Нарушение исключительных прав на товарный знак

Полезная информация в статье: "Нарушение исключительных прав на товарный знак" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Исключительное право на товарный знак

Лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ,

либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ;

  • 2) при выполнении работ, оказании услуг;
  • 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;
  • 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;
  • 5) в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Правообладатель для оповещения о своем исключительном праве на товарный знак вправе использовать знак охраны, который помещается рядом с товарным знаком, состоит из латинской буквы «R» или латинской буквы ® в окружности либо словесного обозначения «товарный знак» или «зарегистрированный товарный знак» и указывает на то, что применяемое обозначение является товарным знаком, охраняемым на территории РФ.

Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

Использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с правилами ГК РФ. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия.

По договору об отчуждении исключительного права на товарный знак одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать в полном объеме принадлежащее ей исключительное право на соответствующий товарный знак в отношении всех товаров или в отношении части товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован, другой стороне – приобретателю исключительного права.

Отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Отчуждение исключительного права на товарный знак, включающий в качестве неохраняемого элемента НМПТ, которому на территории РФ предоставлена правовая охрана (п. 7 ст. 1483 ГК РФ), допускается только при наличии у приобретателя исключительного права на такое наименование.

По лицензионному договору одна сторона – обладатель исключительного права на товарный знак (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования товарного знака в определенных договором пределах с указанием или без указания территории, на которой допускается использование, применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности.

Лицензиат обязан обеспечить соответствие качества производимых или реализуемых им товаров, на которых он помещает лицензионный товарный знак, требованиям к качеству, устанавливаемым лицензиаром. Лицензиар вправе осуществлять контроль за соблюдением этого условия. По требованиям, предъявляемым к лицензиату как изготовителю товаров, лицензиат и лицензиар несут солидарную ответственность.

Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, лицензионный договор, а также другие договоры, посредством которых осуществляется распоряжение исключительным правом на товарный знак, должны быть заключены в письменной форме и подлежат государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти но интеллектуальной собственности.

Исключительное право на товарный знак действует в течение 10 лет со дня подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в Роспатент. Срок может быть продлен на 10 лет по заявлению правообладателя, поданному в течение последнего года действия этого права. Продление срока действия исключительного права на товарный знак возможно неограниченное число раз.

Источник: http://studme.org/39942/pravo/isklyuchitelnoe_pravo_tovarnyy_znak

Нарушение исключительных прав на товарный знак: как ответчику снизить компенсацию?

Согласно п. 4 ст. 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации, в том числе в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Согласно п. 43.4 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 5/29), если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.

На основе данной правовой позиции суды определяют стоимость права на использование исходя из цены ранее предоставленных правообладателем неисключительных лицензий (см., например, постановления Суда по интеллектуальным правам от 24.05.2018 № С01-294/2018 по делу № А40-208600/2016, от 24.04.2018 № С01-220/2018 по делу № А75-9720/2017). Если подобные лицензии ранее не выдавались правообладателем, суды, как правило, отказывают в удовлетворении требования о взыскании заявленной компенсации (даже при доказанности факта нарушения) (см., например, постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.06.2014 № С01-470/2014 по делу № А40-126600/2013).

Читайте так же:  Отменить судебный приказ восстановить срок

Решение суда в рассматриваемой ситуации предугадать сложно. Но с высокой долей вероятности можно предположить, что суд вряд ли удовлетворит требования правообладателя о взыскании компенсации в двукратном размере роялти, установленных в договоре исключительной лицензии за год использования товарного знака. Размер компенсации будет, скорее всего, существенно снижен. Либо суд в принципе откажет правообладателю в удовлетворении требования, даже если факт нарушения будет доказан. Вам следует обратить внимание суда на следующие обстоятельства.

Во-первых, исключительный характер лицензии по договору, заключенному между правообладателем и иным юридическим лицом.

При рассмотрении некоторых дел суды в принципе отказывались рассматривать условия исключительных лицензий при определении стоимости права на использование товарного знака. Так, в постановлении от 24.05.2017 № С01-693/2016 по делу № А45-20577/2015 СИП РФ констатировал, что размер вознаграждения, установленный в лицензионном договоре между предпринимателем и обществом, заключенном на условиях исключительной лицензии, не может быть принят за основу при определении размера компенсации, подлежащей взысканию с нарушителя.

Во-вторых, следует обратить внимание суда на то обстоятельство, что цена в лицензионном договоре определена за год использования, тогда как вы использовали товарный знак непродолжительное время.

В одном из судебных споров правообладатель товарного знака заявил требование о взыскании с нарушителя его исключительного права компенсации в 2,4 млн руб. — двукратном размере стоимости неисключительной лицензии правообладателя. Суд первой инстанции удовлетворил требования в части — присудил выплатить 400 000 руб. компенсации. При этом суд исходил из того, что в этом деле имела место разовая реализация единицы товара каждым ответчиком, что могло привести к возникновению убытков, не превышающих стоимость права на использование одной единицы товара каждым ответчиком. При этом суд учел расчет убытков правообладателя, предоставленный ответчиками: «плата за использование товарного знака согласно условиям предоставленного договора — 1 200 000 руб. в год. Ставка платы за использование товарного знака в месяц составит 100 000 руб. Если определять стоимость использования товарного знака исходя из периода реализации, установленного материалами истца (один день), то размер убытков истца составит 100 000 / 30 = 3333 руб.». СИП РФ поддержал данное решение суда первой инстанции (постановление Суда по интеллектуальным правам от 27.04.2018 № С01-261/2018 по делу № А40-24046/2017).

В-третьих, имеет значение также тот факт, что правообладатель «аффилирован» с лицензиатом.

Суды исходят из того, что факт аффилированности сторон лицензионного договора мог повлиять на установленный в этом договоре размер лицензионного вознаграждения. От правообладателя, рассчитывающего получить существенную компенсацию, в таком случае требуется подтвердить соответствие свободному рынку определенной в договоре цены неисключительной лицензии (см., например, постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 20.07.2018 по делу № А33-28024/2017, Суда по интеллектуальным правам от 24.05.2017 № С01-693/2016 по делу № А45-20577/2015).

Наконец, вы можете также потребовать снижения компенсации на основании положений Постановления Конституционного суда РФ от 13.12.2016 № 28-П. В соответствии с данным актом суды должны учитывать при снижении размера компенсации тот факт, что нарушение было совершено ответчиком впервые, а также учитывать соразмерность компенсации понесенным правообладателями убыткам. Принципиально важно при этом, чтобы о снижении компенсации ниже предела, установленного законом, было прямо заявлено ответчиком, а также были приведены обоснования подобного требования (см. п. 21 Обзора судебной практики ВС РФ № 3 (2017) (утв. Президиумом ВС РФ 12.07.2017), определения ВС РФ от 11.07.2017 № 308-ЭС17-3085, от 11.07.2017 № 308-ЭС17-2988, от 11.07.2017 № 308-ЭС17-3088, от 18.01.2018 № 305-ЭС17-14355).

Источник: http://www.eg-online.ru/consultation/392930/

Когда правообладатель товарного знака не сможет взыскать компенсацию за его использование третьими лицами?

Юрист патентно-адвокатского бюро «Гардиум»

специально для ГАРАНТ.РУ

Компенсация как способ защиты исключительных прав на товарный знак набирает все большую популярность. Вместе с тем ведение судебного процесса связано со значительными издержками, поэтому перед инициированием разбирательства важно понимать перспективы удовлетворения исковых требований.

Рассмотрим случаи, когда у правообладателя может не получиться взыскать компенсацию за использование принадлежащего ему товарного знака с третьих лиц.

Третьи лица использовали товарный знак правообладателя до принятия Роспатентом решения о его регистрации

Срок от подачи заявки на регистрацию товарного знака до принятия Роспатентом соответствующего решения может составить более 12 месяцев. Поскольку процедура регистрации товарного знака достаточно продолжительная, предприниматели задаются вопросом, можно ли взыскать с третьих лиц компенсацию за использование принадлежащих им товарных знаков за тот период, когда заявка уже подана, но Роспатент еще не принял решение о регистрации.

В соответствии с п. 1 ст. 1491 Гражданского кодекса исключительное право на товарный знак действует в течение 10 лет с даты подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в Роспатент.

Исходя из данной нормы, исключительное право на товарный знак возникает после подачи заявки в Роспатент. Следовательно, использование третьими лицами принадлежащего правообладателю обозначения после подачи заявки, но до принятия решения Роспатентом о регистрации товарного знака должно признаваться нарушением его исключительного права. Таким образом, предприниматели полагают, что могут взыскивать компенсацию за несанкционированное использование принадлежащих им товарных знаков в указанный период.

Вместе с тем судебная практика по данному вопросу сложилась неоднозначная. Поэтому рассмотрим случаи, когда при аналогичных обстоятельствах суды приходили к совершенно противоположным выводам.

Так, 2 сентября 2014 года ООО «Студия анимационного кино «Мельница» подало в Роспатент заявку на регистрацию в качестве товарного знака обозначения «Три богатыря. Ход конем». До принятия Роспатентом решения о регистрации студии стало известно, что третье лицо без ее согласия реализует DVD-диски и раскраски под указанным обозначением. Тогда студия произвела закупку контрафактных товаров, чтобы зафиксировать факт нарушения своих исключительных прав.

После принятия Роспатентом решения о регистрации товарного знака студия обратилась в суд с исковым заявлением к ответчику о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак. Исковое заявление было удовлетворено. При этом суды отклонили довод ответчика о том, что использование обозначения до его регистрации в качестве товарного знака не может рассматриваться как нарушение исключительных прав правообладателя (постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 июня 2017 г. по делу № А08-2700/2016).

Читайте так же:  Принцип полного возмещения убытков означает

В другом деле суды пришли к противоположным выводам.

14 сентября 2012 года ООО «Маша и Медведь» подало заявку на регистрацию двух изобразительных товарных знаков. После подачи указанных заявок, но до даты принятия Роспатентом решения о регистрации компании стало известно, что ее права нарушаются третьими лицами. Чтобы зафиксировать факт нарушения своих прав, компания произвела закупку контрафактных товаров.

Основываясь на п. 1 ст. 1491 ГК РФ, компания посчитала, что ее исключительные права на зарегистрированные товарные знаки действуют с момента подачи соответствующих заявок, а, значит, подлежат защите. Поэтому после принятия решения о регистрации заявленных обозначений в качестве товарных знаков компания обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам № 505856 и № 505857.

В результате компании не удалось взыскать компенсацию за использование принадлежащих ей обозначений. Судом по интеллектуальным правам было отмечено, что в соответствии со ст. 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак принадлежит лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак. При этом совершенные другими лицами до государственной регистрации товарного знака действия по использованию сходного обозначения не являются нарушением исключительного права и к таким лицам не могут быть применены меры ответственности, предусмотренные гражданским законодательством (постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 февраля 2017 года № С01-1271/2016 по делу № А71-990/2016).

Истек срок исковой давности для предъявления требований о взыскании компенсации

Согласно п. 1 ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 года № 15187/12 по делу № А42-5522/2011 законом не установлены иные правила исчисления исковой давности для требований о защите исключительных прав на товарный знак, в связи с чем к требованиям о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака подлежит применению общий срок исковой давности.

Таким образом, требования о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака должны быть заявлены в течение трех лет с момента, когда правообладателю стало известно о нарушении его исключительных прав. В противном случае правообладателю может быть отказано в удовлетворении требований о взыскании компенсации.

Так, ООО «Девелопмент» обратилось в суд с требованием к ОАО «Сбербанк России» о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак № 335609 «Мы всегда рядом». В процессе судебного разбирательства банк заявил о пропуске срока исковой давности. Поскольку требование компании было заявлено по истечении трехгодичного срока, суд отказал в удовлетворении исковых требований (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 декабря 2013 года № С01-300/2013 по делу № А40-221/2013).

Произошло исчерпание исключительных прав правообладателя на товарный знак

Согласно ст. 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Данный принцип исчерпания права означает, что предприниматель не может препятствовать использованию знака применительно к тем же товарам, которые введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия. То есть он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на товарный рынок.

Так, истцу принадлежал товарный знак «Русмаш» по свидетельству № 473042, и ему стало известно, что ответчиком реализуется товар, на упаковку которого нанесено изображение, сходное до степени смешения с принадлежащим ему товарным знаком. Истец обратился в суд с иском о взыскании компенсации.

В процессе судебного разбирательства было установлено, что ответчик приобрел данные товары у третьего лица. При этом само третье лицо приобрело указанные товары у Истца. Таким образом, ответчик реализовывал товары, произведенные и введенные в гражданский оборот самим правообладателем спорного товарного знака. Поскольку произошло исчерпание исключительного права, истцу было отказано во взыскании компенсации с ответчика (постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 ноября 2018 г. № С01-946/2018 по делу № А03-19009/2017).

Потребители не смогут спутать товары правообладателя и товары третьего лица

Согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Исходя из данной статьи, нарушением исключительных прав правообладателя на товарный знак является такое использование, при котором возникает вероятность смешения. То есть необходимо доказать, что потребители могут спутать товары правообладателя и товары третьего лица. В противном случае взыскать компенсацию за использование товарного знака не получится.

Так, ООО «Манго Телеком» принадлежат товарные знаки по свидетельствам № 566451, № 467758, № 467759, № 235044, № 242054, включающие в себя словесные элементы «Манго Телеком», «MangoTelecom», «Mango Tele.com» и «Mango Office». Под данными обозначениями осуществляет свою деятельность одна из крупнейших телекоммуникационных компаний Российской Федерации. Ей стало известно, что другая компания, ООО «Джентельменские решения», в своей рекламе указывает на то, что ее сервис является аналогом сервиса «Манго телеком».

Результатом стал судебный иск с требованием о взыскании компенсации, однако в его удовлетворении суд отказал, ссылаясь на то, что в тексте рекламной ссылки имеется прямое указание на то, что сервис ответчика является аналогом сервиса истца, а не самим сервисом «Манго телеком», в связи с чем указанные сервисы нельзя перепутать (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2018 г. № 09 АП-27975/2018-ГК по делу № А40-81716/17).

Правообладатель использует товарный знак исключительно с целью взыскания компенсации с других участников экономической деятельности

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Читайте так же:  Сроки заявления о выдаче судебного приказа
Видео (кликните для воспроизведения).

Суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Поскольку основной функцией товарных знаков является индивидуализация товаров, то суды признают злоупотреблением правом действия правообладателей по аккумулированию товарных знаков и их использованию исключительно с целью взыскания компенсации с других участников экономической деятельности. Соответственно, в удовлетворении требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак такому правообладателю будет отказано (постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июля 2018 г. № С01-422/2018 по делу № А28-5685/2017).

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/zyablov/1236250/

Нарушение исключительных прав на товарный знак

Проблемы самозащиты правообладателями исключительных прав на товарный знак

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 22, декабрь 2018 г., с. 37-40

Незаконное использование чужого товарного знака без согласия его правообладателя влечёт за собой юридическую ответственность. Действующее законодательство предоставляет правообладателю возможность беспрепятственного распоряжения исключительным правом. При нарушении данного права на товарный знак правообладатель может использовать меры юридической ответственности для восстановления своих нарушенных прав и наказания виновных лиц.

Сегодня наиболее востребованной на практике мерой в данном случае является не возмещение убытков, а альтернативная ему компенсация (ст. 1515 ГК РФ). В свое время её введение существенным образом эффективизировало защиту нарушенных исключительных прав [1]. Гражданско-правовая ответственность позволяет в полной мере восстановить нарушенное исключительное право, поскольку посредством ее применения правообладатель не только прекращает неправомерные действия нарушителя, но и взыскивает компенсацию за нарушение своих прав.

Для привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности правообладатель должен самостоятельно предпринять ряд мер, поскольку в соответствии с п. 1. ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать и подтвердить основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Самостоятельные действия правообладателя по заключению договора розничной купли-продажи с целью приобретения контрафактного товара и осуществление видеозаписи данного процесса соответствуют целям реализации самозащиты права и направлены на получение доказательств того, что ответчик вводит в гражданский оборот контрафактный товар.

Такой способ защиты нарушенного права, как самозащита, прямо предусмотрен ст. 12, 14 ГК РФ и не противоречит законодательству. Так, некоммерческое партнерство по содействию защите прав на интеллектуальную собственность «Эдельвейс» обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на персонажи из мультипликационного сериала «Маша и Медведь».

В качестве доказательств реализации ответчиком набора фигурок «Маша и Медведь» истцом представлены: товарный чек от 2 июля 2013 г. и видеосъёмка процесса покупки указанного товара.

Десятый арбитражный апелляционный суд, отказывая в удовлетворении жалобы, согласился с решением и выводом суда первой инстанции о том, что истец не представил доказательства реализации набора фигурок «Маша и Медведь» именно ответчиком.

Так, в товарном чеке от 2 июля 2013 г. не указаны: должность, фамилия и инициалы лица, выдавшего чек (ч. 2.1 ст. 2 ФЗ от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт»).

Согласно статье 493 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором розничной купли-продажи, в том числе условиями формуляров или иных стандартных форм, к которым присоединяется покупатель (ст. 428); договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара.

Отсутствие кассового чека, а также всей необходимой информации на товарном чеке не позволяют принять товарный чек в качестве доказательства продажи товара индивидуальным предпринимателем. Следовательно, выдача кассового или товарного чека является фактическим подтверждением заключения договора розничной купли-продажи.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в своём Постановлении от 14 сентября 2010 г. по делу № А07-23236/2009 указал, что факт отсутствия в товарном чеке реквизитов продавца или печати продавца не является доказательством заключения договора розничной купли-продажи. Данное положение суд обосновал тем, что товарный чек, который не содержит реквизитов продавца, не позволяет с достоверностью установить факт реализации указанного в нём товара от имени ответчика.

Таким образом, без кассового или товарного чека, содержащего всю необходимую информацию о продавце, подтвердить факт заключения договора розничной купли-продажи контрафактного товара более чем проблематично.

Многие правоприменители считают, что основным доказательством заключения договора розничной купли-продажи будет являться произведенная видеозапись, подтверждающая реализацию контрафактного товара. Ведение видеозаписи, в том числе и скрытой камерой, в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты гражданского права (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 1 декабря 2016 г. № 04АП-107/16).

Суд по интеллектуальным правам в своём Постановлении от 23 декабря 2013 г. № С01-326/2013 по делу № А23-550/2013 подтверждает правомерность того, что видеозапись покупки спорного товара, на которой зафиксирован факт его продажи неизвестным лицом, а не ответчиком, без кассового или товарного чека; не может являться доказательством того, что продажа спорного товара была осуществлена конкретным индивидуальным предпринимателем, равно как и факт передачи денег в счёт покупки диска именно предпринимателю.

При этом необходимо отметить, что арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу, в связи с чем следует выделить ряд основных признаков видеозаписи как доказательства факта приобретения контрафактного товара. В первую очередь произведенная видеозапись должна позволять достоверно соотнести записанные на ней события с ответчиком. Произведенная видеозапись должна позволять идентифицировать место предпринимательской деятельности ответчика и факт того, что реализация товара производится непосредственно ответчиком или уполномоченным им лицом (Решение арбитражного суда Забайкальского края от 13 октября 2016 г. по делу № А78-5536/2016).

Читайте так же:  Условия и порядок ограничения дееспособности гражданина кратко

Идентифицирующим признаком места осуществления предпринимательской деятельности ответчика может являться зафиксированная на видеозаписи вывеска с наименованием продавца. Действующее законодательство содержит требования к минимальному объему информации, которая должна размещаться на вывеске продавца. Например, в соответствии со ст. 9 ФЗ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», продавец обязан довести до сведения потребителя фирменное наименование своей организации, место её фактического нахождения и режим работы.

Следует отметить, что субъект предпринимательской деятельности может ее осуществлять одновременно по нескольким адресам. В связи с этим при производстве видеосъемки следует точно определять адрес места реализации спорного товара (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2016 г. № 15АП-4117/16).

Произведенная видеозапись должна позволять достоверно установить, что ответчиком или уполномоченным им лицом передан покупателю спорный товар, на котором незаконно нанесен чужой товарный знак, а также что ответчиком были получены денежные средства от покупателя и выдан товарный или кассовый чек (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2016 г. № 17АП-12049/16-ГК). Некоторые правоприменители в качестве еще одного признака допустимости произведенной видеозаписи в качестве доказательства в судебном процессе называют непрерывность осуществления видеосъемки (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 декабря 2016 г. № 17АП-14959/16-ГК).

Таким образом, покупка контрафактных товаров в целях самозащиты прав должна быть подтверждена кассовым или товарным чеком либо иным документом, подтверждающим оплату подобных контрафактных товаров, а также в отдельных случаях — видеосъемкой, зафиксировавшей процесс покупки спорного товара и позволяющей достоверно идентифицировать продавца.

В соответствии с п. 2.1 ст. 2 ФЗ от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ (ред. от 03 июля 2018 г.) «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации» индивидуальные предприниматели, применяющие патентную систему налогообложения, за исключением индивидуальных предпринимателей, осуществляющих виды предпринимательской деятельности, установленные налоговым законодательством Российской Федерации; могут осуществлять расчёты без применения контрольно-кассовой техники при условии выдачи (направления) покупателю (клиенту) документа, подтверждающего факт осуществления расчёта между индивидуальным предпринимателем и покупателем (клиентом), содержащего наименование документа, его порядковый номер и реквизиты, установленные абз. 4-12 п. 1 ст. 4.7 настоящего Федерального закона.

В случае невыдачи по требованию покупателя товарного чека продавец может быть привлечён к административной ответственности по ч. 6 ст. 14.5 КоАП РФ.

Согласно пункту 6 ст. 14.5 КоАП РФ невыдача организацией или индивидуальным предпринимателем при применении контрольно-кассовой техники покупателю (клиенту) кассового чека или бланка строгой отчётности в электронной форме либо непередача указанных документов на бумажном носителе покупателю (клиенту) по его требованию предполагает привлечение к административной ответственности в виде вынесения предупреждения или наложения административного штрафа на должностных лиц в размере двух тысяч рублей, а также вынесения предупреждения или наложения административного штрафа на юридических лиц в размере десяти тысяч рублей.

В соответствии с п. 6 ст. 14.5 КоАП РФ должностное или юридическое лицо подлежит административной ответственности только за невыдачу кассового чека или бланка строгой отчетности в электронной форме либо непередачу указанных документов на бумажном носителе покупателю (клиенту) по его требованию. Таким образом, если продавец, реализуя контрафактные товары, будет выдавать товарные чеки без указания наименования товара либо данных о продавце, то его будет невозможно привлечь к административной ответственности по ч. 6 ст. 14.5 КоАП РФ, так как его действия не будут содержать состава правонарушения.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой. Так, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в своём Постановлении от 28 марта 2011 г. № 13АП-2490/11 приходит к выводу об отсутствии события инкриминируемого предпринимателю правонарушения, поскольку ответственность по ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ предусмотрена за отказ в выдаче товарного чека по требованию покупателя. В данном случае необходимый документ, подтверждающий покупку, был выдан. Отсутствие на чеке каких-либо реквизитов не влечёт ответственности по ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ.

Аналогичный вывод содержит Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 мая 2015 г. по делу № А33-24/2015, по которому индивидуальный предприниматель был привлечен к ответственности по ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ за выдачу покупателю по его требованию товарного чека без обязательных реквизитов (отсутствовали фамилия и инициалы лица, выдавшего документ), что было расценено административным органом как отказ продавца выдать покупателю по его требованию документ, подтверждавший получение денежных средств за товар. В этой связи суд отметил, что исходя из диспозиции ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ административная ответственность установлена именно за отказ в выдаче по требованию покупателя (клиента) документа, подтверждающего приём денежных средств за соответствующий товар (услугу). Отказ продавца в выдаче по требованию покупателя товарного чека и выдача продавцом покупателю товарного чека, не содержащего всех обязательных реквизитов, предусмотренных п. 2.1 ст. 2 ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчётов и (или) расчётов с использованием платёжных карт», не являются тождественными событиями (деяниями).

Таким образом, для реализации защиты исключительного права правообладатели сталкиваются с очередной проблемой доказывания незаконного использования товарного знака.

Для предоставления самозащиты исключительных прав правообладателей, пресечения возможностей ухода от ответственности за реализацию контрафактных товаров с использованием товарных знаков права, на которые принадлежат иным лицам, а также устранения пробела в законодательстве; на наш взгляд, необходимо внести изменения в п. 6 ст. 14.5 КоАП РФ, изложив его в следующей редакции: «Ненаправление организацией или индивидуальным предпринимателем при применении контрольно-кассовой техники покупателю (клиенту) кассового чека или бланка строгой отчетности в электронной форме, а также непередача покупателю (клиенту) по его требованию, либо передача указанных документов на бумажном носителе без соблюдения требований предусмотренных законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники».

Применения данной нормы позволит в полной мере предоставить возможности самозащиты исключительных прав правообладателям и более эффективно пресечь возможности ухода правонарушителей от ответственности за реализацию контрафактных товаров с использованием товарных знаков.

Литература

1. Права на товарный знак: монография / Д.В. Афанасьев, А.С. Ворожевич, В.В. Голофаев и др.; отв. ред. Л.А. Новоселова. М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2016.

2. Еременко В.И. Правовое регулирование коммерческих обозначений в соответствии с частью четвертой ГК РФ // Законодательство и экономика, 2008. № 4.

Читайте так же:  Моральный вред личного неимущественного права

Источник: http://ipcmagazine.ru/trademark-law/problems-of-self-defense-by-rights-holders-of-exclusive-rights-to-a-trademark

Нарушение прав на товарный знак

Незаконное использование товарного знака или сходного с товарным знаком обозначения влечет за собой гражданскую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом, отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение прав на товарный знак, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Пресечение действий, нарушающих исключительное право на товарный знак либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет. (Статья 1250 Части четвертой ГК РФ)

  • Что такое товарный знак
  • Понятия и термины: товарный знак, торговая марка, логотип, слоган, знак обслуживания
  • Виды товарных знаков
  • Зачем регистрировать товарные знаки?
  • Права владельца товарного знака
  • Ответственность за нарушение прав на товарный знак
  • Порядок регистрации товарного знака в РФ
  • Международная регистрация торговой марки
  • Свидетельство на товарный знак
  • Передача права на товарный знак

Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены чужой товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными

Ответственность за незаконное использование товарного знака

Согласно статьи 1515 Части четвертой ГК РФ защита гражданских прав от незаконного использования товарного знака осуществляется следующим образом:

В ст. 180 УК РФ предусмотрено наказание за НЕЗАКОННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТОВАРНОГО ЗНАКА.

Согласно части 1 ст. 180 УК РФ, незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, наказывается:
— штрафом до 200 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев,
— либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов;
— либо исправительными работами на срок до 2 лет.

В части 2 ст.180 УК РФ также указано:
Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, наказывается:
— штрафом в размере до 120 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года,
— либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов,
— либо исправительными работами на срок до 1 года.

Согласно части 3 ст. 180 УК РФ, деяния, предусмотренные частями первой или второй статьи 180 УК РФ, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются:
— штрафом в размере от 100 000 руб. до 300 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет,
— либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев,
— либо лишением свободы на срок до 5 лет.

Источник: http://www.tm-patent.ru/tm_responsibility.html

Защита прав на товарный знак

Содержание

Руководитель проектов, юрист

Вам предъявляют претензии о нарушении исключительных прав? Что делать в этой ситуации? Наши патентные поверенные помогут Вам с защитой товарного знака и найдут выход из этой не простой ситуации.

Для начала необходимо определить, есть ли на самом деле нарушение прав на товарный знак.

Специалисты патентного бюро «Гардиум» выделяют следующие признаки:

  • реализация товаров с незаконным использованием товарного знака без разрешения его законного правообладателя на введение данного товара в оборот. Даже если Вы не являетесь производителем контрафактного маркированного товара, который введен в оборот без согласия владельца, а закупаете и продаете такой товар, Вы нарушаете закон и можете понести ответственность. Использование знака обслуживания при оказании услуг без согласия владельца знака запрещено
  • размещение зарегистрированного логотипа на товарах, этикетке или упаковке, которые производятся и продаются, а также демонстрируются на выставках, ярмарках или иным мероприятиях, либо хранятся или перевозятся на территории страны, а также ввозятся на ее территорию без согласия владельца
  • размещение товарного знака без согласия собственника на документации, сопровождающей товары
  • использование обозначения без согласия его законного владельца в предложениях о продаже товаров, оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в иной рекламе
  • использование обозначения без согласия правообладателя для рекламы и индивидуализации продукции, а также компании, в том числе в доменном имени*

*Помните, что обязанность проверки легальности оборота реализуемого товара лежит на Вас!

Когда использование товарного знака не считается нарушением закона?

Обратите внимание, использование не идентичного, но очень похожего (сходного до степени смешения) обозначения также может быть признано нарушением прав

Стоит четко понимать, где находится граница разрешенного использования зарегистрированного товарного знака. Так, закон определяет, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых торговая марка была зарегистрирована, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

То есть запрещается осуществлять маркировку при производстве, реализации, хранении, перевозке и демонстрации только определенных товаров, работ и услуг, для которых такой знак зарегистрирован.

Например, не считается нарушением закона упоминание обозначения в информационных статьях, новостных и информационных сюжетах. Также нужно помнить, что не является нарушением прав на товарный знак, использование обозначения в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории России самим правообладателем или любым другим лицом с согласия правообладателя. То есть, если Вы, к примеру, приобретаете для последующей реализации продукцию у официального представителя правообладателя, с которым у него подписан соответствующий договор, Вы можете не волноваться за законность реализации товара.

Что делать, если Вы все же нарушили права на товарный знак?

Этап 1. Понять, было ли нарушение закона

Сначала нужно понять, были ли (с правовой точки зрения) нарушены права правообладателя. В ответе на этот вопрос поможет экспертиза на наличие факта нарушения. Экспертиза состоит из анализа ситуации при столкновении интересов, сравнительного анализа знака и обозначения, которое Вы используете для маркировки своих товаров и услуг, и выводов о наличие или отсутствии нарушения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://legal-support.ru/services/trademarks/zashhita-prav-na-tovarnyi-znak/

Нарушение исключительных прав на товарный знак
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here