Нарушение прав обвиняемого в суде

Полезная информация в статье: "Нарушение прав обвиняемого в суде" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Право на защиту в уголовном судопроизводстве, или Защищайтесь, сударь!

В конце июня Пленум ВС РФ разъяснил некоторые особенности статуса защитника в уголовном процессе (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»; далее – Постановление). Причем обсуждение этого Постановления среди юристов началось задолго до его принятия. Рассмотрим, какие нормы содержатся в этом документе, и почему он вызвал такой интерес в юридической среде.

Право на отвод недобросовестного защитника

Еще до первого обсуждения проекта Постановления ознакомившиеся с ним юристы выразили опасения по поводу того, что в случае его принятия судьи смогут оценивать деятельность адвокатов и отстранять их от участия в процессе без согласия обвиняемых. Безусловно, возможное предоставление судам права на такие радикальные меры не могло остаться незамеченным в адвокатской среде. Данная информация не подтвердилась, однако во время первого обсуждения ВС РФ проекта документа, которое прошло 4 июня, внимание юристов приковала уже другая норма. Согласно ей, судам следует реагировать на недобросовестное осуществление обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве. Сложно перечислить все примеры, которые могут проиллюстрировать такую недобросовестность, – от затягивания ознакомления с материалами дела до фактов осуждения адвокатом доверителя и совершения защитником процессуальных действий, противоречащих интересам обвиняемого. При этом в проекте Постановления не говорилось, как следует поступать судьям при недобросовестных действиях со стороны обвиняемого и его защитника.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь
Конструктором правовых документов
в интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Во избежание неправильного толкования данного положения Суд исключил его из итогового текста Постановления. Судья ВС РФ Игорь Таратута так прокомментировал решение Суда: «Согласившись с прозвучавшей на прошлом заседании критикой, редакционная комиссия сочла необходимым исключить данный абзац и изложить иную, менее жесткую формулировку по этой проблеме, перенеся ее в п. 18, в котором разъясняются формы реагирования суда на выявленные им нарушения или ограничения права обвиняемого на защиту». Теперь суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса (п. 18 Постановления). По мнению эксперта «Правовой сервис 48Prav.ru» Дениса Ковалёва, данная формулировка в известной степени дает судам свободу для принятия решений, поскольку такая категория, как недобросовестность, является субъективной – например, заявление адвокатом ходатайства, которое в дальнейшем было отклонено судом, тоже можно расценить как недобросовестное поведение, обвинив адвоката в том, что он мог предвидеть этот отказ.

Много дискуссий вызвала также норма об отводе адвоката. ВС РФ счел, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия, то такой адвокат подлежит отводу (п. 10 Постановления). Это относится и к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. «С учетом выступлений присутствующих на предыдущем заседании Пленума и замечаний Генеральной прокуратуры РФ уточнена редакция последнего абзаца п. 10. Теперь в нем разъяснено, что не исключается возможность отвода защитника и в иных случаях выявления противоречий между интересами защитника и интересами его клиента, которые не позволяют данному защитнику участвовать в деле», – пояснил Игорь Таратута. Так, в качестве противоречий может рассматриваться, например, признание обвинения одним подсудимым и оспаривание его другим по одним и тем же эпизодам дела или изобличение одним обвиняемым другого.

Партнер компании «КОНСИЛЬЕРЕ» Сергей Ершов считает, что это положение позволит судьям удалять из процесса «неугодных» защитников: «Принимая во внимание сложившийся в судах обвинительный уклон, предоставление судам инициативы по отводу адвокатов представляется странным и не способствующим соблюдению права на защиту». А управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры» Генрих Падва рассказал в интервью порталу ГАРАНТ.РУ, что расценивает данную позицию как абсолютно оправданную. «Может ли эта норма привести к злоупотреблениям со стороны судей? Конечно, может, но явных поводов для этого я не усматриваю», – добавил он.

ВС РФ разъяснил также, что когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов (п. 12 Постановления). Эксперты подчеркивают, что данная норма идет вразрез со ст. 48 Конституции РФ, закрепляющей право обвиняемого пользоваться услугами избранного им защитника. «На практике возможны ситуации, когда защиту одного обвиняемого осуществляет целая группа адвокатов, у каждого из которых свои задачи, цели и функции. Данный пункт Постановления указывает судам на возможность рассмотрения дела при участии хотя бы одного из защитников обвиняемого, независимо от причин неявки иных защитников, позиции обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Такая инициатива суда напрямую влияет на возможность обвиняемого защищаться по уголовному делу, поскольку ограничивает тактику и способы защиты обвиняемого, согласованные с его защитниками», – заявляет Сергей Ершов.

Право на назначение защитника

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ (ч. 1 ст. 51 УПК РФ). ВС РФ пояснил, что если обвиняемый не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом, суд должен сам принять меры по назначению защитника. В этом случае обвиняемый не может выбрать себе конкретного адвоката (п. 14 Постановления). Председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры» Елена Юлова считает данную норму абсолютно справедливой: «Адвокат по назначению привлекается в определенном порядке, поэтому им необязательно будет лицо, которое хочет видеть в качестве защитника подсудимый. Если же подсудимый настаивает на защите конкретным адвокатом, у него есть право самостоятельно либо через третьих лиц заключить с ним соглашение на защиту. Если для него это невозможно по материальным соображениям – тут уж ничего не поделаешь». А вот Сергей Ершов полагает, что эта мера позволит назначать «удобного» для суда защитника, что не будет способствовать защите прав обвиняемого.

ВС РФ еще раз акцентировал внимание на том, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ (п. 13 Постановления). Впервые такую позицию высший суд страны высказал еще в конце 70-х годов прошлого века (Постановление Пленума ВС СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».

Обеспечение права на защиту действует на всех стадиях уголовного судопроизводства (п. 1 Постановления). Юристы советуют обратить внимание на эту позицию Суда. «На практике в прокуратуру не приглашают на дружескую беседу. Поэтому, имея возможность прийти туда вместе со своим защитником, стоит ею воспользоваться. В Постановлении отмечается, что право на защиту имеют лица еще на стадии проведения доследственных проверок. Это принципиальный момент», – считает руководитель Московской коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Алексей Курганов.

Читайте так же:  Жалоба в надзорную инстанцию по гражданскому делу

ВС РФ, тем не менее, все же упоминает о допуске одного из близких родственников обвиняемого или иного лица в качестве защитника уже на судебной стадии производства по делу. Отмечается, что при разрешении соответствующего ходатайства обвиняемого суду следует учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность привлекаемого лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу. В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (п. 10 Постановления).

Нарушение прав обвиняемого

ВС РФ в очередной раз настоятельно порекомендовал судам проверять, извещены ли стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, как того требует процессуальное законодательство (ч. 4 ст. 231 УПК РФ). Одновременно с этим ВС РФ дал неоднозначное толкование этой нормы. Он отметил, что при несоблюдении указанных сроков суд должен выяснить у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого суду следует объявить перерыв в судебном заседании либо отложить его на определенный срок (п. 5 Постановления). «Проверка того, достаточно ли времени было у обвиняемого для подготовки к защите при условии нарушения сроков его извещения, фактически остается на усмотрение суда. Это значит, что на практике возможен формальный подход суда к обеспечению права обвиняемого на защиту, выражающийся отметкой в протоколе судебного заседания «о достаточности времени на подготовку к судебному заседанию», – сетует Сергей Ершов.

ВС РФ обращает внимание на то, что оправдательный приговор может быть изменен по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту лишь в части, касающейся основания оправдания, и только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (ч. 3 ст. 389.26 УПК РФ). Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту, подчеркнул Суд, не допускается (п. 19 Постановления). А обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, в том числе законных. При новом рассмотрении дела в суде первой или апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора в связи с нарушением права обвиняемого на защиту, а также по иным основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, не допускается применение закона о более тяжком преступлении, назначение обвиняемому более строгого наказания или любое иное усиление его уголовной ответственности (п. 20 Постановления). Данная позиция Суда направлена на улучшение положения обвиняемого.

Нарушение судебного порядка

Если обвиняемый нарушает порядок в судебном заседании, не подчиняется распоряжениям председательствующего или судебного пристава, то в зависимости от характера нарушений председательствующий предупреждает его о недопустимости такого поведения либо выносит мотивированное решение об удалении из зала заседания на определенный период (ч. 1 ст. 258 УПК РФ). ВС РФ добавил, что обвиняемый может быть удален, например, до окончания судебного следствия или завершения прений сторон, либо на период допроса потерпевшего или свидетеля. Право суда удалить обвиняемого должно быть разъяснено в подготовительной части судебного заседания (п. 8 Постановления).

При этом если обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника, суд принимает меры к его назначению (п. 9 Постановления). Таким образом, данная норма фактически расширяет установленные ч. 3 ст. 258 УПК РФ возможности суда по удалению нарушителя порядка, поскольку позволяет суду удалить подсудимого не только до окончания прения сторон, как указано в этой норме, но и на более короткий срок.

Закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательствах. Однако при подготовке окончательной версии Постановления ВС РФ включил в него положение о том, что по просьбе обвиняемого суд должен предоставить ему время для обращения за помощью к своему адвокату и получения от него указанной информации. «Полагаю, что такое право должно разъясняться обвиняемому председательствующим вместе с регламентом судебного заседания и возможными последствиями удаления обвиняемого в случае его нарушения», – высказался Игорь Таратута.

Источник: http://www.garant.ru/article/641254/

Нарушение прав обвиняемого в суде

КИСЛОВОДСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

ПРИЕМНАЯ КИСЛОВОДСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

Прием исковых заявлений,

апелляционных жалоб и других

Выдача судебных документов осуществляется:

не приемный день

суббота, воскресенье, праздники — выходные дни

Телефон приемной суда:8-87937-6-56-72

ГРАФИК РАБОТЫ СУДА
ПРИЕМНАЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СУДА
Адреса сайтов судов края
График работы суда и приема граждан
Порядок обращения с исковым заявлением в суд

ПРИЕМНАЯ КИСЛОВОДСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

Прием исковых заявлений,

апелляционных жалоб и других

Выдача судебных документов осуществляется:

не приемный день

суббота, воскресенье, праздники — выходные дни

Источник: http://kislovodsky.stv.sudrf.ru/modules.php?name=information&id=157

Юридические услуги, адвокат, закон, юрист, суд, консультация, развод

НАРУШЕНИЕ ПРАВА ОБВИНЯЕМОГО НА ЗАЩИТУ В ДОСУДЕБНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ — ОСНОВАНИЕ ОТМЕНЫ ПРИГОВОРА Т.А. ВЛАДЫКИНА

Владыкина Татьяна Анатольевна, доцент Благовещенского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены актуальные проблемы обеспечения права обвиняемого на защиту в досудебном производстве по уголовному делу, предложено собственное видение направлений дальнейшего реформирования в этой области.

Ключевые слова: обвиняемый, следователь, предварительное следствие, уголовное дело, адвокат, законность.

In the article actual problems of ensuring of the defendant’s right to a defense in pre-trial criminal proceedings in the Russian Federation are considered and the author’s personal view of further reforming in this field is suggested.

Key words: an accused, an inspector, preliminary investigation, a criminal case, an advocate, legality.

Гуманизация уголовного процесса, повышение правовой защищенности личности — магистральное направление современной уголовно-процессуальной политики Российской Федерации . Одной из форм реализации государством своих обязанностей по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина как конституционно значимых ценностей в случаях, когда они становятся объектом преступного посягательства, является публично-правовой институт уголовного преследования. В его рамках как лицам, в отношении которых осуществляется такое преследование, так и иным заинтересованным лицам, в т.ч. пострадавшим в результате преступления, гарантируется защита их прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 мая 2007 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Президиума Курганского областного суда» ). В соответствии с ч. 1 ст. 16 УПК РФ обвиняемый осуществляет свое право на защиту лично либо с помощью защитника.

См. подробнее: Александров А.И. Государственно-правовая политика в сфере уголовного судопроизводства: состояние, проблемы, решения // Российский следователь. 2008. N 15. С. 8 — 9.

Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 22. Ст. 2686.

Европейский суд по правам человека, принимая решения от 24 мая 1991 г. по делу Quaranta, Series A, no. 205, para 27, от 24 ноября 1993 г. по делу Ymbrioscia, Series A, no. 275, para 36, указал, что право обвиняемого на получение помощи адвоката распространяется и на досудебные стадии производства. Позже эта правовая позиция была воспроизведена в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации (см., например, Постановление от 27 июня 2000 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» ). Таким образом, «ни в коей мере не умаляя значимости отправления правосудия по уголовным делам, нельзя забывать о важнейшей роли предварительного расследования и прежде всего предварительного следствия в уголовном процессе» . Тем более что сущность и гарантии реализации права обвиняемого на защиту в ходе предварительного следствия — объект неиссякаемого научного интереса .

Читайте так же:  Права граждан о сообщение о нарушение

Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 27. Ст. 2882.

Александров А.И. Проблемы организации предварительного следствия в Российской Федерации: направление реформирования // Российский следователь. 2011. N 1. С. 7 — 8.

Барабанов П.К. Следует ли сохранить право ознакомления стороны защиты с материалами предварительного следствия (дознания) // Российская юстиция. 2009. N 3. С. 6 — 7; Божьев В.П. Участие потерпевшего на предварительном следствии // Российский следователь. 2010. N 15. С. 7 — 8; Иванченков Ю.В. Порядок и момент допуска в уголовное дело адвоката-защитника на стадии предварительного следствия // Адвокатская практика. 2012. N 5. С. 5 — 6; Карпухин А.Д. Деятельность адвоката по защите прав и законных интересов подозреваемого на предварительном следствии // Российский следователь. 2003. N 3. С. 7 — 8; Минибаева Д.Ф. Влияние судебной практики на совершенствование предварительного следствия по уголовным делам // Российская юстиция. 2010. N 5. С. 17 — 18 и др.

Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 23. Ст. 2102.

Заборников О. Предъявление обвинения: проблемы и решения. М., 2011. С. 167 — 168.

Гармаев Ю.П. Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами. М., 2002. С. 101.

Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 48. Ст. 5923.

Документ не опубликован. Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» в разделе «Судебная практика».

А. Сайкин, проводя исследование причин отмененных Верховным Судом Российской Федерации приговоров, в числе их «досудебных дефектов» называет «сформировавшийся у следователя обвинительный уклон, не позволивший ему детально разобраться во всех обстоятельствах уголовного дела» . Проблема обвинительного уклона в деятельности следователя — предмет острой научной дискуссии . На наш взгляд, дело не в самом по себе обвинительном уклоне — категории во многом условной, вбирающей в себя не только юридические, но и морально-этические аспекты. Фактически в основе допускаемых участниками уголовного судопроизводства (и следователь — не исключение) нарушений прав и законных интересов обвиняемого лежит отступление от принципа законности (ст. 7 УПК РФ).

Сайкин А. Уголовное дело: от возбуждения до прекращения. Самара, 2011. С. 167.

Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Принцип состязательности и его реализация в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2005. N 1. С. 6 — 7; Кудрявцев В.Л. «Обвинительный уклон» в деятельности следователя: проблема только законодательного урегулирования? // Уголовное судопроизводство. 2008. N 2. С. 17 — 18 и др.

3 сентября 2010 г. Коваленко было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ. По окончании предварительного расследования с 20 сентября 2010 г. она приступила к выполнению положений ст. 217 УПК РФ и ознакомилась с томами N 1 — 10. Однако 23 ноября 2010 г. ей было предъявлено новое обвинение, в т.ч. и по ч. 5 ст. 33 — п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Несмотря на предъявление нового обвинения, значительно ухудшающего положение обвиняемой, следователь в нарушение права на защиту не предоставил Коваленко вновь материалы дела для ознакомления и подготовки ее к защите от нового обвинения. В связи с указанными нарушениями приговор по данному делу признан незаконным и необоснованным, отменен Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2012 г. N 56-О12-57сп) .

Документ не опубликован. Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» в разделе «Судебная практика».

Городской О. Следователь как участник уголовного судопроизводства. М., 2010. С. 101.

Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 99.

Уланов В.В. Содержание процессуальных функций следователя // Российский следователь. 2008. N 12. С. 6.

Приводя в своей монографии примеры несоблюдения следователями норм ч. 3 ст. 217 УПК РФ, запрещающей ограничение обвиняемого и защитника во времени, необходимом для ознакомления с материалами уголовного дела, А. Васильев указывает на «допустимость в отдельных случаях игнорирования следователем этого правила, ибо он, во-первых, процессуально самостоятелен и, во-вторых, связан процессуальными сроками, в частности ст. 6.1 УПК РФ» . Как справедливо отметил Б.Я. Гаврилов, эффективное предварительное следствие невозможно без обеспечения процессуальной самостоятельности следователя . Это, однако, не означает, что независимость следователя должна отождествляться с чинимым им беззаконием, а именно его, по нашему мнению, описывает А. Васильев. Более того, самостоятельность следователя предполагает и его ответственность за ход и результаты произведенного им расследования, которая в настоящее время, к сожалению, не нашла конкретных очертаний в законодательстве.

Васильев А. Правовой статус обвиняемого: проблемы досудебного производства. М., 2009. С. 141.

Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития // Право и политика. 2001. N 2. С. 8 — 9; Он же. О мерах по законодательному совершенствованию досудебного производства // Российский следователь. 2011. N 6. С. 16 — 17.

Видео (кликните для воспроизведения).

Что же касается разумного срока уголовного судопроизводства, то он действительно исчисляется с момента начала осуществления уголовного преследования до его прекращения или вынесения обвинительного приговора (ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ). Однако А. Васильев не учитывает, что обстоятельства, связанные с организацией работы следствия не могут приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства (ч. 4 ст. 6.1 УПК РФ). Не случайно в специальной литературе подчеркивается: неознакомление обвиняемого с материалами уголовного дела или ограничение данного процессуального права — грубое нарушение следователем права обвиняемого на защиту .

Гаврилов Б.Я. Современное уголовно-процессуальное законодательство и реалии его правоприменения // Российский следователь. 2010. N 15. С. 18.

Подытоживая сказанное, заключим: нарушение права обвиняемого на защиту в досудебном производстве по уголовному делу — основание отмены приговора (ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ). При этом суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе в порядке ч. 3 ст. 401.15, ч. 1 ст. 237 УПК РФ вправе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда «в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия» (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» ).

Источник: http://www.buroadvokat.ru/index.php/2010-02-15-20-35-09/2240-2014-04-08-01-47-02

Нарушение права на защиту в суде

Судебная практика рассмотрения уголовных дел изобилует показывает, что факты нарушения права на защиту встречаются и в суде. Причины нарушения права на защиту хотя и различны, но они регулярно повторяются в связи с ошибочным пониманием права на защиту и порядка его осуществления со стороны органов расследования и, а так же судов. Кроме того, обвинительный уклон судей в виновности обвиняемых во многом предрешает выносимые ими процессуальные решения.

Читайте так же:  Оскорбление взыскание морального вреда

Чаще всего основой нарушения права на защиту в суде первой инстанции выступает нарушение права на защиту в предшествующих стадиях производства по уголовному делу.

Наиболее распространенным нарушением права на защиту в суде является практика необоснованного ограничения обвиняемых в реализации права на ознакомление с материалами уголовного дела. Обвиняемому должна быть предоставлена реальная возможность оспорить не только фабулу выдвинутого против него обвинения, но и соответствующие доказательства. В том числе представляя доказательств в свою защиту. Несмотря на эту аксиому на предварительном следствии следователи ограничивают в этой части права обвиняемого, которое может устранить суд в том случае, если предоставит стороне защиты дополнительное время, достаточное для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Схожая ситуация возникает, когда на предварительном следствии защиту осуществлял адвокат, от чьих услуг в суде подсудимый отказался и пригласил другого адвоката, который не был знаком с материалами уголовного дела.

Однако, судьи не устраняют такие нарушение права на защиту, допущенное на досудебной стадии и тем самым усугубляют положение подсудимого. Судьи назначают судебное заседание не обеспечив подсудимому возможность реализовать право на подготовку к участию в судебном разбирательстве уголовного дела.

При решении вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции судьи должны руководствоваться разъяснениями Конституционного Суда РФ о том, что «если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями УПК РФ».

Смысл разъяснений КС РФ заключается в том, что даже без ходатайства защиты по поступившему уголовному делу судья должен проверить, были ли обеспечены процессуальные права обвиняемого, несоблюдение которых препятствует производству по уголовному делу в судебных стадиях. Одним из таких прав является право на ознакомление с доказательствами обвинения до суда. Об этом также прямо говорится в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Судья обязан предоставить защите возможность во время подготовки к судебному разбирательству ознакомится с материалами уголовного дела. Определения срока такого ознакомления отнесено на усмотрение судьи. Однако это усмотрение должно соответствовать общеправовому принципу разумной необходимости и достаточности.

Еще одним распространенным нарушением права на защиту в суде является необоснованные отклонения жалоб и ходатайств стороны защиты, которые защита подает в связи с нарушениями закона, допущенными органами расследования.

Конституция и УПК РФ дают право подозреваемому и обвиняемому отказаться участвовать в каких-либо следственных и иных процессуальных действиях в отсутствие своего защитника. Однако в практике часто встречаются случаи, когда признательные показания следствие получает в отсутствие защитника. Чтобы прикрыть это нарушение закона, органы расследования прибегают к различным уловкам от принуждения подследственного признать причастность к совершенному преступлению и сделать заявление о явке с повинной до убеждения отказаться от защитника и принять помощь в присутствии адвоката, приглашенного следователем. Чтобы добиться от суда признания незаконности получения подобных доказательств, приходится потратить немало усилий. И даже дойти до вышестоящих судов кассационной инстанции, где доводы защиты будут услышаны.

Еще один пример нарушений права на защиту которые допускают судьи в попытке восполнить пробелы следствия, — это допрос в качестве свидетелей представителей правоохранительных органов.

Так называемые «Беседы» оперативных сотрудник с задержанными, не закрепленные в надлежащей процессуальной форме, не могут являться доказательствами по смыслу требований ст. 74 УПК РФ.

Следующий вид нарушений права на защиту в суде связан с несоблюдением судом порядка уголовного судопроизводства.

Одним из таких нарушений является ненадлежащее разъяснение права на защиту. В силу требований ст. 243 УПК РФ судебное производство по уголовному делу реализуется на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Соответственно, контроль за соблюдением и обеспечение права на защиту возложен на судью, председательствующего в судебном заседании. Согласно ч. 1 ст. 11 УПК РФ судьи обязаны разъяснять подсудимым их права, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Если к уголовной ответственности привлекается несовершеннолетний, то в уголовном деле в обязательном порядке участвует его законный представитель.

Еще одна типичная ошибка судей заключается в непонимании права на «бесплатную» помощь защитника. Прежде чем воспользоваться помощью защитника по назначению, подозреваемый, обвиняемый или подсудимый должны знать, что если они заявят ходатайство о предоставлении такого защитника и в последующем суд вынесет обвинительный приговор, то с осужденного могут взыскать расходы на процессуальные издержки. Эти издержки включают в себя оплату услуг защитника по назначению. Но эти последствия реализации права на «бесплатного» защитника суд разъясняет не всегда.

Процессуальные издержки на оказание юридической помощи не взыскиваются с осужденного , если он отказался от защитника, но этот отказ не принял следователь (дознаватель) или суд. Кроме того, в соответствии с ч. 1,2 ст. 52 УПК участие защитника строго обязательно в случаях, предусмотренных в ч. 1 ст. 51 УПК. В таких ситуациях, даже вопреки желанию подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), защитника назначит следователь (дознаватель) или суд, но расходы на оплату его труда будет нести только федеральный бюджет.

Ненадлежащая работа адвоката на следствии или в суде (особенно адвокатов по назначению) тоже является нарушением права на защиту и может повлечь отмену приговора суда.

Другое нарушение заключается в ненадлежащем разъяснении принадлежащих подсудимому процессуальных прав и порядка их осуществления, поскольку это создает неустранимое препятствие для обеспечения права на защиту в полном объеме. Неосведомленность лица о своих правах ограничивает его в возможности в их реализации, однако, прежде чем реализовать свое право, необходимо не только знать о наличии этого права, но и уметь правильно его осуществить. Так чтобы воспользоваться помощью защитника, надо знать, как его пригласить или заменить. Для этого необходимо заявить соответствующее ходатайство. Чтобы это сделать, надо знать не только о таком праве, но и о том, как заявить такое ходатайство.

Подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) должно разъясняться право пригласить двух защитников в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ, если этого не сделать, то право на защиту окажется ограниченным, и когда уголовное дело поступит, это ограничение права на защиту, допущенное на досудебной стадии, уже нельзя восполнить, поскольку с нарушением права на защиту получены основные доказательства — протоколы допросов, очных ставок, опознания и пр. Суду придется принимать непростое решение по ходатайству защиты о признании незаконными действий следователя при предъявлении обвинения и последующем допросе обвиняемого, при назначении судебных экспертиз, ознакомлении с ними и т. д., если орган расследования в нарушение положений ст. 11, 16, 50 УПК не разъяснил и не обеспечил законное право обвиняемого воспользоваться помощью не одного, а нескольких защитников.

Как правило, при задержании подозреваемого, при его допросе и далее при предъявлении обвинения следователь разъясняет права, предусмотренные ст. 46, 47УПК. Однако в п. 3 ч. 4 ст. 46 и в п. 8, 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ говорится только о защитнике в единственном числе. Право пригласить не одного, а несколько защитников в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ следователь не разъясняет, поскольку такая обязанность не предусмотрена ни в ст. 92, ни в ст. 172 УПК РФ . Положения ст. 50 УПК РФ обязательны и для судебных стадий. На практике в протоколах судебных заседаний суд фиксирует разъяснение подсудимому только тех прав, которые перечислены в ст. 47 УПК РФ. Но право пригласить нескольких защитников (ч. 1 ст. 50 УПК) и корреспондирующее ему право пригласить второго защитника, не являющегося адвокатом (ч. 2 ст. 49 УПК), а также иные процессуальные права суд не разъясняет. Это создает предпосылки для нарушения этих процессуальных прав подсудимого, в том числе права на помощь двух и более защитников.

Читайте так же:  Введение потребителя в заблуждение статья

Если в судебном заседании право на участие в суде нескольких защитников не было обеспечено, то на этом основании приговор может быть отменен. Это, в частности, следует из п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» (далее — постановление № 29). Пленум указал, что неявка второго защитника не препятствует проведению судебного заседания только в том случае, если он был надлежащим образом уведомлен о дате, времени, месте судебного разбирательства.

Что касается участия в суде второго защитника, не являющегося адвокатом, то Верховный Суд РФ неоднократно давал разъяснения по этому поводу (п. 11 постановления № 29). Несмотря на разъяснения ВС, нарушение этого права суды по прежнему допускают.

По нормам УПК одним из защитников может быть и не адвокат, но при условии, что в качестве защитника в суде обеспечено участие профессионального защитника — адвоката. Поэтому необеспечение подсудимому права на помощь нескольких защитников нарушает гарантированное законом право на защиту.

Нарушение права на подготовку к прениям так же распространено на практике. Нарушение права на защиту может носить комбинированный характер. Например, когда суд ограничивает право подсудимого на подготовку к участию в судебных прениях только на том основании, что судебное следствие завершено и суд переходит к прениям. В Обзоре за третий квартал 2013 года ВС РФ приводя в пример одно из уголовных дел, указал, что суд необоснованно частично удовлетворил ходатайство подсудимого и предоставил ему всего лишь час для подготовки к судебным прениям и без помощи защитника.

Право на защиту судьи нарушают и в процессе наведения порядка в судебном заседании так же в связи с неверным толкованием понятия «нарушение порядка судебного заседания». В соответствии с предписаниями ст. 243 УПК РФ председательствующий судья обеспечивает порядок судебного заседания. В случае нарушения установленного порядка судья вправе применить к нарушителям меры воздействия, предусмотренные в ст. 258 УПК РФ.

Защитник имеет возможность своевременно обратить внимание суда на содержание доказательств, на процедуру их получения, а также сопоставить доказательства между собой. Если противоречия в обвинении не устранены, то в силу требований ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.

Значимые противоречия в доказательствах обвинения выявляются при допросе свидетелей в суде. На практике сторона обвинения, зачастую препятствуя допросу свидетелей обвинения в суде, предоставляет суду различные справки, рапорты оперативных сотрудников о якобы невозможности явки в суд свидетелей обвинения и на этом основании ходатайствует об оглашении показаний неявившихся свидетелей. Подсудимый и его защитник должны своевременно реагировать на подобные уловки обвинения и возражать против оглашения протоколов допросов не явившихся в суд свидетелей обвинения, если у защиты не имелось возможности ранее задать этим свидетелям свои вопросы.

Согласно ч.2.1. ст.281 УПК РФ в случае неявки свидетеля или потерпевшего решение об оглашении их показаний суд может принять только при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами. Это же разъяснил Пленум ВС РФ в постановлении от 19.12.2017 № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)».

Таким образом, если на досудебных стадиях уголовного судопроизводства имели место нарушения норм УПК РФ, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями УПК РФ.

Если в судебном заседании не было обеспечено право на участие в суде нескольких защитников, то на этом основании приговор может быть отменен

Источник: http://pershickow.ru/narushenie-prava-na-zashhitu-v-sude.

Нарушено ли право на защиту?

Николенко О.В., судья Ленинградского областного суда.

В настоящее время практически не подвергается критике положение ст. 75, ч. 2, п. 1, УПК РФ о том, что показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Очевидно, что это положение направлено прежде всего на то, чтобы пресекать существующую практику получения доказательств в отсутствие защитника, что, к сожалению, иногда открывает возможность применения недопустимых мер для получения таких доказательств.

Вместе с тем возникает вопрос: не противоречит ли данная норма уголовно-процессуального закона Конституции Российской Федерации и общепризнанным нормам международного права, достаточно ли лишь одного заявления лица, отказавшегося в судебном заседании от своих показаний в рамках предварительного следствия, для признания данного доказательства недопустимым?

Так, по одному из уголовных дел, рассмотренному в Ленинградском областном суде (дело возбуждено в период действия УПК РСФСР и окончено расследованием в период действия УПК РФ), в стадии предварительного слушания, в ходе которого дело в порядке ст. 237 УПК РФ было возвращено прокурору, судья по ходатайству обвиняемого исключил из совокупности доказательств протокол осмотра места происшествия с участием обвиняемого, так как данное следственное действие проведено в отсутствие адвоката.

Однако из материалов дела следует, что инициатива выйти на место происшествия принадлежала именно обвиняемому, который при предшествующем допросе с участием защиты указал, что «готов показать, как все произошло, на месте», отразив, что «при производстве этого следственного действия адвокат ему не нужен, а его активную помощь в раскрытии дела просит учесть в качестве смягчающего обстоятельства».

В этой связи необходимо установить, а в чем конкретно выразились нарушения прав обвиняемого, с согласия которого было проведено указанное следственное действие, являются ли они существенными, свидетельствующими об игнорировании гарантированных Конституцией Российской Федерации прав человека и гражданина.

Оспариваемое следственное действие, если его оценивать в соответствии со ст. ст. 4, 88 УПК РФ, позволяет констатировать, что осмотр места происшествия произведен с соблюдением требований ст. 179 УПК РСФСР, с участием понятых, которые в соответствии со ст. 135 УПК РСФСР удостоверили факт, содержание и результаты действий, при которых присутствовали; при этом обвиняемому перед началом следственного действия были разъяснены права, указанные в ст. 46 УПК РСФСР, а также положение ст. 51 Конституции РФ.

Поэтому необходимо проанализировать, нарушено ли право обвиняемого на защиту в конкретном случае.

Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на оказание квалифицированной юридической помощи, при этом задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Указанный принцип обеспечения права подозреваемого и обвиняемого на защиту закреплен и в ст. 16 УПК РФ, согласно которой лицу предоставляется возможность осуществлять защиту лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Читайте так же:  Суть заявления в суд

Следовательно, исходя из требований закона, лицо имеет право определиться относительно реальной возможности осуществления своей защиты, считая возможным защищаться лично либо иным образом, в том числе с привлечением квалифицированного юриста.

Это положение закона соответствует и статье 6, ч. 3, п. «с», Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией в 1998 г., согласно которой каждый человек имеет право защищать себя лично или через посредство выбранного им защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия, а также ст. 14, ч. 3, п. «d», Международного пакта о гражданских и политических правах.

В этой связи следует исходить из того, что под «правом на защиту» понимается не только непосредственное участие защитника (адвоката или иного лица) в уголовном процессе в соответствии с требованиями ст. ст. 50 — 51 УПК РФ, но и конкретные права подозреваемого, обвиняемого, подсудимого по реализации своего права на защиту, в частности право быть судимым в его присутствии, право дать показания, представлять доказательства, обращаться с заявлениями и ходатайствами, допрашивать показывающих против него лиц, обжаловать действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, и суда, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом.

Следовательно, если гражданин изъявляет желание осуществлять свою защиту лично, в случае реального обеспечения защитой, но в силу статьи 52 УПК РФ от нее (защиты) отказавшийся, то лишение его этой возможности будет являться нарушением его конституционного права, если указанное не входит в противоречие с требованиями ст. 51 УПК РФ, то есть когда лицо не является несовершеннолетним, не страдает физическими или психическими недостатками либо не владеет языком, на котором ведется судопроизводство.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления N 1 от 5 марта 2004 года «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что, решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в пункте 3 части 2 статьи 75 УПК РФ, суд должен в каждом случае выяснить, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.

Указанное положение соответствует и разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, содержащемуся в Постановлении N 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», согласно пункту 16 которого доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальным законом.

Исходя из этого, решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, суд обязан выяснять порядок собирания доказательств, предусмотренный ст. 86 УПК РФ, проверять их в соответствии со ст. 87 УПК РФ, применяя в отношении каждого доказательства правила оценки (ст. 88 УПК РФ).

Давая разъяснение применительно лишь к п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, Верховный Суд РФ тем не менее отдельно высказал позицию относительно реализации права на защиту, указав в пункте 3 Постановления N 1 от 05.03.2004 на необходимость выяснять причину отказа от защитника с целью установления, не был ли отказ вынужденным, и констатируя, что отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие фактически было обеспечено, что по сути своей предполагает возможность оценки прежних показаний лица с позиции их допустимости.

Эта же позиция отражена и в пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г., который предусматривает возможность принятия судом заявленного отказа от защитника, когда он не является вынужденным, при реальной возможности участия защитника в деле.

Таким образом, сущность понятия права на защиту, предусматривающая право выбора лицом линии своей защиты, в том числе осуществлять свою защиту лично, соответствует как Конституции РФ, так и нормам международного права, а поэтому положения п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, как противоречащие нормам международного права, не могут учитываться при оценке доказательств, и в данном случае в соответствии с ч. 4 статьи 15 Конституции РФ, ст. 1 УПК РФ должны применяться правила международного договора, в связи с чем оснований для признания прежних показаний подозреваемого или обвиняемого, от которых последовал отказ, недопустимыми не имеется.

Указанное вытекает и из положения Пленума Верховного Суда N 1 от 05.03.2004 о том, что вынесение приговора с соблюдением процедур, установленных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, не может расцениваться как нарушение прав подсудимого на защиту, если отказ от защитника был заявлен в письменном виде или отражен в протоколе соответствующего следственного действия.

Кроме того, представляется, что простой констатации того, что подсудимый (обвиняемый) не подтверждает свои прежние показания, явно недостаточно для принятия решения по существу.

Необходимо выяснить, какие конкретно показания он не подтверждает, а это невозможно без исследования содержания текста протокола следственного действия, тем более что зачастую на практике лица лишь отрицают отдельные обстоятельства, касаемые, как правило, своих действий, в то время как подтверждают иную информацию, которая может иметь доказательственное значение при подтверждении совокупностью иных доказательств.

В этой связи уместно упомянуть решение Европейского суда по правам человека, принятое 23 апреля 2002 года по вопросу приемлемости жалобы N 48040/99 «Евгений Железов против Российской Федерации».

Заявитель, обращаясь в Европейский суд, жаловался, что после его задержания по подозрению в совершении преступления у него не было защитника в течение нескольких дней (до того, как он заключил соглашение с конкретным адвокатом), т.к. назначенный защитник не присутствовал при проведении следственного действия, вследствие чего в ходе его допросов он признал, что совершил преступление, и его признательные показания послужили основанием для его осуждения.

Европейский суд, решив, что жалоба заявителя на предполагаемое непредоставление защитника, является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции, указал, что заявитель был осведомлен о своем законном праве иметь защитника и отказался от какого-либо защитника, кроме того, нет никаких доказательств, что заявителя заставили отвечать на вопросы следователя или его каким-то образом запугали для того, чтобы он написал признание своей вины, а также нет доказательств, что заявитель не имел возможности выбора между отказом от дачи показаний и активным участием в допросе, наконец, нет никаких свидетельств того, что заявление о признании вины, сделанное в отсутствие защитника, отличается от иных заявлений.

Результаты рассмотрения данной жалобы в Европейском суде по правам человека, учитывая Постановление N 5 Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», также убеждают в том, что вопрос о способе защиты является правом конкретного лица, который вправе избрать любую позицию, при условии реального обеспечения этого права, с разъяснением всех требований закона и с учетом интересов правосудия.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/8448-narusheno-pravo-zashhitu

Нарушение прав обвиняемого в суде
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here