Постановление суда реабилитация

Полезная информация в статье: "Постановление суда реабилитация" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Уголовная реабилитация: когда государство признает свою вину

К сожалению, в ходе уголовного судопроизводства нередко допускаются ошибки, из-за которых может пострадать непричастный к совершенному преступлению субъект; подобные ошибки могут быть допущены как дознавателями, следователями, так и судами. Если такое произошло, привлечённые по ошибке к уголовной ответственности лица в силу ст.53 Конституции РФ вправе рассчитывать на возмещение вреда, возникшего из-за противозаконных действий (бездействия) органов госвласти или должностных лиц, то есть на реабилитацию.

Основные положения, касающиеся уголовной реабилитации, прописаны в главе 18 УПК РФ. Так, согласно ст.133 УПК РФ правом на реабилитацию в уголовном процессе обладают физлица, в отношении которых:

  • был провозглашен оправдательный приговор (исключая уголовные дела частного обвинения);
  • преследование завершилось из-за отказа гособвинителя от обвинения;
  • преследование завершилось из-за отсутствия события или состава преступного деяния, отсутствия заявления пострадавшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также в некоторых других установленных законом случаях;
  • вступивший в законную силу обвинительный приговор отменен, в том числе частично, а уголовное дело было прекращено в виду непричастности осуждённого к совершению преступления либо по иным установленным законом основаниям;
  • при отмене незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Также правом на реабилитацию обладают иные физлица, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения (например, имели место незаконные задержания, привод, заключения под стражу и т.п.). Достаточно часто требуется помощь по экономическим преступлениям субъектам, выступающим, например, в роли свидетелей.

«На реабилитацию не могут рассчитывать физлица, избежавшие наказания ввиду амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста уголовной ответственности невозможности осознавать характер содеянного и руководить своими действиями в силу отставания в психическом развитии, принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния».

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

«Ряд спорных вопросов применения реабилитации в уголовном судопроизводстве решаются судами в соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

Важно!

«Право требования возмещения имущественного вреда принадлежит не только несправедливо обвиненному, но и его близким родственникам в случае смерти последнего. А вот компенсацию за моральный вред родственники просить не вправе, поскольку данное право неотделимо от личности субъекта».

Взыскание морального вреда происходит путем подачи иска, который предъявляется по месту расположения ответчика или месту проживания физлица.

Возможные проблемы

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве существует, но на практике возникают проблемы с его реализацией. Приведем две основные.

  1. Существенное занижение размера имущественного или морального вреда. Суды, идя на поводу у ответчиков – представителей Минфина – снижают размер компенсации, руководствуясь принципом «разумности и обоснованности».
  2. Незаконный или необоснованный отказ в праве на реабилитацию. Для стороны обвинения (следствия, дознания, прокуратуры и суда) реабилитация – явление крайне нежелательное, поскольку свидетельствует о незаконном уголовном преследовании и указывает на некомпетентность, халатность и несоблюдение законодательства лицами, ранее это преследование осуществлявшими. Кроме того, получая зарплату из государственного бюджета, допустившие нарушения сотрудники делают все возможное, чтобы исключить расходование средств на реабилитацию из этого же бюджета. Поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Решить эти две проблемы вполне может опытный уголовный адвокат, который не только подготовит необходимые документы для суда, но и представит интересы своего доверителя в процессе. Специалист добьется выплаты всех положенных компенсаций в полном объеме, даже если для этого придется обращаться в вышестоящие инстанции.

Кроме того, адвокат поможет восстановить срок исковой давности, если он был упущен реабилитированным субъектом.

Приведем пример, когда гражданин смог добиться справедливости в Верховном Суде РФ.

Алексей Золотарев, незаслуженно помещенный в СИЗО на 3 года и 2 месяца, потребовал возмещения морального вреда. Органы правосудия первых двух инстанций реабилитированному присудили лишь 150 тысяч рублей. В Верховном Суде РФ Золотарев добился присуждения компенсации в размере более 2,3 миллионов рублей – по 2 тысячи рублей за каждый день.

Отсюда следует, что гражданину, имеющему право на реабилитацию, ни в коем случае нельзя опускать руки. Заручитесь поддержкой адвоката, и шансы на получение справедливой компенсации резко возрастут.

Источник: http://www.advo24.ru/publication/ugolovnaya-reabilitatsiya-kogda-gosudarstvo-priznaet-svoyu-vinu.html

Что-то пошло не так

Воспользуйтесь поиском, чтобы найти нужный материал

Сделано в Санкт-Петербурге

© 1997 — 2020 PPT.RU
Полное или частичное
копирование материалов запрещено,
при согласованном копировании
ссылка на ресурс обязательна

Ваши персональные данные обрабатываются на сайте в целях
его функционирования в рамках Политики в отношении
обработки персональных данных. Если вы не согласны,
пожалуйста, покиньте сайт.

Вы уверены, что хотите удалить используемое изображение и заменить его аватаром по умолчанию?

Источник: http://ppt.ru/kodeks.phtml?kodeks=19&paper=133

Реабилитация по делам частного обвинения (в свете постановления конституционного суда РФ от 17.10.2011)

Иванов В.В., доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета, кандидат юридических наук.

Действующее российское законодательство конструируется таким образом, что во всех отраслях законодатель стремится реализовывать провозглашенное в ст. 2 Конституции РФ правило: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Наряду с этим ст. ст. 52 и 53 Конституции РФ, гарантируя потерпевшим от злоупотреблений властью право на доступ к правосудию, закрепляют за ними право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и должностных лиц. Одним из проявлений этих положений является институт реабилитации.

Отказ от существовавших ранее взглядов на уголовный процесс как на инструмент борьбы с преступностью привел к законодательному закреплению в качестве назначения уголовного судопроизводства приоритета прав и законных интересов личности. При этом ч. 2 ст. 6 УПК РФ гласит, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания и реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Читайте так же:  Отзыв жалобы из прокуратуры образец

В Уголовно-процессуальном кодексе реабилитация определяется как «порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда» (п. 34 ст. 5 УПК РФ). Этот порядок существует применительно к случаям оправдания лица и прекращения уголовного преследования по т.н. реабилитирующим основаниям (отсутствие события преступления, отсутствие состава преступления, непричастность лица к совершению преступления), а также для случаев, когда в отношении лица, не являющегося подозреваемым или обвиняемым, незаконно применялись меры уголовно-процессуального принуждения. Именно для описанных ситуаций закон устанавливает процедуру восстановления в правах, закрепляя за указанными лицами право на возмещение причиненного вреда за счет казны.

Однако право на реабилитацию в случае оправдания или прекращения уголовного преследования по делам частного обвинения не возникает. Закрепляя право на возмещение вреда в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, суда (ч. 1 ст. 133 УПК РФ), законодатель не упоминает о возмещении вреда, причиненного в результате действий частного обвинителя. И, хотя ч. 9 ст. 132 УПК РФ допускает возможность взыскания процессуальных издержек с лица, по жалобе которого было начато производство по делу частного обвинения, говорить о полном восстановлении в правах лиц, привлеченных к уголовной ответственности по делам данной категории, не представляется возможным.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2007 N 136-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Яковлева Ильи Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 11, частью первой и пунктом 2 части второй статьи 133 и частью первой статьи 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»; Определение Конституционного Суда РФ от 28.05.2009 N 643-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Васева Андрея Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

17 октября 2011 г. Конституционным Судом РФ было вынесено Постановление N 22-П , которым положения частей первой и второй ст. 133 УПК Российской Федерации были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее ст. 19 (ч. ч. 1 и 2) и ст. 53, в той мере, в какой данные нормы — по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, — служат основанием для отказа лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, в возмещении государством вреда, причиненного незаконными и (или) необоснованными решениями суда (судьи).

Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П по делу о проверке конституционности частей первой и второй ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко.

Заявители первоначально были признаны виновными приговором мирового судьи, либо уголовное дело в отношении их прекращалось по нереабилитирующим основаниям. Впоследствии данные судебные решения были отменены и заявители были оправданы, после чего они обратились с заявлением о возмещении имущественного ущерба и компенсации морального вреда, причиненных незаконным уголовным преследованием и осуждением. Судами в удовлетворении заявленных требований было отказано, поскольку уголовное дело в отношении заявителей было возбуждено по обвинению, предъявленному частным обвинителем, а по уголовным делам частного обвинения право на реабилитацию Уголовно-процессуальным кодексом не предусмотрено.

Рассматривая жалобы заявителей, Конституционный Суд на этот раз исходил из того, что значение имеет не процедура, в рамках которой был причинен вред, а субъект, его причинивший. В Постановлении указано: «Законодательные нормы, регламентирующие возмещение ущерба, причиненного лицу в результате нарушения его прав и свобод, в уголовном судопроизводстве, не содержат положений, исключающих ответственность государства за незаконные действия (или бездействие) и решения суда по той лишь причине, что уголовное преследование осуществлялось в частном порядке. применимость закрепленного главой 18 УПК РФ специального порядка возмещения государством вреда предрешается не видом уголовного преследования, а особым статусом причинителя вреда, каковым могут быть лишь упомянутые в части первой ст. 133 УПК Российской Федерации государственные органы и должностные лица — орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор и суд — независимо от занимаемого ими места в системе разделения властей».

В то же время специфика правовой природы дел частного обвинения, уголовное преследование по которым осуществляется частным обвинителем, ограничивает применение к ним положений главы 18 УПК Российской Федерации. «Вынесение мировым судьей оправдательного приговора в отношении подсудимого по такому делу не порождает обязанность государства возместить причиненный ему вред (если он не был причинен иными незаконными действиями или решениями судьи), поскольку причинителем вреда в данном случае является частный обвинитель, выдвинувший необоснованное обвинение. При оправдании подсудимого по делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному делу (ч. 9 ст. 132 УПК РФ). Возмещение же иного вреда за счет средств частного обвинителя главой 18 УПК Российской Федерации не предусматривается».

К сожалению, рассматриваемое Постановление не снимает всех вопросов, которые возникают при реализации права на реабилитацию по делам частного обвинения. Анализ положений законодательства позволяет прийти к единственно возможному выводу: если лицо было привлечено к уголовной ответственности по делу частного обвинения и осуждено, а впоследствии приговор был отменен и лицо было оправдано/дело прекращено по реабилитирующим основаниям, добиваться возмещения причиненного вреда человек будет в рамках двух самостоятельных процессов: уголовного, в порядке ст. 399 УПК РФ (о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями и решениями судьи), и гражданского (о возмещении вреда в связи с необоснованным обращением частного обвинителя в суд и компенсацией морального вреда).

Справедливости ради следует отметить, что по делам публичного и частно-публичного обвинения законодатель также обрекает реабилитированного, желающего полного восстановления нарушенных прав и получения компенсации, на необходимость прохождения двух процедур: уголовно-процессуальной — для возмещения имущественного вреда и восстановления личных неимущественных прав (ст. ст. 135, 138, 399 УПК РФ) и гражданско-процессуальной — для компенсации морального вреда (ст. 136 УПК РФ).

Насколько справедливо такое положение вещей? Гражданское законодательство (п. 1 ст. 1070 ГК РФ) закрепляет правило, согласно которому «вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. возмещается за счет казны. в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом«. Таким законом, по нашему мнению, должен быть именно Уголовно-процессуальный кодекс РФ. В научной и учебной литературе неоднократно обращалось внимание на недопустимость создания ситуаций, в которых реабилитированный вынужден обивать пороги казенных учреждений в целях восстановления справедливости, а также нести бремя доказывания . Представляется, что возложение на реабилитированного обязанности пройти еще два судебных разбирательства для получения справедливого возмещения в полном объеме не соответствует указанному выше назначению уголовного судопроизводства.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

Монография Безлепкина Б.Т. «Настольная книга судьи по уголовному процессу» включена в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2008 (2-е издание).

См., например: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М.: Велби; Проспект, 2004. С. 219; Безлепкин Б.Т. Настольная книга судьи по уголовному процессу. М.: Проспект, 2007. С. 170.

Для сравнения можно обратиться к нормам, регулирующим участие потерпевшего в уголовном процессе. Закон устанавливает, что потерпевший может требовать возмещения причиненного ему преступлением вреда (физического, имущественного, морального) и заявить гражданский иск в уголовном деле (ст. ст. 42, 44 УПК РФ). По общему правилу суд в приговоре обязан разрешить не только ключевой вопрос уголовного дела — вопрос о виновности лица в совершении преступления, но и заявленные по делу исковые требования потерпевшего, гражданского истца (ст. ст. 299, 309 УПК РФ). Такой порядок обеспечивает потерпевшему, т.е. лицу, чьи права были нарушены преступлением, максимально полное и быстрое восстановление социальной справедливости и возмещение причиненного преступлением вреда.

Читайте так же:  Родовой сертификат сумма для роддома

Реабилитированный, так же как и потерпевший, помимо своей воли вовлекается в орбиту уголовно-процессуальных отношений, претерпевает различного рода правоограничения, подчас весьма серьезные и длительные, но описанные сложности процесса реабилитации не способствуют реализации им права на полное возмещение причиненного вреда.

В связи с изложенным представляются бесспорными необходимость унификации процедуры возмещения реабилитированному всех видов вреда и недопустимость дробления этих вопросов на несколько самостоятельных судебных разбирательств, ибо если нарушение прав носило комплексный характер, то и их восстановление должно осуществляться комплексно. Выделение вопроса о компенсации причиненного реабилитированному морального вреда в отдельную судебную процедуру представляется необоснованным и надуманным, поскольку, как говорилось ранее, вопрос о компенсации морального вреда потерпевшим разрешается судами в рамках уголовного дела, данная практика сформировалась и является устоявшейся.

Полагаем, что такой же подход должен быть применен к делам частного обвинения. Даже если лицо было оправдано судом первой инстанции и в период производства по делу судьей не принималось никаких незаконных действий и решений, лицу был причинен моральный вред уже самим необоснованным привлечением к уголовной ответственности. Предлагать человеку добиваться восстановления прав, нарушенных в уголовном судопроизводстве, путем обращения в суд в порядке гражданского процесса и перелагать в связи с этим на него бремя доказывания представляется несправедливым. Реабилитация — институт уголовно-процессуального права, следовательно, и «порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда» (п. 34 ст. 5 УПК РФ) должен быть уголовно-процессуальным.

Для того чтобы реабилитированное лицо имело реальную возможность получить справедливое возмещение причиненного ему вреда, процедура реабилитации независимо от характера заявленных требований (о восстановлении имущественных, личных неимущественных прав и о компенсации морального вреда) и вида уголовного преследования (публичного, частно-публичного, частного обвинения) должна быть упрощена и унифицирована.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/61964-reabilitaciya-delam-chastnogo-obvineniya-svete-postanovleniya-konstitucionnogo

Верховный Суд раскрыл особенности рассмотрения дел о реабилитации

Пленум Верховного Суда подготовил постановление для обеспечения единства судебной практики по делам о реабилитации. В постановлении перечисляются лица, имеющие право на реабилитацию на досудебных и судебных стадиях. В частности, к ним относятся подозреваемый и обвиняемый. Аналогичное право имеют граждане, к которым были применены принудительные меры медицинского характера. Восстановление прав производится в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении такой меры.

Пленум обратил внимание на категорию граждан, не имеющих право на реабилитацию, но которым был причинен вред дознавателем или следователем:

4. Обратить внимание судов на то, что к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, не относятся, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со статьи 105 УК РФ на часть 4 статьи 111 УК РФ), а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого. .

7. Лица, не имеющие права на реабилитацию и на возмещение вреда на основании части 3 статьи 133 УПК РФ, в случае причинения им вреда дознавателем, следователем, прокурором или судом в соответствии с частью 5 статьи 133 УПК РФ имеют право на его возмещение в порядке гражданского судопроизводства (например, в случае причинения вреда при проведении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела; в случае причинения вреда лицам, к которым при производстве по уголовному делу непосредственно меры процессуального принуждения не применялись). .

13. С учетом положений статей 133 УПК РФ и 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, например, незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного задержания, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и иных мер процессуального принуждения, незаконного применения принудительных мер медицинского характера, возмещается государством в полном объеме (в том числе с учетом требований статьи 15 ГК РФ) независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда за счет казны Российской Федерации.

В документе рассматриваются основания возникновения права на реабилитацию. В постановлении говорится, каким образом подается заявление о возмещении имущественного и компенсации морального вреда. Также определено, кто будет сторонами по делу.

Человеку, восстанавливающему свои права, суд поможет в сборе доказательств, так как для реабилитированных установлен упрощенный режим правовой защиты. Он освобождает от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда.

Суд указал, что наследники реабилитированного могут требовать возмещения имущественного вреда. Не полученная реабилитированным присужденная денежная компенсация морального вреда входит в состав наследства.

Напомним, что понятие реабилитации в уголовном судопроизводстве дано в пункте 34 статьи 5 УПК РФ. Это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда. Статья 53 Конституции РФ гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://ppt.ru/news/101935

Дело № 89-О13-2

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2013 года

председательствующего Воронова A.B.

при секретаре Колосковой Ф.В. рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы реабилитированного Деденкова [скрыто] Щ, представителя Управления Федерального казначейства по

Тюменской области на постановление Тюменского областного суда от 22 ноября 2012 года, которым требование Деденкова Д.В. о возмещении имущественного и морального вреда, восстановлении трудовых прав удовлетворено частично.

Постановлено взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу реабилитированного Деденкова Д.В. в качестве возмещения имущественного вреда( [скрыто] рублей.

На прокурора Тюменской области возложена обязанность принести от имени государства официальное письменное извинение Деденкову Д.В. за причиненный ему вред.

На прокуратуру Тюменской области возложена обязанность сделать на своем сайте сообщение о реабилитации Деденкова Д.В.

В остальной части требования Деденкова Д.В. оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступление Деденкова Д.В. и его защитника адвоката Сачковского А.И., поддержавших свою кассационную жалобу, мнение прокурора Кравца Ю.Н. об отмене постановления в части отказа требований о восстановлении на работе и оставлении постановления без изменения в остальной части, судебная коллегия

установила:

приговором Тюменского областного суда от 5 апреля 2012 года с участием присяжных заседателей Деденков Д.В. был признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.290 УК РФ на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней реабилитированный Деденков Д.В. указывает, что в удовлетворении требований о восстановлении трудовых прав, возмещении средств, потраченных на питание в период незаконного содержания в СИЗО ему было отказано необоснованно. Работодатель не представил суду доказательств совершения им дисциплинарного проступка. В приказе об увольнении и других документах СК РФ указано, что проступок выразился в вымогательстве взятки, то есть увольнение связано с незаконным привлечением его к уголовной ответственности по обвинению в преступлении, по которому он был оправдан за отсутствием события. Согласно материалам дела он, Деденков, обвинялся в том, что не вынес в срок решение по заявлению о преступлении, не продлил срок проверки, совершая тем самым незаконные действия вопреки интересам службы. Также необоснованно было отказано в возмещении суммы в [скрыто] рублей, потраченной на бензин, для поездки за необходимыми документами.

В возражениях на кассационную жалобу Деденкова Д.В. прокурор и руководитель СУ по Тюменской области СК РФ просят ее оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области указывает, что денежная сумма, взысканная для возмещения средств, потраченных на оказание юридической помощи, завышена. Суд не учел объем оказанных адвокатами услуг и сложность уголовного дела. Договор с адвокатом Крыновым не содержит сведений о том, по какому именно уголовному делу он заключен. Просит в этой части постановление отменить и вынести новое решение.

В возражениях на эту жалобу реабилитированный Деденков Д.В. и его представитель просят в части взыскания ему денежной суммы судебное постановление оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит постановление суда в части отказа в удовлетворении трудовых прав реабилитированного подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Как установлено судом, Деденков, работая в должности старшего следователя следственного отдела Следственного комитета РФ по Тюменской области, был незаконно привлечен к уголовной ответственности по обвинению

в получении путем вымогательства взятки в сумме [скрыто] рублей за незаконные действия. В ходе предварительного расследования по данному уголовному делу приказом руководителя отдела Следственного комитета РФ по Тюменской области от 5 августа 2011 года Деденков был свобожден от занимаемой должности и уволен за нарушение Присяги сотрудника СК РФ и совершение проступка, порочащего честь сотрудника Следственного комитета. Приговором суда с участием коллегии присяжных заседателей он был оправдан в связи с неустановлением события преступления на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Отказывая реабилитированному в восстановлении его трудовых прав, суд указал, что увольнение Деденкова не было связано с его уголовным преследованием и обвинением в совершении преступления, поскольку основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде увольнения явились допущенные Деденковым многочисленные нарушения сроков регистрации заявлений о преступлениях и установленные УПК РФ сроки принятия по ним решений, на которые было указано коллегией СУ СК РФ по Тюменской области еще 18 июля 2012 года.

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 января 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кулябин Владимир Модестович
Электронная копия решения Скачать
Решение
Видео (кликните для воспроизведения).

Однако такие выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Так, согласно приказу об увольнении Деденкова, допущенные им нарушения выразились в том, что он, получив заявление о совершении преступления, зарегистрировал его только спустя четверо суток, после этого в установленные сроки решения не принял, а за вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела потребовал от лиц, подозреваемых в совершении действии, указанных в заявлении, [скрыто] рублей (л.д.71-73).

Из предъявленного Деденкову обвинения, по которому он был оправдан, следует, что он принял к своему производству заявление потерпевшей об изнасиловании, но не желая в установленный законом срок проводить его проверку и принимать решение, удерживал материал у себя с 11 по 23 июня 2011 года без принятия решения и получил за это [скрыто] рублей (л.д. 33-35).

Суд, отказывая в удовлетворении требований о восстановлении трудовых прав реабилитированного, не дал надлежащей оценки сведениям, содержащимся в приказе об увольнении Деденкова. Не был исследованы в полном объеме и оправдательный приговор в отношении Деденкова, неотъемлемой частью которого является вердикт коллегии присяжных заседателей, что лишило суд возможности выяснить надлежащим образом, входили ли действия, в своей совокупности составившие, согласно приказу об увольнении, должностной проступок, за совершение которого Деденков был

уволен, в объем предъявленного ему обвинения, признанного не доказанным. Между тем эти обстоятельства могли существенно повлиять на выводы суда.

Согласно положениям ст. 380 УПК РФ судебное решение признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, если его выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также, если судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ такие нарушения являются основанием для отмены судебного решения. При новом судебном рассмотрении суду надлежит выполнить все требования уголовно-процессуального закона, в том числе проверить доводы реабилитированного о том, что основанием его увольнения послужили обстоятельства, наличие которых оправдательным приговором суда было признано недоказанным.

В остальной части Судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Кассационная жалоба представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области не может быть удовлетворена по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 133 и ч. 1 ст. 135 УПК РФ подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, имеет право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, который включает в себя возмещение: 1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования; 2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества; 3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; 4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи; 5) иных расходов.

Обращение Деденкова Д.В. в суд с требованием о реабилитации вызвано предшествовавшим этому осуществлением в отношении него незаконного уголовного преследования, и связано с устранением последствий такого незаконного преследования. Поэтому суд правомерно отнес к подлежащим возмещению в пользу реабилитированного все расходы на адвокатов, понесенные им как на предварительном следствии, так и в судах первой и кассационной инстанций, а также расходы, связанные со сбором документов, необходимых для реализации права на возмещение иных расходов, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности и проездом для участия в судебных заседаниях.

Вопреки доводам представителя Минфина РФ, указанные расходы подтверждены исследованными судом с достаточной полнотой допустимыми и достоверными доказательствами.

Суд, тщательно проверив представленные реабилитированным документы, пришел к обоснованному выводу о том, что он действительно на основании заключенных с адвокатами соглашений на оказание юридической помощи вносил в кассу адвокатских образований соответствующие денежные суммы, а также совершал иные расходы, связанные со сбором документов, необходимых для реализации права на возмещение иных расходов, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности и проездом для участия в судебных заседаниях, всего в размере [скрыто] рублей с учетом

индексации на момент вынесения судебного решения, тем самым понес реальные расходы в связи с осуществлением в отношении него уголовного преследования.

Оснований для уменьшения взыскиваемых сумм у суда не имелось, а ссылки представителя Минфина РФ на принципы разумности и справедливости в данном случае неправомерны. Согласно ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

По смыслу данной нормы в ее взаимосвязи с другими нормами уголовно-процессуального закона, размер возмещения вреда не зависит также от сложности и объема уголовного дела, количества адвокатов и фактически затраченного ими времени на защиту, а также от имевшейся у обвиняемого возможности ходатайствовать о назначении ему защитника с оплатой за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с пунктом 5 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, каждый, кто стал жертвой ареста или содержания под стражей в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию. Данная Конвенция, в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, является составной частью правовой системы Российской Федерации.

Согласно статье 53 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Решение суда об отказе в возмещении иных расходов, в том числе связанных с приобретением продуктов питания в период содержания Деденкова Д.В. под стражей, а также в сумме I I рублей, потраченных на бензин, следует признать законным и обоснованным.

Под возмещением иных расходов в порядке реабилитации, согласно п. 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ следует понимать такие расходы, которые не могли быть понесены лицом, не будучи привлеченным к уголовной ответственности.

Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации.

Данных о том, что эти требования закона при содержании под стражей Деденкова Д.В. не соблюдались, суду представлено не было.

Приобретение обвиняемым дополнительных продуктов питания, предметов первой необходимости, других промышленных товаров, а также получение передач, является его правом в соответствии с вышеназванным законом.

Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что реализуя это право, обвиняемый несет расходы, которые по смыслу ст. 135 УПК РФ относятся к иным расходам, подлежащим возмещению в случае возникновения у них права на реабилитацию.

Основания отказа в возмещении суммы в [скрыто] рублей в постановлении суда подробно приведены. Мотивы, по которым суд пришел к такому выводу, соответствуют материалам дела. Из них видно, что отказ также был обусловлен отсутствием причинной связи между произведенными затратами и незаконным привлечением Деденкова к уголовной ответственности.

Таким образом, оснований для отмены постановления судьи в данной части Судебная коллегия не усматривает.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

постановление Тюменского областного суда от 22 ноября 2012 года в части отказа в восстановлении трудовых прав реабилитированного Деденкова Д.В. отменить.

Дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение иным составом суда.


В остальной части постановление суда оставить без изменения, кассационные жалобы Деденкова Д.В. и представителя Управления Федерального казначейства по Тюменской области без удовлетворения.


Источник: http://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/89-%D0%BE13-2/

Признание права на реабилитацию в уголовном процессе России

Кузнецова Анастасия Дмитриевна, помощник судьи Свердловского областного суда.

Признание за лицом права на реабилитацию имеет особое юридическое значение, поскольку является необходимой предпосылкой для рассмотрения судом требований лица о возмещении вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием. Исследованию данного вопроса и посвящена данная статья.

Ключевые слова: реабилитация, признание права на реабилитацию, оправдание, прекращение уголовного преследования, приговор, определение, постановление, судебная практика.

Recognition of the right to rehabilitation in the criminal trial in Russia

Kuznetsova Anastasia D., Judge Assistant of the Sverdlovsk Regional Court.

This article is about the recognition of the rights of individuals to rehabilitation because this has particular importance and became an essential prerequisite for court hearings in claims for compensation by individuals who have been affected by malicious prosecution.

Key words: rehabilitation, the recognition of the rights to rehabilitation, acquittal, the cessation of the criminal prosecution, sentence, decision, decision (decree), jurisprudence.

Вопрос о признании права на реабилитацию остается одним из самых малоизученных в области применения института реабилитации в уголовном процессе.

Основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является постановленный в отношении его оправдательный приговор или вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, либо об отмене незаконного или необоснованного постановления о применении принудительных мер медицинского характера .

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2012. N. 1.

Вместе с тем наличие основания само по себе не дает лицу права требовать компенсации причиненного ему вреда. Необходимо официальное признание за гражданином такого права.

Ряд теоретиков отмечают, что введение уголовно-процессуальным законом понятия «признание права на реабилитацию» окончательно вводит человека в заблуждение: оказывается, оправдательный приговор или постановление о прекращении дела по реабилитирующему основанию — это еще не реабилитация, это только право на реабилитацию.

Такое решение вопроса, по их мнению, умаляет реабилитирующее значение указанных решений, а также не в полной мере соответствует ст. 1070 ГК РФ, поскольку она не требует какого-либо промежуточного решения для возмещения вреда, причиненного незаконным осуждением и привлечением к уголовной ответственности» .

См.: Гуляев А.П. Возмещение вреда: межотраслевой аспект и актуальные проблемы // Российская юстиция. 2012. N 5. С. 46 — 48 // СПС «КонсультантПлюс»; Макарова О.В. Правовое регулирование института реабилитации в российском уголовном процессе // Журнал российского права. 2014. N 5. С. 30 — 36.

Однако, как показывает анализ судебной практики, признание за лицом права на реабилитацию имеет особое юридическое значение, поскольку является необходимой предпосылкой для рассмотрения судом вопроса о возмещении вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

В соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК Российской Федерации суд в приговоре, определении, постановлении, а следователь, дознаватель — в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию.

Верховный Суд Российской Федерации в своем определении обратил внимание правоприменителей на то, что «по смыслу ст. 134 УПК РФ приговор, определение, постановление суда, вынесенные по основаниям, предусмотренным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, обязательно должны содержать указание о праве гражданина на реабилитацию, включая возмещение причиненного ему вреда» .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 1. С. 19.

Следует отметить, что до 2 апреля 2013 года в абзаце четвертом пункта 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года N 17 имелось разъяснение о том, что «отсутствие в приговоре, постановлении, определении указания на признание за лицом права на реабилитацию не может служить основанием для отказа в реабилитации». Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2013 года N 6 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации» указанный абзац четвертый пункта 9 Постановления от 29 ноября 2011 года N 17 был исключен.

Анализ вышеуказанных положений позволяет сделать вывод о том, что отсутствие прямого указания в процессуальном акте о праве на реабилитацию является формальным основанием для отказа лицу в реализации такого права.

На практике органы, прекращающие производство по реабилитирующему основанию, зачастую забывают в своем итоговом решении признать за гражданином право на реабилитацию, что в свою очередь порождает неблагоприятные последствия для реабилитированного лица. Например, Постановлением Президиума Свердловского областного суда от 25 июня 2011 года приговор в отношении П. по ч. 1 ст. 116 УК РФ был отменен, производство по уголовном делу прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Право на реабилитацию за П. признано не было.

Несмотря на то что президиум Свердловского областного суда в Постановлении от 25 июня 2011 года не признал за П. права на реабилитацию, П. обратился с заявлением в порядке ст. 135 УПК РФ о возмещении за счет казны РФ имущественного вреда в виде неполученного в ходе отбытия обязательных работ заработка, а также расходов на оплату услуг адвоката.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 2 Красногорского района г. Каменска-Уральского от 27 августа 2011 года П. было отказано в удовлетворении этих требований. В обоснование такого решения судья указал, что в Постановлении президиума Свердловского областного суда от 25 июня 2011 года за П. не было признано право на реабилитацию .

URL: http://livelawyer.ru/ugolovnyj-protsess/reabilitatsiya/item/89-reabilitatsiya-pri-otmene-obvinitelnogo-prigovora (дата обращения: 05.03.2015).

Следует согласиться с мнением Д.В. Татьянина, согласно которому «в случае отсутствия в процессуальном документе указания о признании за лицом права на реабилитацию и возмещение имущественного вреда, при наличии оснований, предоставляющих указанное право, необходимо вынести дополнительный процессуальный акт, в котором должно быть указано признание за лицом права на реабилитацию» .

Татьянин Д.В. Реабилитация в уголовном процессе России (понятие, виды, основания, процессуальный порядок): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ижевск, 2005. С. 20 — 21.

Анализируя формирующуюся судебную практику судов общей юрисдикции, можно увидеть диаметрально противоположные подходы к решению данного вопроса.

В большинстве случаев суды исходят из того, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает вынесение дополнительного акта о признании права на реабилитацию. Так, согласно п. 1 ст. 397 УПК РФ в порядке исполнения приговора рассматриваются вопросы возмещения вреда реабилитированному, а не признания его права на это. В этой связи заявления лиц, в которых ставится вопрос лишь о признании за ними права на реабилитацию и при этом не содержатся требования о возмещении вреда конкретного вида либо восстановлении конкретных нарушенных прав, рассмотрению в порядке исполнения приговора не подлежат, суды отказывают в принятии таких заявлений, вынося соответствующее постановление.

Вместе с тем имеются примеры, когда подобные ходатайства лиц, полагавших, что за ними необоснованно не признали право на реабилитацию, были удовлетворены. Как правило, такие случаи имели место при вынесении приговоров, которыми лицо было оправдано по одному и осуждено по другому обвинению. Например, 18 марта 2013 года Б. обратился в суд с заявлением о признании за ним права на реабилитацию. Суд установил, что приговором Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 5 марта 2010 года Б. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ и оправдан по ч. 2 ст. 167 УК РФ. Осужденный обратился с ходатайством о признании права на реабилитацию, поскольку в приговоре решение об этом отсутствует. Постановлением от 22 июля 2013 года суд постановил: признать за осужденным Б. право на реабилитацию, предусмотренное главой 18 УПК РФ, по приговору Железнодорожного суда г. Екатеринбурга от 5 марта 2010 года, разъяснив порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием .

Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 30 октября 2013 года N 22-11863/2013 // Архив Свердловского областного суда.

Представляется, что признание права на реабилитацию не должно ставиться в зависимость от того обстоятельства, намерено ли лицо заявлять требования о возмещении имущественного либо морального вреда, а также вреда, связанного с нарушением его неимущественных прав. Поскольку реализация такого права имеет диспозитивный характер и не является обязательным элементом механизма реабилитации.

На основании вышеизложенного предлагается изложить п. 1 ст. 397 УПК РФ в следующей редакции: «о признании права на реабилитацию, возмещении вреда реабилитированному, восстановлении его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав в соответствии с частью пятой статьи 135 и частью первой статьи 138 настоящего Кодекса».

Признание права лица на реабилитацию и разъяснение порядка ее реализации осуществляется при наличии указанных оснований судом в оправдательном приговоре или при прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.

В ряде случаев вопрос о том, имеет ли лицо право на реабилитацию, возникает в связи с особенностями формулировок судебного решения о прекращении уголовного преследования. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 30 мая 2012 года отменено с направлением материала на новое рассмотрение постановление Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 16 февраля 2012 года, которым П. отказано в принятии ходатайства о возмещении имущественного вреда в порядке реабилитации.

Приговором суда от 6 сентября 2007 года П. был осужден по ст. 228.1 и ч. 1 ст. 286 УК РФ. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 16 января 2008 года приговор в части осуждения П. по ч. 1 ст. 286 УК РФ отменен, уголовное дело в этой части производством прекращено в связи «с несоответствием выводов суда в этой части фактическим обстоятельствам уголовного дела». Отказывая в принятии ходатайства о реабилитации, суд со ссылкой на ч. 2 ст. 133 УПК РФ указал, что он не имеет права на реабилитацию. Судебная коллегия с данным выводом не согласилась, посчитав, что уголовное дело прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ .

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 30 мая 2012 г. N 22-5230/2012 // Архив Свердловского областного суда.

Вышеприведенный пример свидетельствует о значимости и необходимости указания в итоговом решении точной юридической формулировки основания прекращения уголовного дела либо уголовного преследования.

После вступления в законную силу решения суда, а также вынесения постановления следователем, дознавателем реабилитированному должно быть направлено извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. В извещении указывается, какой вред подлежит возмещению, сроки и порядок его возмещения .

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2012. N 1.

Следует отметить, что момент направления извещения реабилитированному лицу, указанный в упомянутом Постановлении Пленума, различается с моментом направления извещения, регламентируемым ч. 1 ст. 134 УПК РФ, согласно которому извещение направляется одновременно с процессуальным актом.

Целесообразным является применение по данному вопросу позиции Пленума Верховного Суда РФ, поскольку акт влечет правовые последствия только после вступления его в законную силу, следовательно, именно с этого момента реабилитированный может реализовать свое право на возмещение причиненного ему вреда. Таким образом, возникает необходимость внесения соответствующих изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 10 февраля 2012 г. N 22-1887/2012 // Архив Свердловского областного суда.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что надлежащее выполнение должностными лицами органов расследования или судом требований ч. 1 ст. 134 УПК РФ является гарантом обеспечения прав реабилитированных лиц.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/82695-priznanie-prava-reabilitaciyu-ugolovnom-processe-rossii

Читайте так же:  Исковая давность по кредиту после суда
Постановление суда реабилитация
Оценка 5 проголосовавших: 1