Постановление суда о половых преступлениях

Полезная информация в статье: "Постановление суда о половых преступлениях" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Проблемы квалификации насильственных половых преступлений против несовершеннолетних

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Дата публикации: 01.05.2017

Статья просмотрена: 3100 раз

Библиографическое описание:

Трубинская А. С. Проблемы квалификации насильственных половых преступлений против несовершеннолетних [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 114-117. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/227/12355/ (дата обращения: 06.02.2020).

В статье анализируются наиболее актуальные проблемы квалификации насильственных половых преступлений в отношении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и малолетних, которым не исполнилось 14 лет.

Ключевые слова: несовершеннолетние, малолетние, уголовное право, половые преступления

Определённую сложность в деятельности правоприменительных органов, в частности судебно-следственной практике, представляет квалификация насильственных половых преступлений в отношении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и малолетних, которым не исполнилось 14 лет.

В данном случае речь идет о насильственных преступлениях против половой неприкосновенности личности, предусмотренных п. «а» ч. 3 и п «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, насильственных действиях сексуального характера п. «а» ч. 3 и п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, а также понуждение к действиям сексуального характера ч. 2 ст. 133 УК РФ.

Особо следует заметить, что отягчающие квалифицирующие обстоятельства данных преступлений прежде всего связаны с несовершеннолетием потерпевших лиц. При этом такой квалифицирующий признак, как изнасилование потерпевшей, не достигшей 18-летнего возраста и совершение насильственных действий сексуального характера в отношении малолетней, не содержит существенных различий от квалифицирующего признака как изнасилование несовершеннолетней.

Часто несовершеннолетние и малолетние являются потерпевшими в половых преступлениях насильственного характера в силу своей неопытности или в некоторых случаях провоцирования преступного поведения насильника. Судебная практика руководствуется, как правило, тем, что данные квалифицирующие признаки могут быть инкриминированы (вменены) лицу при условии, если оно знало, а также допускало, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней или малолетней.

Для квалификации рассматриваемых преступлений в отношении несовершеннолетних и малолетних важное значение имеет понятие «насилие», с которым связано причинение вреда потерпевшим лицам. В этой связи следует обратить внимание на п. 2 постановления Пленума Верховного суда РФ от 4.12.2014 г., в котором отмечается, что под насилием в ст. 131 и 132 УК РФ следует понимать как опасное, так и неопасное для жизни, а также для здоровья насилие, а также побои и совершение других насильственных действий, которые причиняют потерпевшему физическую боль либо ограничивают его свободу. При этом, если при изнасиловании либо совершении насильственных действий сексуального характера потерпевшему был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, содеянное охватывается диспозициями ст. 131 и ст. 132 УК РФ, а если умышленно причинен тяжкий вред здоровью, необходима дополнительная квалификация по соответствующей части ст. 111 УК РФ [1].

Особые трудности в квалификации, например, при изнасиловании, которое представляет собой половое сношение с применением физического насилия или угрозой его применения к потерпевшей или другим лицам, представляет совершение данного преступления с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Толкование и понимание беспомощного состояния потерпевшей применительно к изнасилованию и насильственных действий сексуального характера вызывает особые трудности на практике, особенно когда речь идет о несовершеннолетних и малолетних.

В этой связи следует отметить, что в п. 5 постановления Пленума Верховного суда № 16 РФ от 4 декабря 2014 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, болезненное или бессознательное состояние), возраста (малолетнее или престарелое лицо) или других обстоятельств не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий, а также оказать сопротивление виновному [2].

Из приведенного разъяснения следует, что беспомощное состояние потерпевшей представляет собой физическую и психическую беспомощность. При физической беспомощности потерпевшая не может воспрепятствовать, т. е. оказать сопротивление преступнику в изнасиловании, а при психической беспомощности она не может понимать или верно оценивать характер и значение совершаемых с нею преступных действий со стороны виновного лица.

Вместе с тем, как свидетельствует судебно-следственная практика и различные исследования в области уголовного права и криминологии [3], причины и обстоятельства беспомощного состояния при совершении преступлений, предусмотренных ст. 131 и 132 УК РФ могут быть самыми различными.

В теории и судебно-следственной практике нередко возникают вопросы о квалификации изнасилования с другими половыми преступлениями в отношении несовершеннолетних и малолетних, в частности, с насильственными действиями сексуального характера (ст. 131) и при понуждении к действиям сексуального характера (ч. 2 ст. 133) УК РФ. Согласно ст. 132 УК РФ, уголовная ответственность предусмотрена за мужеложство, лесбиянство, а также другие действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) либо другим лицам или с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей). При этом потерпевшими несовершеннолетними и малолетними при совершении данного преступления могут быть как лица мужского пола, так и женского.

Разграничение изнасилования и преступления, предусмотренного ст. 132 УК РФ, необходимо проводить по особенностям объективной стороны, которая, несмотря на общий признак насилия, характеризуется разными действиями и способами сексуального характера, а также видами удовлетворения половых потребностей.

Решая вопрос о квалификации данных преступлений Пленум Верховного суда РФ в п. 9 постановления от 4 декабря 2014 г. отмечает, что при совершении виновным в любой последовательности изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 131 и ст. 132 УК РФ, независимо от времени совершения данных преступлений [2].

Что же касается ст. 133 УК РФ, то она предусматривает ответственность за понуждение к действиям сексуального характера. Способы понуждения исчерпывающе перечислены в диспозиции ч. 1 ст. 133 УК РФ, которыми являются: понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству, а также совершению других действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества или с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей).

Читайте так же:  Исковое заявление об ограничении родительских прав

В связи с высокой общественной опасностью данного преступления законодатель Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ существенно редакционно уточнил диспозицию ч. 1 данной статьи и ввел квалифицированный состав (ч. 2 ст. 133), в котором установил уголовную ответственность за понуждение к действиям сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней).

В отличие от изнасилования (ст. 131 УК РФ) и насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ) при понуждении к действиям сексуального характера способы воздействия на потерпевшее лицо самые разнообразные, которые исчерпывающе указаны законодателем в диспозиции ч. 1 ст. 133 УК РФ.

Возникают проблемы также при квалификации, демонстрации порнографических материалов одновременно мальчику и девочке, не осознающих сути совершаемых с ними действий, ради последующего вступления с ними в половой контакт. Следуя логике законодателя, такого рода деяние, совершенное мужчиной в отношении не достигшей 12 лет девочки, надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, а в отношении мальчика того же возраста — по ч. 1 ст. 30, по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (идеальная совокупность, грозящая виновному резким усилением окончательного наказания). Налицо идеальная совокупность преступлений, и действия виновного надлежит квалифицировать по обоим составам — п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. В случае если те же деяния свершит женщина, то они будут квалифицированы только по ч. 1 ст. 30, п. «б» ст. 132 УК РФ.

Дабы изжить эту коллизию, законодатель должен четко определить свою позицию по отношению к так называемым извращенным половым актам — равнозначны ли они естественному соитию или нет? Если нет, то ответственность и наказание за них должны отличаться от карательной реакции на изнасилование. Если равнозначны, то ответственность и наказание за них должны содержаться в одной статье УК РФ подобно тому, как это было в УК РСФСР 1960 г., который в неявной форме уравнивал собственно изнасилование и то, что сейчас именуется насильственными действиями сексуального характера.

Во вновь принятом Постановлении, аналогично утратившему силу Постановлению от 15.06.2004 № 11, фактически содержится понятие «заведомости знания возраста потерпевшего лица», что является положительным моментом. Это означает, что уголовная ответственность по соответствующим квалифицирующим признакам наступает в том случае, когда лицо достоверно знало возрасте потерпевшего лица (являлось родственником, знакомым, соседом, педагогом, собеседником в соцсетях и т. п.) или сознательно допускало не достижение соответствующего возрастного рубежа в связи с внешним обликом, манерой поведения потерпевшего лица. Данное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ вызвано имеющимися проблемами квалификации в правоприменительной деятельности следственных и судебных органов. Нередко на практике возникает проблема установления умысла на совершение сексуального преступления в отношении несовершеннолетней(его), которые внешне по своим физическим данным и манерам поведения выглядят как взрослая девушка (женщина) или мужчина, и к тому же намеренно вводит потенциального партнера в заблуждение относительно данного обстоятельства.

Толкование добровольного отказа от изнасилования и насильственных действий сексуального характера, данные в п. 7 Постановления, на первый взгляд, сводится лишь к воспроизведению положений ст. 31 УК РФ. Однако, на самом деле, Верховный Суд РФ подправляет законодателя, обращая внимание правоприменителей на то, что при покушении на изнасилование или на совершение насильственных действий сексуального характера преступление не доводится до конца по причинам, не зависящим именно от воли виновного. Дело в том, что в некоторых случаях несостоятельность преступника может зависеть от него (скажем, неспособность педофила завести автомобиль, где родители оставили малолетнего ребенка с тем, чтобы угнать его и беспрепятственно овладеть жертвой), но это не делает неудачную попытку добровольным отказом. Однако в конечном счете и здесь придется изменить формулировку ч. 3 ст. 30 УК РФ по образу и подобию ранее действовавшей ч. 2 ст. 15 УК РСФСР 1960 г. [4].

Попутно отметим, что ранее действовавшее Постановление от 15.06.2004 № 6 (п. 6) более основательно разграничивало покушение и добровольный отказ применительно к рассматриваемым преступлениям. Еще более развернуто этот вопрос был раскрыт в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.04.1992 № 4.

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы:

Как видно из содержания большинства предлагаемых в настоящем параграфе новаций, они не могут быть реализованы в рамках официального (судебного) и научного (доктринального) толкования. Требуется системная реконструкция не только норм об уголовной ответственности за половые преступления, но и всего УК РФ, включая его Общую часть. Эта фундаментальная задача может быть решена лишь в рамках новой кодификации российского уголовного законодательства.

  1. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 4 декабря 2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» // Бюллетень Верховного суда РФ. 2015. № 1.
  2. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 1.
  3. Андреева Л. А., Ценгел С. Д. Квалификация изнасилований: учеб. пособие. СПб., 2004. С. 11–13; Красиков А. Н Преступления против личности: учеб. пособие. Саратов, 1999. С. 111–112 и др.
  4. См. подробнее: Дронова Т. Н., Милюков С. Ф. Неоконченное преступление // Уголовное право России. Общая часть / под. ред. Г. Л. Касторского, А. И. Чучаева. СПб.: МИЭП, 2009. С. 321.

Источник: http://moluch.ru/conf/law/archive/227/12355/

Постановление суда о половых преступлениях

Заболотного Дениса Александровича

Телефон: +7 (909) 151-76-80

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности»

Вышло новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по делам об изнасилованиях и других преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Данным Постановлением отменено ранее действовавшее Постановлением Пленума Верховного Суда РФ 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Основные моменты: 1. Под насилием в статьях 131 и 132 УК РФ следует понимать как опасное, так и неопасное для жизни или здоровья насилие, включая побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему лицу физической боли либо с ограничением его свободы. Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера потерпевшему лицу был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, содеянное охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ; умышленное причинение тяжкого вреда его здоровью требует дополнительной квалификации по соответствующей части статьи 111 УК РФ.

Читайте так же:  Способы защиты права собственности на землю

2. Е сли при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера в целях преодоления сопротивления потерпевшего лица применялось насилие или выражалась угроза применения насилия в отношении других лиц (к примеру, близкого родственника потерпевшей), такие действия требуют дополнительной квалификации по иным статьям Особенной части УК РФ.

3. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера. Если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления.

4. В тех случаях, когда несколько изнасилований либо несколько насильственных действий сексуального характера были совершены в течение непродолжительного времени в отношении одного и того же потерпевшего лица и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление.

5. К р азвратным действиям в статье 135 УК РФ относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших шестнадцатилетнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям. Развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-телекоммуникационных сетей.

Для просмотра документа перейдите по этой ссылке.

(Указанный документ откроется в новом окне в формате PDF)

Источник: http://zabolotnyy.ru/izmenenia-law/229-postanovlenie-plenuma-verkhovnogo-suda-rf-ot-04-12-2014-16-o-sudebnoj-praktike-po-delam-o-prestupleniyakh-protiv-polovoj-neprikosnovennosti-i-polovoj-svobody-lichnosti

Разъяснен порядок применения норм УК РФ о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Отмечается, в частности, что к преступлениям, предусмотренным статьями 131 («Изнасилование») и 132 («Насильственные действия сексуального характера») УК РФ, относятся половое сношение, мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера в отношении потерпевшего лица (потерпевшей или потерпевшего), которые совершены вопреки его воле и согласию и с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему лицу или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. При этом мотив совершения указанных преступлений (удовлетворение половой потребности, месть, национальная или религиозная ненависть, желание унизить потерпевшее лицо и т.п.) для квалификации содеянного значения не имеет.

В отличие от изнасилования и насильственных действий сексуального характера при понуждении к действиям сексуального характера (статья 133 УК РФ) способами воздействия на потерпевшее лицо с целью получения от него вынужденного согласия на совершение указанных действий являются шантаж, угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо использование материальной или иной зависимости потерпевшего лица.

При этом не могут рассматриваться как понуждение к действиям сексуального характера или как иные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности действия лица, добившегося согласия потерпевшей на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания вступить в брак и т.п.).

Разъяснено, что к развратным действиям (статья 135 УК РФ) относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших 12 лет, но не достигших 16 лет, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям. Развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет.

Признано утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/39097.html/

Вопросы правоприменительной практики по уголовным делам о преступлениях, посягающих на половую неприкосновенность несовершеннолетних

Видео (кликните для воспроизведения).

Дата публикации: 10.11.2019 2019-11-10

Статья просмотрена: 310 раз

Библиографическое описание:

Коломейцев С. К. Вопросы правоприменительной практики по уголовным делам о преступлениях, посягающих на половую неприкосновенность несовершеннолетних // Молодой ученый. — 2019. — №45. — С. 110-112. — URL https://moluch.ru/archive/283/63815/ (дата обращения: 06.02.2020).

Обобщая опыт действующих сотрудников следственного органа, к компетенции которого относится расследование всех преступлений, предусмотренных гл. 18 УК РФ, в том числе и половых преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних, общую картину судебно-следственной практики по стране, автор приходит к тому, что квалификация насильственных половых преступлений в отношении малолетних потерпевших — лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, —нередко вызывает затруднения у работников правоприменительных органов.

Сказанное касается насильственных преступлений, посягающих на половую неприкосновенность личности, которые предусмотрены п. «а» ч. 3 и п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ — изнасилование, иных насильственных действий сексуального характера — п. «а» ч. 3 и п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, и, конечно, понуждения к действиям сексуального характера — ч. 2 ст. 133 УК РФ. Особенное внимание обращает на себя то, что квалифицирующие признаки (или отягчающие обстоятельства) в данных преступлениях в первую очередь связаны с несовершеннолетним возрастом потерпевших лиц.

Следует отметить, что судебная практика идет таким путем, при котором вышеуказанные квалифицирующие признаки, инкриминируются лицу при лишь условии, если субъект преступления знал, либо допускал, что совершает сексуальное насилие с несовершеннолетним либо малолетним лицом. Очень важно отметить, что для верной квалификации рассматриваемых преступных деяний в отношении несовершеннолетних и малолетних существенное значение имеет само понятие «насилие», с которым, как правило, связывается причинение вреда потерпевшему. В связи с чем, обратим внимание на п. 2 постановления Пленума Верховного суда РФ от 04.12.2014 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (далее по тексту постановление Пленума), в котором сказано, что под насилием в ст. 131 и 132 УК РФ судам следует понимать, как опасное, так и неопасное для жизни или для здоровья насилие, а также побои и совершение других насильственных действий, которые причиняют потерпевшему физическую боль либо ограничивают его свободу.

Читайте так же:  Концепция профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних

В теории уголовного права, равно как и в судебно-следственной практике нередко встает вопрос при квалификации изнасилования в совокупности с иными насильственными половыми преступлениями, совершенными в отношении несовершеннолетних и малолетних лиц, а именно, с насильственными действиями сексуального характера (ст. 132 УК РФ) и при понуждении к действиям сексуального характера (ч. 2 ст. 133 УК РФ). Разграничение преступлений, предусмотренных ст. 131 и ст. 132 УК РФ надлежит проводить по элементам объективной стороны, которая, несмотря на аналогичный в обоих составах признак насилия (угроза применения насилия), различается конкретными действиями сексуального характера и способами их совершения и удовлетворения половых потребностей преступником. Разрешая вопрос о квалификации вышеуказанных преступлений, Верховный суд в постановлении Пленума от 04.12.2014 указывает, что при совершении виновным в любой последовательности изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими пунктами и частями ст. 131 и ст. 132 УК РФ, вне зависимости от времени совершения указанных преступлений [3].

Переходя к вопросам, возникающим при квалификации деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 133 УК РФ, в первую очередь необходимо отметить, что в отличие от изнасилования (ст. 131 УК РФ) и насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ) при понуждении к действиям сексуального характера способы воздействия на потерпевшее лицо исчерпывающим перечнем указаны законодателем в диспозиции ч. 1 ст. 133 УК РФ, кроме того, при решении вопроса о разграничении преступлений, предусмотренных ст.ст. 131, 132 УК РФ и ст. 133 УК РФ, важно учитывать момент окончания данных преступлений, несмотря на то, что понуждение к действиям сексуального характера, исходя из диспозиции статьи, относится к насильственным половым преступлениям, физического насилия, объективная сторона данного преступления не предусматривает, равно как не имеет значения для квалификации понуждения как оконченного состава факт вступления в половые отношения, наличие либо отсутствие на это согласия потерпевшего лица.

Представляется, что дополнения и изменения, в которых нуждается уголовное законодательство в рассматриваемой области, не могут быть реализованы посредством официального (судебного) и научного (доктринального) толкования. Для реализации предложенных новаций, потребовалась бы системная реконструкция не только норм об уголовной ответственности за насильственные и ненасильственные половые преступления, но и всего уголовного кодекса, включая некоторые положения, содержащиеся в его Общей части. Такая фундаментальная задача может быть осуществлена только в рамках новой кодификации российского уголовного законодательства.

Источник: http://moluch.ru/archive/283/63815/

Проблемы квалификации ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних

Дата публикации: 04.09.2017 2017-09-04

Статья просмотрена: 950 раз

Библиографическое описание:

Трубинская А. С. Проблемы квалификации ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних // Молодой ученый. — 2017. — №35. — С. 64-67. — URL https://moluch.ru/archive/169/45550/ (дата обращения: 06.02.2020).

В статье анализируются наиболее актуальные проблемы квалификации ненасильственных половых преступлений в отношении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и малолетних, которым не исполнилось 14 лет.

Ключевые слова: несовершеннолетние, малолетние, уголовное право, половые преступления

Половые преступления издревле вызывали острый интерес не только у специалистов, но и самых широких слоев населения. Острота и сложность данной проблемы резко актуализировалась в связи с ростом в последние годы посягательств на половую неприкосновенность малолетних и несовершеннолетних лиц, о чем довольно часто сообщают средства массовой информации. Заметный рост показателей статистики по этим преступлениям, ухудшившаяся в этом плане криминогенная ситуация привела законодателя к необходимости пересмотреть отдельные положения уголовного закона в сторону усиления ответственности за преступления против половой свободы или неприкосновенности личности.

Очевидна необходимость совершенствования практики применения уголовно-правовых норм, карающих лиц, совершающих данного рода преступлениями. В этой связи представляет большой научный и практический интерес Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» [1]. Следует отметить, что предмет его рассмотрения гораздо более широк, чем у ранее действовавшего Постановления от 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» [2, 3], что в большей степени соответствует потребностям следственной, прокурорской и судебной практики ввиду системного подхода к рассматриваемым общественно опасным деяниям.

Изучение текста постановления показывает, что Верховный Суд РФ вынужден оправдывать или замалчивать многочисленные, в том числе совершенно очевидные, законодательные огрехи, допущенные законодателем в гл. 18 УК РФ.

Коллизия, не устранимая даже путем толкования Верховным Судом РФ, выявляется при сопоставлении текстов ст. 132 и 133 УК РФ, с одной стороны, и заголовка, а также текста диспозиций ст. 134 УК РФ — с другой. Если в первых из названных статей иные сексуальные действия понимаются весьма широко, то в ст. 134 — в содержание этого термина входит только мужеложство и лесбиянство. Здесь, по нашему мнению, также нельзя обойтись без вмешательства законодателя. К тому же не ясно, почему противоправное мужеложство и лесбиянство в ст. 134 УК РФ наказывается более жестко, а в ст. 131–132, как уже указывалось выше, равновелико с противоправным половым сношением в естественной форме.

Теоретически и практически оправданным выглядит содержащееся в п. 21 Постановления разъяснения о допустимости квалификации развратных действий по признакам преступлений, предусмотренных по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ лишь при доказанности умысла на совершение таких действий в отношении лица, не достигшего 12 лет. Современное общество заражено «педо-истерией», массовое распространение информации о сексуальных посягательствах в отношении детей и подростков стирает грани представления о том, что является проявлением нормальной здоровой любви между мужчинами и женщинами, а что относится к патологии. Фантазия детей на эту тему не знает разумных границ. Средства массовой коммуникации и, прежде всего, Интернет, оказывают большое влияние на их воображение, постоянно подогревая интерес к разного рода половым извращениям и излишествам.

К чему это приводит на практике, свидетельствует следующий пример. 28.01.2015 г. в Калининском районе Санкт-Петербурга 12-летняя ученица 6-го класса Даша Л. покончила жизнь самоубийством, выбросившись из окна 14-го этажа. До этого родители отчитали ее за посещение порносайтов посредством персонального компьютера. «Уже после гибели подростка родители заглянули в телефон дочери. Там они нашли множество SMS от друзей девочки, содержание которых было весьма непристойным», — рассказал источник в правоохранительных органах Петербурга [4].

Читайте так же:  Популярно о нарушениях материального права

В предыдущем постановлении Верховный Суд РФ не толковал положения ст. 135 УК РФ. Между тем, как было сказано выше, название ст. 134 УК РФ шире, чем ее содержание. К тому же в ней нет четкого указания на то, что следует понимать под иными действиями сексуального характера, а что отнести к собственно развратным действиям. Однако сделанное в п. 17 разъяснение того, что следует считать развратными действиями, видится слишком общим, мало что дающим в плане практического применения: «любые действия которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям». Остается, скажем, неясным, как следует квалифицировать добровольное совершение анально-генитального коитуса между лицом женского и мужского пола или оральный секс между лицами мужского пола либо взаимную мастурбацию лиц мужского пола с наказуемой разницей в возрасте?

Е. Ю. Пудовочкин в свое время подметил, что «половое сношение, к примеру, с девочкой, не достигшей 16 лет, будет квалифицироваться по ст. 134 УК РФ и максимально возможное наказание составляет 4 года лишения свободы, а, скажем, анальный секс с той же девочкой, будет квалифицироваться по ст. 135 УК РФ, и наказание за данное преступное деяние не превысит 3 лет лишения свободы» [5]. На наш взгляд, и для разрешения этой проблемы недостаточно судебного толкования, а требуется соответствующая реконструкция ст. 134 и 135 УК РФ, в результате которой первая из них будет охватывать кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, иное поведение субъекта, связанное с непосредственными сексуальными контактами с лицом, не достигшим 16-летнего возраста; а под развратными действиями — прочие действия сексуального характера, направленные на возбуждение и (или) удовлетворение половой потребности виновного или других лиц, но не связанных с таковым контактом с потерпевшим лицом (проще говоря, не выражающееся в имитации полового акта).

Обращает на себя внимание и существенная разница в наказуемости незаконного полового сношения с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, с одной стороны, и мужеложства (лесбиянства) с ним же (ср. санкции ч. 1 и ч. 2 ст. 134 УК РФ): если первое деяние считается преступлением средней тяжести, то второе — уже тяжким преступлением (разница верхних пределов санкций — два года). Однако уже в ч. 3 этой статьи законодатель совершенно нелогично унифицирует наказание за обе разновидности половых контактов, хотя для потерпевшей (его) в возрасте от 12 до 14 лет неестественная их форма, на наш взгляд, более вредна, чем для более старших по возрасту подростков. И здесь решение проблемы выходит за рамки компетенции Верховного Суда РФ за исключением вышеупомянутой возможности реализовать право законодательной инициативы.

Особо интересным является подход законодателя к вопросу об освобождении от наказания, в случае создания «особых условий», прописанных в п. 1 примечания к ст. 134 УК РФ, в котором сказано, что «лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 134 УК РФ (то есть добровольное половое сношение), освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшей (потерпевшим)». Так как наше государство признает законным только брак между мужчиной и женщиной (традиционный), то по смыслу данного примечания следует, что конституционный принцип равноправия в отношении сексуальных меньшинств (гомосексуалов и лесбиянок) не действует.

Практически важным является признание развратными действиями поведения виновного, при котором непосредственный контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-коммуникационных сетей. Данному вопросу, по нашему мнению, следовало уделить больше внимания, сформулировав более четкое определение развратных действий, совершенных дистанционно («виртуально»), так как в настоящее время проблема привлечения к уголовной ответственности за сексуальные домогательства к несовершеннолетним средствами сети Интернет и других информационно-коммуникационных сетей носит остро актуальный характер.

Как отмечает Д. Мелешко, вред для детей при сексуальном воздействии на них через виртуальную среду и при непосредственном воздействии одинаков. Однако, рассуждая о вопросах квалификации рассматриваемых действий по гл. 18 УК РФ, данный автор (практический работник) сводит умысел виновного лишь к желанию причинения вреда конкретному лицу либо индивидуально-определенному кругу лиц. В иных случаях, когда адресатами информационного воздействия является неопределенная масса людей, предлагается квалифицировать содеянное по п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ [6].

Но как в таком случае будет квалифицирована, скажем, рассылка SMS-сообщений на 100 абонентских номеров, с предложением, к примеру, орального секса, 80 из которых по чистой случайности окажутся номерами несовершеннолетних?

По нашему мнению, различие между названными составами следует проводить по иным критериям. Во-первых, преступления, предусмотренные гл. 18 УК РФ, не содержат цели распространения или публичной демонстрации порнографических материалов. Основной целью виновного является удовлетворение собственной сексуальной потребности, путем возбуждения сексуального желания у потерпевшего лица. При этом преступник осознает (сознательно допускает), что субъекту интимного общения не исполнилось 16 лет. При совершении преступления, предусмотренного ст. 135 УК РФ посредствам сети Интернет или иных информационно-коммуникационных сетей, происходит общение между преступником и жертвой (жертвами), взаимный обмен соответствующей информацией.

К сожалению, требования, предъявляемые к объему настоящей работы, не позволяют рассмотреть все многообразие существующих (или потенциальных) проблем квалификации ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних. Тем не менее, мы постарались полноценно проанализировать наиболее актуальные из них, в результате чего представляется возможным сформулировать следующие выводы:

Источник: http://moluch.ru/archive/169/45550/

Постановление Пленума ВС РФ в области уголовного и уголовно-процессуального права

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности»

Вышло новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по делам об изнасилованиях и других преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Данным Постановлением отменено ранее действовавшее Постановлением Пленума Верховного Суда РФ 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Читайте так же:  Куда подается жалоба на действия адвоката

Основные моменты: 1. Под насилием в статьях 131 и 132 УК РФ следует понимать как опасное, так и неопасное для жизни или здоровья насилие, включая побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему лицу физической боли либо с ограничением его свободы. Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера потерпевшему лицу был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, содеянное охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ; умышленное причинение тяжкого вреда его здоровью требует дополнительной квалификации по соответствующей части статьи 111 УК РФ.

2. Е сли при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера в целях преодоления сопротивления потерпевшего лица применялось насилие или выражалась угроза применения насилия в отношении других лиц (к примеру, близкого родственника потерпевшей), такие действия требуют дополнительной квалификации по иным статьям Особенной части УК РФ.

3. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера. Если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления.

4. В тех случаях, когда несколько изнасилований либо несколько насильственных действий сексуального характера были совершены в течение непродолжительного времени в отношении одного и того же потерпевшего лица и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление.

5. К р азвратным действиям в статье 135 УК РФ относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших шестнадцатилетнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям. Развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-телекоммуникационных сетей.

Для просмотра документа перейдите по этой ссылке.

(Указанный документ откроется в новом окне в формате PDF)

Источник: http://zabolotnyy.ru/plenum-verhovniy-sud/230-postanovlenie-plenuma-verkhovnogo-suda-rf-ot4-16-o-sudebnoj-praktike-po-delam-o-prestupleniyakh-protiv-polovoj-neprikosnovennosti-i-polovoj-svobody-lichnosti

Судьи сами знают, что это // Пленум ВС готовится дать разъяснения о половых преступлениях

Сегодня Пленум Верховного суда (ВС) обсудил проект постановления о половых преступлениях. Необходимость обратиться к этому вопросу возникла в связи со множественными изменениями соответствующей главы Уголовного кодекса (УК). Разработчики проекта постарались сохранить преемственность с действующими разъяснениями (2004 года). Однако кое-что изменилось. В частности, решили отказаться от определений полового акта и иных действий сексуального характера и подчеркнуть, что мотив не имеет значения. Споры вызвал вопрос, стоит ли дополнительно наказывать за умышленное заражение ВИЧ-инфекцией при изнасиловании.

ВС регулярно принимает новые разъяснения по преступлениям против половой неприкосновенности. По два постановления пленума были в СССР (1960 и 1964 годы) и РФ (1992 и 2004 годы), напомнил судья ВС Алексей Шилов, представляя новый проект. С момента принятия последних разъяснений существенно изменилось законодательство. В частности, введены новые составы для преступлений против несовершеннолетних и ужесточены наказания.

Один из спорных вопросов в предложенном проекте касался как раз ответственности за преступления против несовершеннолетних. В ст. 134 и 135 УК (сексуальные или развратные действия в отношении лиц до 16 лет) возраст преступника (18 лет) назван только в первой части. Разработчики в п. 16 предложили два варианта толкования: этот возраст применим ко всем частям этих статей или по другим частям — достаточно, чтобы преступник был старше 16 лет. Участники дискуссии (представители Мосгорсуда, Свердловского облсуда, Генпрокуратуры) согласились с тем, что статьи в любом случае считают субъектами тех, кому исполнилось 18 лет.

Зато мнения разошлись в отношении другого пункта проекта, включавшего варианты. В нем решалось, стоит ли наказывать по совокупности преступлений, если насильник умышленно заразил жертву ВИЧ-инфекцией. Для заражения этой болезнью предусмотрен специальный состав (ст. 122 УК), но одновременно это же действие является отягчающим обстоятельством по ст. 131 и 132 УК. Зампред Мосгорсуда Дмитрий Фомин поддержал основной вариант, не предполагавший назначения наказания за два преступления. С этим поспорил судья Свердловского облсуда Вячеслав Курченко. По его мнению, при умышленном заражении должен применяться специальный состав.

В целом в проекте постановления постарались учесть предшествующие разъяснения ВС, отметил Алексей Шилов. Однако есть и отступления. Например, решено отказаться от определения полового сношения и иных действий сексуального характера. «Судьи могут сами дать характеристику таким действиям», — пояснил докладчик. Одновременно сделали акцент на субъективной стороне подобных преступлений. Предложено подчеркнуть, что мотив в них не имеет значения для квалификации: это может быть удовлетворение половой потребности, месть, национальная ненависть и др.

С тем, что суды готовы самостоятельно распознать элементы объективной стороны половых преступлений, выступавшие почти не спорили. Сомнения возникли только у Александра Попова, заведующего кафедрой уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Санкт-Петербургского юридического института Академии Генпрокуратуры. Он согласился, что судьям уже не нужны специальные разъяснения («даже с лесбиянством разобрались!») по всем вопросам, за исключением одного: что считать «иными действиями сексуального характера». Выступавший предложил как раз для них использовать мотив как характерный признак. Это действия, которые совершаются для «удовлетворения половой страсти», считает Александр Попов.

Обсуждение проекта не заняло много времени. Чувствовалось, что большинство разъяснений судьям уже знакомы по предшествующей практике ВС. Зато внимание аудитории привлек п. 15. В нем суд напоминает, что не считаются преступлением «действия лица, добившегося согласия потерпевшей на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием». И приводится жизненный пример: «заведомо ложное обещание женщине вступить с ней в брак». «Обещать не значит жениться!» — слышалось в коридоре после обсуждения проекта постановления пленума.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/Discussions/sudi_sami_znayut_chto_eto__plenum_vs_gotovitsya_dat_razyasneniya_o_polovyh_prestupleniyah/14499

Постановление суда о половых преступлениях
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here