах относился к любому вреду: имущественному; моральному; вреду, причиненному жизни и здоровью. В Гражданском кодексе РФ законодатель использует термин “компенсация” лишь применительно к моральному вреду; во всех остальных случаях причинения вреда он использует термин “возмещение”. Наконец, в ст. 12 ГК РФ законодатель выделяет компенсацию морального вреда в качестве специального способа защиты гражданских прав.

Таким образом, существенных различий между возмещением и компенсацией морального вреда нет. Очевидно, законодатель хотел изменением терминологии подчеркнуть лишь особый характер этого вида вреда.

С позиции ГК на требования о компенсации морального вреда распространяется исковая давность, применение которой должно осуществляться по общим правилам.

Требование о компенсации морального вреда — это требование имущественного характера, возникающее в связи с умалением личных неимущественных прав и других нематериальных благ, принадлежащих гражданину. Компенсация морального вреда представляет собой один из видов имущественной ответственности.

Предположение о неприменимости к имущественной ответственности срока исковой давности в данном случае противоречило бы основным началам и смыслу гражданского законодательства, регулятивная функция которого направлена на придание устойчивости отношениям, возникающим в гражданском обороте.

Изъятие, которое законодатель делает в отношении применения срока исковой давности для требований, вытекающих из причинения вреда жизни и здоровью, оправдано тем, что в большинстве случаев причинитель вреда знает или должен знать о самом факте причинения вреда, и может предполагать возможный размер ответственности.

В случае причинения морального вреда возникает иная ситуация. Страдания, физические и нравственные, представляют собой результат психической деятельности человека.

Разумеется, причинитель вреда может предполагать наличие у потерпевшего определенной психической реакции на факт совершения неправомерного действия, но уровень этой реакции ему может быть известен лишь весьма приблизительно.

Что касается размера компенсации, то о нем причинитель вреда не может иметь вообще никакого представления, если потерпевший не заявил соответствующего требования; действительный же размер компенсации может быть определен только судом (ст. 151, 1101 ГК РФ).

Вряд ли справедливо было бы поставить причинителя вреда в такое положение, когда без ограничения срока он мог бы подвергнуться наступлению ответственности, размер которой он изначально не мог и не должен был предвидеть. Общий срок исковой давности составляет три года. Если в течение этого срока с момента совершения неправомерного действия иск не был предъявлен, разумно и справедливо считать, что страдания отсутствовали, и во взыскании компенсации морального вреда должно быть отказано.

По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК РФ). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между испытываемыми страданиями и нарушением личных неимущественных прав.

Претерпевание страданий лишает человека психического благополучия (полностью или частично). По мнению автора, психическое благополучие — одно из нематериальных благ, принадлежащее гражданину от рождения, и одновременно одно из составляющих другого нематериального блага — здоровья в широком смысле.

Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя никогда не наступает само по себе, а лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав.

Поэтому при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсации морального вреда и корреспондирующей этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию, необходимо наличие причинной связи между следующими юридическими факторами: неправомерное действие (бездействие) — нарушение неимущественного права и умаление иного нематериального блага — нарушение психического благополучия (возникновение страданий).

Между наступлением этих фактов возможно истечение некоторого промежутка времени (например, между моментом умаления его чести и началом претерпевания страдания по этому поводу).

Это обстоятельство следует учитывать при применении правила о моменте начала течения срока исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда.

Особое внимание должно уделяться способности потерпевшего осознавать характер совершенного в отношении него неправомерного действия и его последствий, а также взаимную связь между ними, которая далеко не всегда бывает очевидной для потерпевшего.

Предположим, пациенту лечебного учреждения произведена инъекция. Однако вследствие небрежности медицинского работника для инъекции был использован препарат с истекшим сроком годности, что может по прошествии некоторого промежутка времени отрицательно сказаться на здоровье пациента.

Допустим, что пациент узнает об ошибке медицинского работника и ее возможных последствиях непосредственно после инъекции. Очевидно, что естественным последствием окажется возникновение у пациента нравственных страданий в виде страха перед возможными неблагоприятными последствиями.

Если неблагоприятный прогноз подтвердится, и непригодное лекарство по прошествии определенного промежутка времени окажет отрицательное воздействие на организм пациента, то к нравственным страданиям присоединятся физические.

Течение срока исковой давности в данном случае начнется в разные моменты для разных видов страданий: с момента инъекции — для нравственных страданий, и с момента проявления отрицательных физиологических последствий — для физических страданий. Если пациент узнает о медицинской ошибке непосредственно после наступления отрицательных последствий, то течении исковой давности начнется одновременно для обоих видов страданий независимо от того промежутка времени, который пройдет с момента произведения инъекции до момента наступления вызванных ею последствий.

Читайте так же:  Служба по защите прав несовершеннолетних

Итак, несмотря на указания Верховного Суда РФ, анализа действующего законодательства позволяет сделать вывод о возможности применения сроков исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда.

Важное значение, при компенсации морального вреда имеют сроки введения в действие соответствующих нормативно-правовых актов.

Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования о возмещении морального вреда не удовлетворяются, в том числе и в случае, когда потерпевший после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания.

На таком основании, что, на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы.

Источник: http://studwood.ru/880856/pravo/sroki_iskovaya_davnost

Возмещение вреда, причиненного преступлением

(Продолжение. Начало в №2 · 2018)

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

О некоторых процессуальных вопросах гражданского иска в уголовном процессе мы уже упоминали: подсудности по месту нахождения уголовного дела, отсутствия обязанности платить госпошлину, упрощенных требованиях к исковому заявлению и других. Но на этом особенности такого рода исков не заканчиваются.

Руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации определено, что при разрешении в приговоре вопросов, связанных с гражданским иском, суд обязан привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск. При удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре надлежит указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие – в долевом порядке.

В судебном заседании гражданский иск поддерживает гражданский истец, а если этого требует охрана государственных интересов – прокурор (ч. 6 ст. 246 УПК РФ).

Особо следует обратить внимание на тот факт, что если гражданский иск не заявлен, то суд лишен возможности по собственной инициативе возместить имущественный ущерб, причиненный преступлением. А также на то, что при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ).

Суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если: об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; гражданский иск поддерживает прокурор; подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском. В остальных случаях суд при неявке гражданского истца или его представителя вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. При этом за гражданским истцом сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 и 3 ст. 250 УПК РФ).

При постановлении обвинительного приговора суд в зависимости от доказанности оснований и размеров гражданского иска удовлетворяет предъявленный иск полностью или частично либо отказывает в его удовлетворении.

При оправдательном приговоре, прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В иных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения, что не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

В соответствии со ст. 54 УПК РФ в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд – определение.

Ответственность за вред, причиненный преступлением, как правило, несет обвиняемый. Уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено признание обвиняемого гражданским ответчиком.

В некоторых случаях ответчиком по делу может выступать иное лицо, не являющееся причинителем вреда, которое наделяется статусом гражданского ответчика.

Так, например, если у несовершеннолетнего обвиняемого нет самостоятельного дохода, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, т. е. на них возлагается субсидиарная ответственность, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Помимо родителей (усыновителей) и попечителей, гражданскими ответчиками по уголовному делу могут быть и другие лица. Согласно нормам гражданского права к таковым должны быть отнесены: владельцы источника повышенной опасности, принадлежащего им на правах собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления, аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности, на иных законных основаниях (ч. 1 ст. 1079 ГК); лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности (ч. 2 ст. 1079 ГК); граждане и юридические лица, заключившие с причинителем вреда трудовой договор (контракт) либо гражданско-правовой договор, если последний при совершении преступления действовал (должен был действовать) по их заданию и под их контролем за безопасным ведением работ (ст. 1068 ГК).

Так, например, гражданским ответчиком по делу может быть признана организация как владелец источника повышенной опасности, с которой в трудовых отношениях на момент совершения преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ, состоял обвиняемый.

Интересным в связи с этим представляется вопрос о том, выполняет ли виновное лицо в тот момент, когда оно совершает преступление, связанное со службой или трудовыми отношениями, свои служебные или трудовые обязанности? Или, проще говоря: выполняет ли служебные обязанности сотрудник полиции, когда он, превышая свои служебные полномочия, избивает задержанного? Или: выполняет ли трудовые обязанности водитель, когда он, грубо пренебрегая правилами дорожного движения, на закрепленном за ним организацией автомобиле совершает дорожно-транспортное происшествие с тяжкими последствиями? Разве все эти государственные и частные организации поручали виновным подобное совершать? Почему они должны нести ответственность за этих лиц (пусть даже и с правом дальнейшего регресса к ним)?

В правоприменительной практике, уважаемые читатели, вы найдете примеры и того, и другого. И примеры, когда судебные органы взыскивали ущерб с таких организаций, и примеры, когда – с виновников, с преступников. Грань между тем, когда сотрудники и работники выполняют свои обязанности, а когда они перешли эту черту – очень тонка.

Между тем, от этого зависит решение суда по уголовному делу: с кого же взыскивать ущерб (поскольку гражданскому истцу порой выгоднее по мотивам быстрейшего исполнения взыскать его с организации, а не с виновника). Здесь можно дать только одну рекомендацию: внимательно изучить должностные обязанности привлекаемого к уголовной ответственности. Если они виновным были явно превышены – он должен нести самостоятельную ответственность, и вред на организацию возложен быть не может.

Читайте так же:  Судебные расходы третьего лица в арбитражном процессе

Так, автору в свое время, защищая интересы предприятия, в непростом судебном процессе удалось доказать, что, выбив глаз своей напарнице на почве ссоры и сцены ревности крючком для вязания арматурной сетки, работница предприятия не могла исполнять свои трудовые обязанности, поскольку никаким трудовым договором и должностными инструкциями столь дикие выходки в процессе труда предусмотрены не были. Соответственно – заявленный пострадавшей к предприятию иск о возмещении вреда на производстве был отклонен, ей было рекомендовано с подобным иском обратиться непосредственно к виновнице преступления.

Наличие иска по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, заявленного в порядке гражданского судопроизводства, не препятствует предъявлению иска в уголовном процессе при условии прекращенного гражданского дела по соответствующему ходатайству истца. Иначе говоря, потерпевший может предъявить только один из этих исков, но не оба сразу. Поэтому если потерпевший ранее предъявил требование о возмещении причиненного ему вреда в порядке гражданского судопроизводства, то ему необходимо для предъявления аналогичного требования в рамках уголовного дела отозвать свой ранее заявленный общегражданский иск, поскольку одно и то же требование не может быть заявлено дважды и рассматриваться независимо друг от друга разными судами.

Необходимо учитывать, что гражданский иск в уголовном процессе предъявляется лицу, которое является обвиняемым (то есть – с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого) или подсудимым (то есть – с момента предания суду) по данному уголовному делу. Если ущерб причинен совместными действиями нескольких подсудимых, все они будут выступать соответчиками по гражданскому иску в данном уголовном процессе.

К причинителю имущественного вреда, который подсудимым не является, гражданский иск в уголовном процессе предъявлен быть не может, несмотря на то, что этот вред имеет преступное происхождение. В частности, когда вред причинен совместными действиями подсудимого по данному уголовному делу и другого лица, в отношении которого уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям или выделено в отдельное производство, обязанность возместить вред в полном размере ложится на подсудимого. Если материальный ущерб причинен подсудимым совместно с другим лицом, в отношении которого дело было выделено в отдельное судопроизводство, суд возлагает обязанность по возмещению ущерба в полном размере на подсудимого. При вынесении обвинительного приговора в отношении лица, дело о котором было выделено в отдельное производство, суд вправе возложить не него обязанность возместить ущерб солидарно с ранее осужденным (см.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением»).

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 03 (185) дата выхода от 22.03.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Источник: http://www.consultant-dv.ru/periodika/gazeta-vernoe-reshenie/vypusk-03-22-03-18/vozmeshchenie-vreda-prichinennogo-prestupleniem2/

ВС разъяснил правила исчисления исковой давности в делах о возмещении ущерба, нанесенного преступлением

Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда рассмотрел жалобу об отмене решения суда первой инстанции и определения апелляционного суда относительно возмещения имущественного ущерба, причиненного в результате преступления.

По обстоятельствам дела жалобщик был признан виновным в совершении уголовного преступления и освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. В связи с этим прокурор подал иск о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате преступления.

Суд первой инстанции удовлетворил иск прокурора. Суд посчитал, что спор касается деликтных, гражданских правоотношений. Следовательно, при определении срока исковой давности суд руководствовался нормами ГК.

При этом суд решил, что истечение срока исковой давности началось не с момента совершения уголовного преступления, а с момента, когда стало известно о виновном лице, то есть со следующего дня после вынесения определения в уголовном производстве о признании вины.

Определением апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Верховный суд пришел к выводу о частичном удовлетворении кассационной жалобы. ВС отменил решение суда первой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции и передал дело на новое рассмотрение с учетом следующего.

Иск прокурора касался вреда, причиненного физическим лицом при исполнении им трудовых обязанностей. Срок обращения в суд по делам относительно трудовых правоотношений урегулирован нормами КЗоТ, а не ЦК.

ВС отметил, что при разрешении споров относительно возмещения вреда, причиненного действиями работника, суды должны проверять, придерживался ли владелец или уполномоченный им орган установленного ст. 233 КЗоТ однолетнего срока со дня выявления причиненного работником ущерба для обращения в суд с иском о его возмещении. Этот срок применяется и в случае обращения с заявлением прокурора.

Кроме того, ВС обратил внимание, что ответчик доказывал то, что о выявлении ущерба и о лице, которое совершило эти действия, было известно еще в 2006-2007 годах. Однако с иском прокурор обратился через 10 лет. Суды не обратили внимание на этот факт. Днем выявления ущерба следует считать день, когда собственнику или уполномоченному им органу стало известно о наличии ущерба, причиненного работником.

День вынесения приговора или определения суда по правилам УК относительно ответчика не считается днем обнаружения причиненного им ущерба при наличии доказательств доказанного факта причинения ущерба.

Все решения судов вы можете легко найти в Системе анализа судебных решений VERDICTUM, созданной для аналитической работы с многомиллионным массивом судебных решений. Если вы еще не пользуетесь системой, то рекомендуем заказать тестовый доступ или приобрести VERDICTUM.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://jurliga.ligazakon.net/news/169548_vs-razyasnil-pravila-ischisleniya-iskovoy-davnosti-v-delakh-o-vozmeshchenii-ushcherba-nanesennogo-prestupleniem

Моральный вред причиненный преступлением срок исковой давности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here