Постановление конституционного суда нормативный правовой акт

Полезная информация в статье: "Постановление конституционного суда нормативный правовой акт" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Критика правовой позиции Конституционного Суда РФ по вопросу введения института «акты с нормативным содержанием»

Юрист КА «Делькредере»

специально для ГАРАНТ.РУ

В 2016 году во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 31 марта 2015 г. № 6-П (далее – Постановление) в Арбитражный процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства была введена категория «акты, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами» (далее – акты с нормативным содержанием). По смыслу поправок заявители получили возможность оспорить акт, обладающий признаками НПА, но не отвечающий его требованиям формально. Вместе с тем, целесообразность введения понятия вызывает некоторые вопросы. О возможных трудностях при разграничении актов с нормативным содержанием от нормативных и ненормативных правовых свидетельствует небольшое количество рассмотренных дел в судах общей и арбитражной юрисдикции.

Заявитель обратился в КС РФ, поскольку в рамках установленных процедур судебного нормоконтроля и оспаривания ненормативных правовых актов (далее – ННПА) не смог защитить право в сфере налоговых правоотношений, нарушенное информационным письмом ФНС России от 21 августа 2013 г. № АС-4-3/15165 «О налоге на добычу полезных ископаемых». По мнению Верховного Суда Российской Федерации и ВАС РФ, куда обратился заявитель, указанное письмо ФНС России не отвечало критериям, позволяющим признать его в качестве НПА ни по форме, ни по содержанию, ни по издавшему его субъекту, ни по источнику опубликования. В то же время оспорить такой акт как ННПА было невозможно, так как он не содержал адресованного заявителю властного предписания и имел распространение на определенный круг лиц.

КС РФ вынес рассматриваемое Постановление, в котором указал, что суды не должны ограничиваться формальным установлением реквизитов и формы оспариваемого акта, а обязаны выяснить, обладает ли акт нормативным содержанием. Под нормативными свойствами акта КС РФ предложил понимать наличие у этого акта следующих признаков:

  • оказывает ли он общерегулирующее воздействие на общественные отношения;
  • содержатся ли в нем предписания о правах и обязанностях персонально не определенного круга лиц – участников соответствующих правоотношений;
  • рассчитан ли он на многократное применение (п. 4.2. Постановления).

Интерес вызывают особые мнения, вынесенные по делу судьями КС РФ – Ю.М. Даниловым и Г.А. Жилиным. С точки зрения Г.А. Жилина, введение категории «акт с нормативным содержанием» целесообразно, поскольку такие акты являются особой разновидностью ННПА. Если акт не обладает определенными реквизитами, то процедуры оспаривания ННПА достаточно для признания его недействительным (п. 2 Особого мнения Г.А. Жилина). При этом Г.А. Жилин не учел, что содержание, идущее в противоречие с формой оспариваемого акта, может распространять действие на неограниченный круг лиц. Точка зрения Ю.М. Данилова представляется наиболее аргументированной. Он указывает, что подходы к пониманию НПА вырабатывались долгое время. Градация актов на нормативные правовые и ненормативные правовые позволяла законодателю установить порядок и процедуру их судебной проверки в целях реализации права на доступ к правосудию. Появление новой категории в таком случае способно породить противоречивую правоприменительную практику (п. 7 Особого мнения Ю.М. Данилова).

Полагаю, проблема, появившаяся с введением понятия «акты с нормативным содержанием», заключается в выборе надлежащего способа защиты нарушенного права: оспаривать акт в порядке процедуры нормоконтроля или оспаривать его как ННПА. Целесообразность новой категории вызывает множество вопросов по следующим причинам:

Акты с нормативным содержанием представляют собой интерпретационные акты, а не самостоятельную и независимую категорию

Согласиться с Г.А. Жилиным, который в особом мнении указал, что акты с нормативным содержанием являются особой разновидностью ННПА, не представляется возможным. Единство юридической природы актов с нормативным содержанием с актами толкования проявляется в целом наборе признаков. Например, к таким признакам, по мнению к. ю. н., заведующего кафедрой теории и истории государства и права юридического факультета ОмГУ им. Ф.М. Достоевского, Р.Л. Иванова, относятся следующие:

  1. создаются федеральными органами исполнительной власти в одностороннем порядке;
  2. содержат нормы, адресованные неопределенному кругу лиц и рассчитанные на неоднократное применение;
  3. являются вторичными, вспомогательными правилами, поскольку разъясняют содержание первичных правовых норм, дают их официальное толкование и применяются только вместе с ними;
  4. такое толкование является обязательным при применении первичных норм всеми субъектами, которым они адресованы.

Использование понятия «акты с нормативным содержанием» не несет смысловой нагрузки, неточно отражает сущность правового явления и влечет за собой терминологическую путаницу. Вполне оправдано рассматривать понятия «акт с нормативным содержанием» и «интерпретационный акт» как равнозначные. При этом предпочтительным является использование термина «интерпретационный акт».

Ранее терминологическая градация позволяла четко установить порядок и процедуру судебной проверки НПА, разграничить ее с процедурой обжалования ННПА

Учитывая, что подходы к пониманию НПА и ННПА вырабатывались долгое время и до сих пор не оформлены законодательно (постановлeниe Правитeльства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009, приказ Минюста России от 4 мая 2007 г. № 88), предстоит работа по толкованию термина «акты с нормативным содержанием» и по детальной регламентации процедуры оспаривания указанных актов. С одной стороны, осуществляющий нормоконтроль суд получил возможность не проверять оспариваемый акт на соответствие таким критериям как форма, субъект и источник опубликования. С другой стороны, процедура стала более громоздкой – предмет доказывания отличается от предмета доказывания по делам об оспаривании НПА и содержит следующие факты:

  1. нарушены ли права, свободы и законные интересы лиц, в интересах которых подано заявление;
  2. обладает ли оспариваемый акт нормативными свойствами, позволяющими применить его неоднократно в качестве общеобязательного предписания в отношении неопределенного круга лиц;
  3. соответствуют ли положения оспариваемого акта действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений.

О сложности доказывания свидетельствует небольшое количество дел, рассмотренных судами общей юрисдикции (ст. 217.1 КАС РФ) и СИП (ст. 195.1 АПК РФ) (решение Суда по интеллектуальным правам от 14 сентября 2018 г. по делу № СИП-758/2017, постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 2 февраля 2018 г. № С01-1102/2017 по делу № СИП-789/2016, определение Суда по интеллектуальным правам от 23 июля 2018 г. по делу № СИП-758/2017). Например, в одном деле Президиум СИП указал на возможность заявителя оспорить в порядке ст. 195.1 АПК РФ положения Руководства по экспертизе заявок на изобретения, утвержденного Приказом Роспатента от 25 июля 2011 г. № 87 (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 2 февраля 2018 г. № С01-1102/2017 по делу № СИП-789/2016). В другом деле оспариваемые Рекомендации Роспатента носили разъяснительный характер по отдельным вопросам проведения экспертизы, были адресованы экспертам, а не заявителям. Вместе с тем, СИП признал, что оспариваемые Рекомендации, утвержденные приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31 декабря 2009 г. № 196, опосредованно (через правоприменительную деятельность работников Роспатента), приобретают обязательный характер и для неопределенного круга лиц – заявителей (определение Суда по интеллектуальным правам от 23 июля 2018 г. по делу № СИП-758/2017).

Читайте так же:  Персональные данные перечень закон

С момента вступления в силу ст. 217.1 КАС РФ суды общей юрисдикции рассмотрели небольшое количество дел (Решение ВС РФ от 20 августа 2018 г. по делу № АКПИ18-629, Апелляционное определение ВС РФ от 14 ноября 2017 г. № АПЛ17-373, Решение ВС РФ от 24 июля 2017 г. № АКПИ17-441, Решение Верховного Суда РФ от 18 августа 2016 г. № АКПИ16-546, решение ВС РФ от 11 августа 2016 г. № АКПИ16-560). Поскольку акты с нормативным содержанием зачастую имеют форму ведомственных актов, то это может привести к проблеме их разграничения с ННПА. В одном деле ВС РФ подтвердил законность решения о признании Письма ФАС России недействующим, «несмотря на то, что Письмо является ответом на обращение конкретного юридического лица» (Апелляционное определение ВС РФ от 14 ноября 2017 г. № АПЛ17-373). В другом деле ВС РФ, несмотря на позицию Минюста России об отмене письма ФНС России, указал, что оспариваемое письмо не обладает нормативными свойствами и соответствует содержанию разъясняемых им нормативных положений. ВС РФ отклонил довод министерства о том, налоговый орган при проведении камеральных налоговых проверок применил правовые позиции в письме, которые нарушают права налогоплательщика (Апелляционное определение ВС РФ от 28 июня 2018 г. № АПЛ18-213).

Таким образом, невозможно однозначно утверждать, что акты с нормативным содержанием являются особой разновидностью ННПА. Существует потенциальная проблема разграничения актов с нормативным содержанием от НПА и ННПА. Смысл поправок заключался в том, чтобы заявители получили возможность оспорить акт, обладающий признаками нормативного правового акта, но не отвечающий его требованиям формально. По факту процедура оспаривания актов с ненормативным содержанием является достаточно громоздкой.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/shulpina/1224284/

36.Нормативное значение правовых актов Конституционного суда рф.

Видами решений Конституционного Суда РФ являются постановление, заключение и определение. Постановление – основной вид итогового решения Конституционного Суда. Именно постановления принимаются при осуществлении большинства полномочий Конституционного Суда РФ: при проверке конституционности правовых актов, разрешении споров о компетенции, толковании Конституции РФ. Заключение дается Конституционным Судом в единственном случае – при рассмотрении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. В остальных случаях принимаются определения.

Источник: http://studfile.net/preview/5252017/page:41/

Решения Конституционного Суда РФ как нормативные правовые акты и акты преюдиции

Совокупность признаков рассматриваемого вида решений Конституционного Суда не позволяет с однозначностью отнести их и к нормативным актам. Для такого акта наиболее существенны два момента:

  • 1) он выступает в качестве правотворческого акта, источника права, направленного на установление, отмену или изменение юридических норм;
  • 2) он является формой бытия, существования правовых норм[18]. Ряд исследователей в этой связи выражают мнение, что постановление КС РФ о признании правового положения неконституционным влечет отмену соответствующей нормы. Таким образом, решения Суда вполне подпадают под определение нормативного правового акта[19].

Как представляется, решение КС РФ, устанавливающее неконституционность нормы права, хотя и соответствует трем основным критериям нормативного акта (неопределенность адресата; возможность неоднократного применения; действие вне зависимости от изменения или прекращения индивидуальных правоотношений), не может быть отнесено к нормативным актам, поскольку:

Для системы нормативных актов характерно иерархическое построение[20]. Включение же в данную систему актов Суда нарушает ее необходимые целостность и единство.

Нельзя говорить и о прямом превосходстве юридической силы только решения над силой акта. Лишение акта силы, хотя оно и связывается, в конечном счете, с решением Суда (это исключительная компетенция Суда), имеет две причины:

  • 1) противоречие его Конституции, обладающей высшей юридической силой;
  • 2) установление данного обстоятельства решением Суда[21].

Заслуживающим особого внимания представляется мнение о значении решения Суда в качестве преюдиции. Под «преюдициальностью» понимают «обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу»[22].

Решение Конституционного Суда, на наш взгляд, правовой преюдицией не является, поскольку преюдиция касается вопроса факта, решение же Суда, как уже отмечалось, нормативно (общеобязательно) по своей сути. Предполагается, что другой суд, который принимает без исследования установленные факты, сам имеет необходимое полномочие на их установление (даже в том случае, когда эти суды осуществляют разные формы судопроизводства).

Однако существует принципиальная разница между последствиями такого «установления». Никакой другой суд, кроме Конституционного, не вправе, даже установив несоответствие нормативного акта Конституции, заявить о лишении его на этом основании юридической силы. Значение же решения Конституционного Суда состоит не только в простой констатации такого «несоответствия», но (и это, на наш взгляд, главное) и в лишении оспариваемого акта силы; само знание о неконституционности в данной ситуации имеет второстепенное значение.

Любой суд, рассматривая аналогичную уже признанной неконституционной норму, не вправе признать ее неконституционной, данная норма уже лишена силы.

Также следует отметить, что в отечественном процессуальном законодательстве возможность использования судебной преюдиции тесно связана с субъектным составом участников дел (он должен совпадать), в отношении же использования преюдициального значения решений Конституционного Суда такое ограничение явно не применимо, встает вопрос о пределах такой «преюдиции».

Непонятно, как быть тогда с правилом обязательности установления данного «факта» для самого Конституционного Суда, поскольку предусмотрена возможность пересмотра его правовых позиций[23].

Источник: http://studwood.ru/1220721/pravo/resheniya_konstitutsionnogo_suda_normativnye_pravovye_akty_akty_preyuditsii

Статья 79. Юридическая сила решения

Информация об изменениях:

Федеральным конституционным законом от 28 декабря 2016 г. N 11-ФКЗ в статью 79 настоящего Федерального конституционного закона внесены изменения

Статья 79. Юридическая сила решения

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле части первой статьи 79 настоящего Федерального конституционного закона см Постановление Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2012 г. N 25-П

Толкование части первой статьи 79 настоящего Федерального конституционного закона приведено в Определении Конституционного Суда РФ от 13 января 2000 г. N 6-О

Читайте так же:  Как оформляется мировое соглашение в суде

Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, вступает в силу немедленно после его провозглашения. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, принятое в порядке, предусмотренном статьей 47.1 настоящего Федерального конституционного закона, вступает в силу со дня его опубликования в соответствии со статьей 78 настоящего Федерального конституционного закона. Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

ГАРАНТ:

О последствиях признания нормы, не противоречащей Конституции РФ в конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом РФ, см. определения Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2008 г. N 556-О-Р и от 7 июля 2016 г. N 1435-О-Р

См. также Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 1999 г.

В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт, признанный соответствующим Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 79 настоящего Федерального конституционного закона

Источник: http://base.garant.ru/10101207/152c9e5d938eda344f0ddcab4fe40a55/

Акты Конституционного Суда РФ

Конституционный Суд РФ принимает четыре вида судебных актов: постановления и заключения, которые относятся к группе итоговых решений, а также определения и решения по вопросам организации деятельности Суда.

Перечисленные акты принимает Конституционный Суд только при рассмотрении дел в порядке конституционного судопроизводства.

Для судебных актов Конституционного Суда РФ характерны такие юридические свойства как окончательность, общеобязательность, преюдициальность, непреодолимость и непосредственное действие.

Общеобязательность предполагает содержание в определении или постановлении Конституционного Суда положения нормативного характера, которые представляют результат толкования Конституции РФ, и при этом имеют общеобязательный характер.

В.А.Витушкин, рассматривая свойство окончательности, указал, что оно содержит в себе такие моменты как:

  • 1) неизменность решения. Такое решение не может изменить или полностью отменить даже Конституционный Суд, который и принял решение;
  • 2) неопровержимость решения. Решение Конституционного Суда не может быть обжаловано;
  • 3) непосредственность действия решения, то есть отсутствие необходимости в подтверждении судебного решения каким-либо органом или должностным лицом Витушкин В.А. Виды определений Конституционного Суда Российской Федерации // Судебная защита прав граждан и юридических лиц. Материалы научной конференции (Москва, 20 мая 2002 г.). — М., 2002. — С. 149-157..

Окончательность судебных актов Конституционного Суда РФ предполагает, что, с одной стороны, «правовые позиции» Европейского Суда по правам человека, сформированные в связи с толкованием Конвенции о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 года Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) // Бюллетень международных договоров. — 2001. — №3. и Протоколов к ней, являются обязательными для Конституционного Суда РФ; с другой стороны — окончательность решений Конституционного Суда не преодолевается удовлетворением жалобы Европейским Судом по правам человека в случае, если нарушение связано с принятием Конституционным Судом РФ судебного акта.

Непосредственное действие судебных актов Конституционного Суда РФ выступает отдельным юридическим свойством, которое нельзя ограничить неисполнением решений обязанными субъектами.

Преюдициальность актов Конституционного Суда не предполагает возможности перерешения в другом, законно начатом процессе вопросов, уже разрешенных вступившим в силу судебным решением. Преюдициальность выступает обязательным свойством постановлений Конституционного Суда.

Преюдициальностью обладают пресекательные определения, которые устанавливают схожесть обжалуемых норм с нормами, которые были уже проверены. Решения правоприменительных органов уже не могут основываться на этих правовых положениях.

Другие определения обладают преюдициальностью, когда содержат выводы Суда о фактах и правоотношениях, которые были установлены при рассмотрении дел и имеют значение для рассматриваемых в других судах дел.

Преюдициальность судебных актов следует отличать от их исключительности. Исключительность решений Конституционного Суда предотвращает возбуждение и разрешение тождественных и аналогичных дел, а преюдициальность предполагает недопустимость перерешения отдельных вопросов факта и права, рассмотренных ранее и имеющих юридическое значение для иного дела.

Судебные акты Конституционного Суда РФ действуют немедленное, только в некоторых случаях их действие может быть охарактеризовано как обратное и перспективное.

О принятых судебных актах Конституционный Суд информирует в таких формах как провозглашение, вручение и опубликование. Исполнителями судебных актов выступают не только стороны по делу, но и физические лица, организации, органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица.

Решение Конституционного Суда РФ представляет собой правовой акт, который принимается Конституционным Судом РФ в порядке конституционного судопроизводства в рамках компетенции, констатирует установление обстоятельств и фактов, содержит государственно-властное веление, имеет обязательный характер и внешнюю направленность для субъектов права.

Правовые позиции, выработанные Конституционным Судом, юридически оформляются во всех актах казуального и нормативного толкования — определениях, постановлениях о распространении ранее сформулированной правовой позиции на аналогичные конституционно-правовые условия и определениях о разъяснении актов Конституционного Суда. Только определения, не касающиеся существа дела, строго процессуально-правовой природы, не содержат правовой позиции, т.к. любой пункт такого акта четко регламентирован федеральным законодательством, Регламентом суда и не может включать элементов профессионального мировоззрения судей.

Наиболее часто правовые позиции встречаются в «отказных» определениях (определениях об отказе в принятии обращения — запроса, жалобы, ходатайства — к рассмотрению), иногда в определениях о прекращении производства по делу.

Некоторые ученых, занимающиеся исследованием деятельности Конституционного Суда РФ, высказывают мнение, что решения этого суда по своей правовой природе представляют собой правовые акты особого рода, в связи с тем, что они обладают признаками правоприменительного и правотворческого акта.

Читайте так же:  Возмещение убытков причиненных правомерными действиями

Решения Конституционного Суда РФ являются актами применения права, носящими нормативно-интерпретационный характер, что позволяет их отнести к особому виду источников российского права, наравне с нормативно-правовыми актами, правовыми обычаями, судебными прецедентами. Они имеют все признаки источника права. Этими признаками являются: нормативный характер, непосредственное действие, общеобязательность, юридическая сила.

Правовые позиции и решения Конституционного Суда РФ имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа.

К основным свойствам решений Конституционного Суда кроме их общеобязательности, окончательности, неоспариваемости, немедленного вступления в силу после провозглашения, незамедлительного официального опубликование, непосредственного действия можно отнести определенные законом правовые последствия их принятия.

В ходе исполнений решений суда правовые позиции играют роль убеждающего характера. Это определяется тем, что императивные положения, которые должны быть использованы, исполнены, соблюдены или применены, указываются непосредственно в постановляющей части решения Суда.

Правовые позиции Конституционного Суда могут содержаться только в опубликованных его решениях. Действующее законодательство не предусматривает обязательности опубликования всех определений Конституционного Суда РФ. Определения могут публиковаться по специальному предписанию Конституционного Суда бессистемно, выборочно. Однако, учитывая теорию права, неопубликованные официально правовые акты не подлежат применению. Именно поэтому целесообразно дополнить ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» нормой, предполагающей обязательность опубликования правовых позиций Суда. Включение такой нормы будет способствовать минимизации судебных ошибок и формированию единой правовой позиции.

Таким образом, решения Конституционного Суда РФ характеризуются особыми юридическими свойствами, к которым относятся общеобязательность, окончательность, непосредственность действия, непреодолимость, что в конечном итоге свидетельствует об их нормативности, распространении действия не только на заявителей, но и иных субъектов права, включая все суды.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studwood.ru/652053/pravo/akty_konstitutsionnogo_suda

Акты Конституционного Суда РФ, их место в системе правовых актов.

Результаты деятельности Конституционного Суда РФ закрепля­ются в его решениях (гл. VIII «Решения Конституционного Суда Рос­сийской Федерации», ст. 71—83 Федерального конституционного за­кона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

В соот­ветствии со ст. 71 Конституционным Судом РФ может быть принято три вида решений:

Постановление является итоговым решением Конституционного Суда РФ по вопросам, перечисленным в ч. 1 ст. 3 Закона: п. 1 (раз­решение дел о соответствии Конституции РФ), п. 2 (разрешение споров о компетенции), п. 3 (по жалобам на нарушения конститу­ционных прав и свобод граждан и по запросам судов и п. 4 (толко­вание Конституции РФ). Оно выносится именем России.

Заключение является итоговым решением Конституционного Суда РФ по существу запроса о соблюдении установленного поряд­ка выдвижения обвинения против Президента РФ в совершении им государственной измены или иного тяжкого преступления.

Все иные решения Конституционного Суда РФ называются оп­ределениями.

Решения Конституционного Суда РФ должны основываться на ма­териалах, исследованных Конституционным Судом РФ. Конституцион­ный Суд РФ принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему офици­альным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

Конституционный Суд РФ принимает постановления и дает за­ключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта или компетенции того органа, конститу­ционность которых подвергается сомнению в обращении.

Особый интерес вызывает вопрос о причислении судебных решенийи, в частности, решений Конституционного Суда Российской Федерации к числу источников конституционного права. Этот вопрос неоднозначно решается специалистами. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева).

Эти разногласия вызваны, прежде всего, сложившейся правовой доктриной. Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы. Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделения властей». Действительно, судебные решения традиционно не относят к источникам континентального права. В практической деятельности правоприменителю приходится руководствоваться не сложившимися теоретическими установками и положениями, а нормами права – общеобязательными правилами поведения, установленными и санкционированными государством и обеспеченными его принудительной силой.

Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество – конституционного законодательствования.

Осуществляя толкование основного закона, Конституционный Суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

По мнению М.С. Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным Судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный Суд, а изменить и отменить свое судебное решение может лишь он сам.

Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, «негативного»: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы. Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

По мнению М.А Митюкова, решения Конституционного Суда РФ фактически являются источником права и имеют характер нормативных актов, который должен быть закреплен в федеральном законодательстве. Обеспечивать исполнение этих решений должен не только авторитет самого Суда, но и соответствующие государственные институты. Среди проблем, связанных с реализацией таких решений, можно выделить неоперативность исполнения постановлений; продолжение действия актов, признанных неконституционными; нерадивость и медлительность отдельных должностных лиц и органов; низкую оперативность в корректировке законодательства.

Таким образом, постановления Конституционного Суда можно признать источником конституционного права по следующим основаниям:

1) могут содержать(?) и отменять правовые нормы;

2) имеют во многих случаях силу закона;

3) выносятся именем Российской Федерации, являются окончательными и пересматриваются только этим органом;

4) обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

5) подлежат официальному опубликованию;

6) обладают большим моральным авторитетом.

Решения Конституционного Суда действительно выполняют правотворческую функцию, выступают в качестве источников права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе, даже если это не соответствует положениям правовой доктрины, причем они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

Читайте так же:  Исковое заявление удовлетворено

41. Судебная практика и судебное право.

Проблематика источников права традиционно является одной из ключевых в юридической науке и привлекает внимание многих исследователей. При этом, несмотря на существенное количество работ, пока не существует четкой точки зрения на счет судебной практики как источника права.

Под судебной практикой обычно понимают те положения (решения) судов, которые разрабатываются ими при рассмотрении разных категорий дел. Решение определенного суда, имеющее силу устанавливать, изменять или отменять правовые нормы, называется судебным прецедентом.

В целом в странах, принадлежащих или тяготеющих к романо-германской правовой системе, судебная практика, как правило, не выходила за пределы толкования закона, судебной практике не была отведена роль источника права, и соответственно, судебный прецедент официально не признавался формой права. В конце XX в. в условиях сближения англосаксонской и романо-германской правовых систем прецедент превращается во вторичный источник права. Об этом свидетельствует, например, решение Европейского Суда по правам человека, которое приобрело прецедентное значение и для стран романо-германского права.

В действующей Конституции РФ (ст. 126) говорится, например, о том, что Верховный Суд РФ, будучи высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет судебный надзор за их деятельностью и «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Аналогичное положение закреплено в ст. 127 Конституции России и в отношении Высшего Арбитражного Суда РФ, который, являясь высшим судебным органом по разрешению экономических и иных споров, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Судебная практика зачастую определяется как «единство судебной деятельности по осуществлению правосудия и опыта этой деятельности, объективированного в форме судебных решений, вступивших в законную силу». Здесь проводится прямая аналогия с юридической практикой и фактически полностью трансформируется ее определение, согласно которому юридическая практика — «это деятельность по изданию (толкованию, реализации и т.п.) юридических предписаний, взятая в единстве с накопленным социально-правовым опытом».

Помимо постановлений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ (самого суда сейчас нет!), а также постановлений Конституционного Суда РФ, исследователи судебной практики называют, в частности, такие ее формы, как «решения по принципиальным вопросам», а кроме того — любые иные судебные решения, т.е. любые судебные акты «как результат правоприменительной деятельности суда»

Чтобы ответить на вопрос, является ли судебный прецедент источником современного российского права, прежде всего, следует определить понятие термина «судебный прецедент» и его основные черты.

Достаточно распространенным в отечественной литературе является понимание (в различных вариациях) судебного прецедента как решения высшего органа судебной власти по конкретному делу, являющемуся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении в последующем аналогичных дел. С этим определением нельзя согласиться, поскольку оно не отражает всех черт судебного прецедента.

Во-первых, не стоит придавать ему исключительно императивный характер. Главным принципом системы общего права, в соответствии с которым судебные решения становятся источниками права при рассмотрении всех последующих аналогичных дел, является правило stare decisis, что на латыни означает «стоять на решенном». В зависимости от действия правила stare decisis судебные решения могут быть или «обязывающими» (authoritative), или «убеждающими» (persuasive), то есть носить рекомендательный характер.

Во-вторых, судебный прецедент фактически означает норму права, которую содержит решение по конкретному делу. По сути, нормой конкретного прецедента является часть судебного решения, именуемое «резолютивное решение» или ratio decidendi, непосредственно которым суды и руководствуются в решении аналогичных дел.

Интересной и в то же время некорректной представляется мысль о тождестве судебной практики и судебного прецедентного права. Их авторы полагают, что, подобно прецеденту в англо-американском праве, судебная практика в нашей национальной правовой системе ассоциируется не целиком с полными текстами судебных решений, а только с той частью, которая связана с выработкой или уточнением правовых понятий и правовых норм.

Таким образом, авторы данной идеи отождествляют эту часть решения, которая представляет собой продукт интерпретации закона, с понятием ratio decidendi, являющимся самостоятельной нормой права.

Из вышеизложенного следует, что является неверным рассматривать в качестве источника права в России судебные решения по конкретным делам, придавая им силу судебного прецедента. Правовую природу этого явления наиболее корректно, на наш взгляд, объяснил С. С. Алексеев. По его мнению, речь идет о так называемой «прецедентной практике», то есть опыте применения законодательства, выраженном в постановлениях и определениях высших судебных, а также некоторых иных органов по конкретным делам, имеющим принципиальный характер (по таким делам, которые наиболее остро выявляют спорные вопросы применения закона, по-разному решаемые нижестоящими инстанциями). Такая практика дает образец применения права («прецедент толкования»). С. С. Алексеев полагает, что, в отличие от прецедента как источника права, «прецедентная практика» не ведет к созданию новой юридической нормы, а связана с разъяснением уже существующей нормы права, с выработкой определенного положения о применении нормы права по аналогичным делам.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Источник: http://cyberpedia.su/18x452a.html

Гражданам об их политических правах

Юридическая сила решений Конституционного Суда

Необходимым условием грамотного использования любых правовых актов в практической деятельности является четкое представление об их юридической силе, которая складывается из двух компонентов — места правовых актов среди других правовых актов и сферы их действия.

Толкование Конституции РФ.

Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», толкование Конституции Российской Федерации, данное Конституционным Судом Российской Федерации, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Поскольку постановление о толковании Конституции, каким бы ни было его содержание, раскрывает содержание положения Конституции — является как бы его продолжением, то юридическая сила такого постановления, в том числе с точки зрения сферы действия, такова же, как и у самой Конституции. Из этого, в части круга лиц, на которых распространяется толкование, исходит и приведенная статья 106 Закона о Конституционном Суде.

Дела о проверке конституционности нормативных правовых актов .

Наиболее часто рассматриваемые Конституционным Судом Российской Федерации дела — это дела о проверке конституционности нормативных правовых актов. Итогом рассмотрения таких дел может явиться признание нормативного акта или отдельных его положений неконституционными, что, согласно части третьей статьи 79 Закона о Конституционном Суде, влечет за собой утрату ими юридической силы. При этом, подчеркнем, для утраты юридической силы правовым актом не требуется решения какого-либо иного органа, кроме Конституционного Суда Российской Федерации. Таким образом, юридическая сила постановления Конституционного Суда о неконституционности правового акта превышает юридическую силу самого проверяемого в рамках данного постановления правового акта.

Читайте так же:  В какой суд пишут апелляционную жалобу

Решение Конституционного Суда, признающее положение нормативного правового акта неконституционным, не всегда означает буквальное исключение этого положения из нормативного правового акта. Конституционный Суд может определить пределы действия этого положения.

Характерным примером является Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности статьи 12 Закона СССР от 9 октября 1989 г. «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)», в пункте 1 резолютивной части которого было определено, что установленный частью первой статьи 12 данного закона запрет забастовок на предприятиях и в организациях гражданской авиации соответствует Конституции Российской Федерации в той мере, в какой право на забастовку отдельных категорий работников может быть ограничено согласно статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны, безопасности государства. На такие пределы неконституционности нормы (а фактически пределы действия как постановления Конституционного Суда, так и проверенного им положения по сфере общественных отношений и по кругу лиц) правоприменитель должен обращать внимание.

Действие постановлений Конституционного Суда во времени. Согласно части первой статьи 79 Закона о Конституционном Суде решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения, а согласно статье 80 этого закона решение Конституционного Суда Российской Федерации подлежит исполнению немедленно после опубликования либо вручения его официального текста, если иные сроки специально в нем не оговорены.

В деятельности Конституционного Суда Российской Федерации есть практика, когда, признавая положения неконституционными, он тем не менее устанавливает, что они утрачивают силу не сразу, а по истечении, как правило, шести месяцев с момента провозглашения постановления. Такие решения принимаются Конституционным Судом в том случае, если иначе могут возникнуть негативные последствия для общественно значимых интересов. Поэтому необходимо обращать внимание на то, совпадает ли по времени дата принятия постановления Конституционного Суда и дата утраты юридической силы положением, признанным неконституционным.

Обратная сила постановлений Конституционного Суда.

Важный вопрос: подлежат ли пересмотру решения правоприменителей, принятые на основе нормы, в отношении которой впоследствии вступило в силу постановление Конституционного Суда о признании ее неконституционной? Таких прямых указаний Закон о Конституционном Суде не содержит.

Только часть вторая статьи 100 этого закона устанавливает, что признание закона не соответствующим Конституции Российской Федерации во всяком случае влечет за собой пересмотр разрешенного на его основе дела гражданина, оспорившего этот закон в Конституционном Суде Российской Федерации, компетентным органом в обычном порядке. Это своеобразная «премия» для заявителей, выявивших конституционную проблему. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от наличия оснований для пересмотра дела, предусмотренных иными, помимо Закона о Конституционном Суде, актами.

Согласно же части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях. Такие случаи, строго говоря, прямо не предусмотрены. Однако в определении Конституционного Суда от 14 января 1999 г. № 4-0 содержится расширительная интерпретация этого положения.

Конституционный Суд уточнил, что под такими случаями имеются в виду закрепленные уже на сегодняшний день законодательством (другими законами) материально-правовые основания и процессуальные институты. Здесь имеет смысл процитировать определение: «При этом наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий (например, факт истечения срока исковой давности либо факт пропуска срока для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам) для пересмотра решений, основанных на неконституционных актах, устанавливается по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства.

Для защиты прав заявителей по этим делам могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и от 3 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации было признано неконституционным ограничение круга оснований пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам, препятствующее исправлению судебных ошибок.

К таким основаниям относится и признание примененной судом нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, что, как указано в первом из названных постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, во всех случаях обеспечивает защиту права, нарушенного неконституционными правовыми актами, и пересмотр основанных на них решений судов.

Пересмотру решений иных, кроме судов, правоприменительных органов служит институт обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан.

При использовании указанных процессуальных институтов, направленных на пересмотр дел, в которых были применены нормы, признанные Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, действуют установленные процессуальным законодательством пресекательные сроки, что требует от заинтересованных лиц своевременных действий по защите своих прав и законных интересов».

Как следует из этого определения, возможность пересмотра дел, решенных на основе неконституционной нормы, имеется. Однако на практике при реализации этих позиций приходится сталкиваться с определенными сложностями.

Если с обратной силой решений Конституционного Суда много неясного, то абсолютно однозначно, что во вновь принимаемых после вынесения постановления Конституционного Суда судебных решениях не должны использоваться признанные неконституционными нормы, даже если они касаются ранее возникших отношений. Ведь в данном случае не просто имеет место отмена нормы закона законодателем, а констатируется противоречие признанной неконституционной нормы Основному закону страны.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://isfic.info/elekt/vasr111.htm

Постановление конституционного суда нормативный правовой акт
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here