Постановление верховного суда кредит

Полезная информация в статье: "Постановление верховного суда кредит" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Верховный Суд РФ предложил новый подход в практике рассмотрения дел о признании долговых обязательств одного из супругов общим долгом

Сообщается, в частности, что в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи. При этом бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ исходила из следующего.

Согласно п. 2 ст. 45 СК РФ взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи.

Таким образом, для возложения солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Пунктом 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу п. 1 ст. 45 СК РФ, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Кроме того, в первом в 2016 году обзоре судебной практики Верховного Суда РФ приводятся и иные материалы, рассмотренные Судебной коллегией по гражданским делам, а также судебными коллегиями по экономическим спорам, по уголовным делам, по административным делам, по делам военнослужащих, Дисциплинарной коллегией, даются разъяснения по различным вопросам, возникающим в судебной практике, рассматриваются вопросы применения Кодекса РФ об административных правонарушениях, приводится практика международных договорных органов Организации Объединённых Наций и Европейского суда по правам человека.

Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/46181.html/

Верховный суд: размер долга по ипотеке равен размеру кредита

Если заемщик не в состоянии выплачивать долг по ипотеке, банк лишает его квартиры. Но может получиться и так, что банк заберет жилое помещение, сохранив долговые обязательства – например, если ипотека была валютной, а сумма взыскания оказалась больше стоимости жилья. Насколько такое решение справедливо, решала Коллегия по гражданским делам Верховного суда.

В августе 2007 года жительница Самары Ольга Черняева заключила с «Банком Москвы» ипотечный договор сроком на 20 лет, сумма кредита по которому составила 83 740 швейцарских франков. По-видимому, обязательства заемщика она не выполняла, в связи с чем Ленинский районный суд Самары 10 июля 2009 года взыскал с Черняевой в пользу банка 86 418,93 швейцарского франка по курсу ЦБ на день исполнения, а 6 июня 2011 года (дело № 2-2027/2011) – еще 12 137,99 франка. Взыскание было обращено на квартиру, которую женщина приобрела на заемные средства. Однако продать ее на торгах не удалось, после чего банк согласился оставить жилое помещение за собой и 26 сентября 2013 года зарегистрировал право собственности на него. Черняева посчитала, что после этого ничего банку не должна, и обратилась в Ленинский райсуд с иском о признании кредитных обязательств прекращенными (дело № 2-4608/2014).

Отдать банку квартиру и остаться в должниках

Суд в удовлетворении требований отказал. Во-первых, в силу п. 5 ст. 61 закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», если залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается. При этом, согласно ст. 59.1 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», стороны ипотечного договора вправе установить положение о том, что залогодержатель может оставить за собой заложенное имущество при обращении взыскания на предмет ипотеки как во внесудебном порядке, так и по решению суда с учетом требований, содержащихся в пп. 2 и 3 ст. 55 настоящего Федерального закона.

Однако, как указала судья Ольга Гороховик, Черняева и «Банк Москвы» такой пункт в договор не включили: ст. 59.1 закона об ипотеке была введена в действие только Федеральным законом от 6 декабря 2011 года № 405-ФЗ, а в соответствии со ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Во-вторых, обращение взыскания на квартиру проводилось не в рамках «ипотечного» закона, а в порядке, предусмотренном ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве». То есть имущество должны были продать с публичных торгов, но ничего не вышло, поэтому взыскатель и оставил квартиру себе. В-третьих, суд исходил из того, что размер неисполненного обязательства на момент регистрации права собственности банка на квартиру превышал стоимость заложенного имущества, определенную на момент возникновения ипотеки – 98 557 франков против 83 740 франков. При этом отдельно указывалось, что размер задолженности определен с учетом курса франка к рублю на 26 сентября 2013 года, когда было исполнено решение суда. Гороховик посчитала, что указанные обстоятельства исключают возможность считать задолженность погашенной. Апелляция согласилась с такой позицией и засилила решение.

Размер взыскания должен быть равен размеру кредита

Однако в Коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, куда обратилась Черняева (дело № 46-КГ15-12), посчитали иначе: тройка судей под председательством Сергея Асташева пришла к выводу, что п. 5 ст. 61 закона об ипотеке «подлежит применению к настоящему спору, поскольку решение об оставлении квартиры за собой банком было принято в период ее [статьи] действия». Вывод судов о том, что стороны при этом должны были включить в договор пункт о возможности оставления заложенного имущества у залогодержателя коллегия посчитала ошибочным.

Читайте так же:  Исковое заявление удовлетворено

Неверно, по мнению судей ВС, было установлено и соотношение стоимости жилого помещения и размера предоставленного на его покупку кредита. Согласно п. 5 ст. 61 «ипотечного» закона, стоимость заложенного имущества определяется на момент возникновения ипотеки. «Под размером обеспеченного ипотекой обязательства следует понимать сумму предоставленного кредита на тот же момент без учета начисленных впоследствии процентов за период пользования кредитом. Однако судом апелляционной инстанции положения п. 5 ст. 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» были истолкованы и применены неправильно, так как сравнивался размер задолженности по кредиту на момент обращения взыскания на предмет ипотеки и стоимость предмета залога на момент возникновения ипотеки», – сказано в определении ВС. Как следует из установленных судом обстоятельств, на момент заключения кредитного договора 15 августа 2007 года стоимость квартиры, согласно договору купли-продажи от этой же даты, как предмета ипотеки составляла 1,774 млн руб., что было равно размеру предоставленного кредита по курсу ЦБ РФ на момент заключения кредитного договора.

То, что квартира поступила в собственность банка в соответствии с положениями закона об исполнительном производстве, а не закона об ипотеке, основанием для отказа в удовлетворении требований не является, «поскольку указанными законами порядок обращения взыскания на заложенное имущество в соответствии с решением суда, в том числе основания и порядок оставления залогодержателем предмета ипотеки за собой, являются аналогичными», указал суд. Апелляционное определение было отменено, дело направили на новое рассмотрение в Самарский областной суд (дело № 33-12467/2015). В этот раз апелляция исковые требования Черняевой удовлетворила, опираясь на доводы определения Верховного суда.

Источник: http://pravo.ru/story/view/124681/

Постановление Пленума Верховного суда РФ заработало против коллекторов

Газета Коммерсантъ публикует интересную информацию о свежей судебной практике по делам о продаже банковских долгов коллекторам.

Напомним, что в постановлении №17 от 28 июня 2012 года Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Суды общей юрисдикции, рассматривающие иски коллекторов к просрочившим заемщикам банков, стали активно применять это разъяснение, причем в более широкой трактовке. Во-первых, суды отказываются принимать иски коллекторов о взыскании купленных у банка долгов потребителей в связи с тем, что у коллекторов отсутствуют лицензии на ведение банковской деятельности, а во-вторых, пересматривают те дела, которые ранее завершились в пользу коллекторов. По оценкам экспертов такая практика судов может вылиться в 100-миллиардные убытки для коллекторского рынка.

К примеру, в Кемеровской области областной суд признал ничтожным договор продажи долга между Урса-банком и Первым коллекторским бюро. Сославшись на постановление пленума Верховного Суда РФ №17, суд отметил, что заемщица согласия на продажу ее долга небанковской организации в кредитном договоре не давала. По этой причине встречный иск заемщицы к коллекторской фирме, требовавшей с нее возврата долга по кредиту, был судом удовлетворен.

Любопытно, что до разъяснений Верховного суда судьи в данном конкретном споре поддержали сторону коллекторов. А после выхода постановления Пленума судьи радикально изменили свою позицию и даже применили это постановление «задним числом», хотя Верховный суд не планировал распространять действие этого постановления на договоры, заключенные до принятия документа.

Представители Первого коллекторского бюро отмечают, что такие дела они обычно всегда выигрывали, а теперь ожидают поворота судебной практики в обратную сторону. Юристы ПКБ планируют обжаловать это решение в Верховный суд, но в положительном исходе дела не уверены.

Теперь кемеровские суды отказываются принимать иски коллекторов к заемщикам-потребителям в связи с тем, что коллекторы не имеют банковских лицензий. Поэтому специалисты ПКБ временно приостановили подачу исков в суд. Аналогичная ситуация складывается и в Ставропольском крае.

Впервые вопрос о том, что долги потребителей по кредитам нельзя продавать не банку, поднял Роспотребнадзор. Ведомство уже давно обращает внимание на то, что заемщик после продажи долга коллекторам теряет возможность защищать свои права в рамках закона о защите прав потребителей. Сотрудники крупнейших коллекторских агентств считают, что одним из способов разрешения этой проблемы может стать расторжение договора продажи долгов через суд. Однако есть вероятность, что арбитражные суды не найдут оснований для расторжения таких договоров цессии.

Участники коллекторского рынка оценивают стоимость «плохих» банковских долгов в 100 миллиардов рублей, что составляет треть от всех кредитов, по которым работают коллекторы. По остальным кредитам коллекторы ведут взыскание как агенты, поэтому они не попадут в сферу действия постановления Пленума Верховного Суда РФ. Вполне вероятно, что проблемные долги коллекторам придется просто списать.

Источник: http://paritet.guru/kredit/postanovlenie-plenuma-verhovnogo-suda-rf-zarabotalo-protiv-kollektorov.html

Страховка к кредиту: ВС обобщил практику споров банков с гражданами

«Обзор подготовлен в целях обеспечения эффективной защиты нарушенных прав и законных интересов страхователей, выгодоприобретателей и страховщиков, правильного и единообразного применения законов при рассмотрении дел соответствующей категории», – объяснил Верховный суд.

Женщина взяла кредит в банке, и ее присоединили к программе страхования жизни и трудоспособности заемщиков. Она попыталась выйти из этой программы, но банк продолжил списывать с нее плату. Тогда заемщица пошла в суд и потребовала расторжения договора. Также она попыталась взыскать с банка плату за подключение к программе, компенсацию морального вреда и штраф.

Спор дошел до коллегии ВС по гражданским делам. Та отметила: гражданин, заключая договор добровольного личного страхования одновременно с потребительским кредитным договором, является потребителем финансовой услуги. Отношения между банком и заемщиком по договору страхования регулируют не только нормы ГК, но и положения закона о защите прав потребителей, указал Верховный суд. А это значит, что потребитель может потребовать и компенсации морального вреда.

Банк не проинформировал заемщицу, что договор страхования носит добровольный характер страхования, а также не рассказал о возможности досрочного расторжения этого договора. Верховный суд подчеркнул: до сведения клиента обязательно нужно доводить такую информацию. В противном случае тот сможет потребовать компенсации как убытков, так и морального вреда.

Читайте так же:  В компетенцию судов кассационной инстанции не входит

Должник досрочно погасил кредит в банке и в суде потребовал вернуть ему часть средств по договору страхования. Суд отказался и потребовал соблюсти досудебный претензионный порядок.

ВС с таким подходом не согласился: такой иск не требует обязательного соблюдения досудебного порядка урегулирования спора в привычном его понимании. В то же время высшая инстанция напомнила, что с 28 ноября 2019 года потребитель финансовых услуг вправе заявлять в судебном порядке требования к страховщику только после получения от финансового омбудсмена решения по обращению. Это и будет досудебным порядком по таким спорам.

Досрочное погашение кредита не прекращает действие договора добровольного личного страхования в отношении заемщика и не предусматривает возврат страховой премии, указал ВС. Возможность наступления страхового случая, срок действия договора страхования и размер страховой выплаты не зависят от досрочного возврата кредита и от суммы остатка по кредиту.

Дело обстоит иначе, если выплата страхового возмещения зависит от остатка по кредитному долгу. В таких договорах при отсутствии долга страховая сумма равна нулю, а значит, при наступлении страхового случая никаких выплат банк не сделает. В этом случае договор страхования прекращается досрочно, а заемщик может потребовать у банка возврата части страховой премии.

При заключении договора страхования заемщик подтвердил, что не является инвалидом и не страдает в том числе заболеваниями сердечно-сосудистой системы, почек. Позже выяснилось, что это не так. Заболевание у него все же было, и ему даже установили категорию инвалидности. По условиям договора такое событие является страховым случаем.

Но получить деньги от страховой у него не вышло, ведь заболевание было получено еще до заключения договора, а значит, страховой случай не наступил. ВС признал правильность такого подхода.

Если же болезнь случилась еще в период действия договора, а инвалидность установили уже когда он закончился, то страховая компания должна выплатить возмещение.

Согласно условиям договора, при страховом случае страховщик должен был выплатить возмещение банку, в котором заемщик взял кредит. Но он сделал это только через 3,5 года после наступления страхового случая, из-за чего заемщик понес убытки в виде начисленных процентов и неустойки по кредиту.

Верховный суд подчеркнул: если бы страховая компания надлежащим образом исполнила свои обязательства, то убытков у заемщика не возникло бы. А это значит, что оплатить их должен именно страховщик.

Источник: http://pravo.ru/story/212142/

Ход ва-банк

Разъяснения высокой судебной инстанции по конкретному делу могут оказаться полезными для тех граждан, которые обращаются в банк за кредитом или уже его выплачивают.

Все началось с того, что житель Курганской области попросил у банка кредит в 1 миллион 200 тысяч рублей. Банк кредит дал, но сделал это очень хитро. Банкиры из суммы кредита, что называется, «не отходя от кассы», удержали «единовременную комиссию по операциям с использованием ПК в устройствах банка в размере 20 000 рублей и 180 000 рублей — в качестве вознаграждения за сбор, обработку и техническую передачу информации, связанную с распространением на заемщика условий договора страхования».

Проще говоря, вместо миллиона двухсот тысяч заемщик получил на руки миллион, а вот возвращать кредит с очень немалым процентом, ему, судя по договору, надо было с миллиона двухсот.

Точной статистики таких удержаний с кредитов нет. Но подобные действия банка стали почти стандартом в их общении с клиентами-заемщиками.

Однако в нашем случае клиент банка оказался принципиальным. Недовольный гражданин сначала выплатил весь кредит, а потом пошел в суд с иском к банку по поводу неправильных, на его взгляд, удержаний. И победил. Судом взимание платы за перечисленные услуги банка было признано незаконным. И с банка в пользу заемщика были взысканы те самые 200 000 рублей, которые у него отняли.

Но на этом наш герой не успокоился. Гражданин справедливо предположил, что банк начислял ему процент не на миллион, который он в действительности получил, а на миллион двести тысяч. Заемщик написал банкирам вежливое письмо с просьбой о перерасчете суммы долга и выдать ему новый график платежей. Получил отказ. Тогда упорный заемщик попросил суд в новом иске взыскать с банка переплаченные проценты — 332 661 рубль.

А также 5 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, 2 тысячи — за возмещение судебных расходов и штраф за «неисполнение требований потребителя».

Банк с иском не согласился и попросил суд клиенту отказать по причине пропуска им срока исковой давности.

Но Шадринский районный суд Курганской области встал на сторону гражданина. Хотя несколько уменьшил суммы. Суд взыскал с банка в пользу истца убытки, «понесенные в связи с уплатой процентов» — 116 114 рублей, 500 рублей морального вреда, штраф, за нежелание банка добровольно пойти на встречу клиенту — 58 057 рублей, 2 тысячи возмещения судебных расходов . Всего — 176 672 тысячи рублей, плюс с банка суд взыскал госпошлину. Банк это решение оспорил. Апелляция в лице областного суда изменила решение и снизила размер убытков и штрафа до 71 291 и 35 895 рублей соответственно. Уменьшил облсуд и размер госпошлины.

Но заемщик на такой компромисс не пошел, а пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ.

Видео (кликните для воспроизведения).

Там дело изучили и сказали, что областной суд допустил ошибки, вынося свое решение.

В материалах дела Верховный суд увидел следующую картину. Гражданин взял кредит весной 2014 года и должен был его выплачивать до весны нынешнего года. Кредит в 1 200 000 рублей банк дал под 22,9 процента годовых. Ежемесячно заемщик должен был платить 33 755 рублей. Но на руки он получил от банка всего миллион рублей. Оспорил гражданин незаконные удержания в 2015 году, но это решение банк выполнил весной 2016 года. А летом того же года заемщик полностью выплатил кредит и вот тогда пошел в суд, со своими требованиями, что дали ему миллион, а проценты брали как с миллиона двухсот.

Суд первой инстанции исходил из того, что с весны 2014 года по весну 2016 года банк «неправомерно начислял проценты на денежные средства в размере 200 000 рублей, суммы кредита, фактически не предоставленной истцу при заключении договора». Из этого райсуд сделал вывод, что «сумма процентов, исчисленных ответчиком на сумму основного долга в размере 200 000 рублей, оплаченная заемщиком, является убытками истца, понесенными им в связи с ненадлежащим исполнением обязательств ответчиком». По решению райсуда размер переплаченных процентов за два года, пока гражданин гасил кредит, составил 116 114 рублей. Истец с таким подсчетом согласился.

Читайте так же:  Составить книгу жалоб учителя

Апелляция же прислушалась к доводам банкиров о том, что заемщик пропустил срок исковой давности. Областной суд привел в качестве своего аргумента решение пленума Верховного суда (№ 43 от 29 сентября 2015 года) . На пленуме говорилось о сроках исковой давности. Вспомнил и обзор судебной практики по делам, связанным со спорами по кредитам. И сказал, что переплаченные проценты надо взыскивать только за трехлетний период, «предшествующий подаче иска». Отсюда новая цифра — переплаченных процентов надо взыскать с банка всего на 71 291 рубль. Да и штраф также уменьшить. С таким расчетом Верховный суд не согласился и объяснил, почему.

Верховный суд начал разъяснения с Гражданского кодекса. Там в статье 15 говорится, что человек, чье право нарушено, может требовать полного возмещения убытков. Под убытками закон понимает «расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрат или повреждение имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях».

В 196-й статье Гражданского кодекса сказано, что общий срок исковой давности составляет три года. А в 200-й статье того же Кодекса записано, что «течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права».

Применительно к нашему спору, сказал Верховный суд, убытки у заемщика возникли в момент уплаты каждой из сумм в счет погашения долга, поскольку каждая сумма «включала излишне начисленные проценты». Определяя размер переплаченных процентов, подчеркнул высокий суд, райсуд руководствовался представленным ответчиком условным расчетом. Но в этом расчете «отсутствуют помесячные данные о размере излишне уплаченных истцом процентов за кредит, включающий 200 000 рублей». Местный суд не сделал такой расчет. Вывод Верховного суда — решение по этому спору Курганского областного суда «нельзя признать отвечающим требованиям статей 195,198, 329 Гражданского кодекса РФ». Спор будет пересмотрен.

Источник: http://rg.ru/2019/08/05/verhovnyj-sud-rf-zashchitil-grazhdanina-ot-obmana-pri-vydache-kredita.html

Разъяснение относительно начисления процентов по микрозаймам (часть 3)

Добрый день, господа! Появилось еще одно решение о разъяснении начисления процентов. Суд, постановляя решение, разъяснил, что проценты за пределами даты возврата займа должны начисляться из средневзвешенной ключевой ставки, а также применил к неустойке ст. 333 ГК РФ. Предлагаю Вашему вниманию выдержку из решения с расчетами суда.

Всем в помощь в борьбе с процентщиками.

. Исходя из представленных договоров займа, которые заключены между микрофинансовой организацией и физическим лицом, усматривается, что процент за пользование займами установлен 83,95% годовых (договор №) и 730% годовых (договор №), однако данный процент подлежит начислению за период с момента заключения договора и получения денежных средств по дату возврата, то есть за 29 дней, и в последующем, с учетом дополнительных соглашений за 29 дней (с дата по дата) начисление по истечении срока действия договоров микрозайма процентов в таком размере, который был установлен договорами лишь на срок его действия, является неправомерным.

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 02.07.2010 № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (далее по тексту Закон о микрофинансовой деятельности).

В соответствии с п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 2 Закона о микрофинансовой деятельности, микрозаем — заем, предоставляемый заимодавцем заемщику на условиях, предусмотренных договором займа, в сумме, не превышающей предельный размер обязательств заемщика перед заимодавцем по основному долгу, установленный настоящим Федеральным законом, договор микрозайма — договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед заимодавцем по основному долгу, установленный названным законом.

Денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственностью заемщика.

Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций.

Согласно договорам микрозайма от дата (с учетом дополнительных соглашений), срок их действия был определен до дата, и в последующем до дата, то есть между сторонами был заключен договор краткосрочного займа.

При этом п. 2 договоров и дополнительных соглашений также предусмотрено, что настоящие договоры и соглашения действует со дня предоставления заемщику суммы займа и до полного исполнения заемщиком своих обязательств по договору займа.

По смыслу закона, регулирующего спорные правоотношения, предоставление микрофинансовыми организациями займов на небольшие суммы и на короткий срок обусловливает возможность установления повышенных процентов за пользование займом, при этом установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, не соответствует принципу добросовестного поведения участников гражданских правоотношений и целям деятельности микрофинансовых организаций. При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о несоответствии нормам материального права начисление истцом ответчику процентов за пользование займом за пределами срока, на который был предоставлен заем, в сверхвысоком, установленном на короткий срок, размере и необходимости произвести расчет задолженности исходя из средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставляемым кредитными организациями физическим лицам в рублях на срок свыше одного года, по состоянию на день заключения договора.

Читайте так же:  Мировое соглашение сервитут

Указанное согласуется с правовой позицией, изложенной в п. 9 Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27.09.2017, согласно которой начисление по истечении срока действия договора микрозайма процентов в том размере, который был установлен договором лишь на срок его действия, является неправомерным. При заключении договора микрозайма до установления Банком России ограничений деятельности микрофинансовых организаций в части начисления процентов за пользование займом соответствующие проценты подлежат исчислению исходя из средневзвешенной процентной ставки по потребительским кредитам, установленным Банком России на момент заключения договора микрозайма.

Установленные законодательством ограничения подтвердили правовую природу договора микрозайма, заключаемого при осуществлении микрофинансовой деятельности. При таких обстоятельствах размер взыскиваемых процентов за пользование займом сверх срока подлежит исчислению исходя из рассчитанной Банком России средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставляемым кредитными организациями физическим лицам в рублях на срок свыше одного года, по состоянию на день заключения договора микрозайма.

Исходя из условий заключенных договоров займа, проценты по договору займа № с дата по дата составляют 14 172 рубля, оплачено 11 781 рублей, итого долг по процентам с дата по дата составит 2 391 рубль; проценты по договору займа № с дата по дата составляют 21 750 рублей, оплачено 18 079 рублей, итого долг по процентам с дата по дата составит 3 671 рубль. Итого, задолженность ответчика перед истцом по процентам по двум договорам займа с дата по дата составляет 6 062 рубля.

Средневзвешенная процентная ставка по кредитам, предоставляемым кредитными организациями физическим лицам в рублях на срок свыше одного года, установлена Банком России на ноябрь 2018 года – 18,46, на декабрь 2018 года – 18,42, на январь 2019 года — 16,17, на февраль 2019 года – 15,57.

Сумма долга ответчика перед истцом 85 507 рублей (договор №) и 14 891 рубля (договор №).

Задолженность по процентам с дата по дата, исходя из средневзвешенной процентной ставки по кредитам, составляет: по договору №,70 рублей (ноябрь 1209,60 р.+декабрь 1339,20, р.+январь 1174,90 р.+февраль 803 р.) и по договору №,90 рублей (ноябрь 210 р.+декабрь 232,50 р.+январь 204,60 р.+февраль 140,8 р.), итого 5 314,60 рублей.

Таким образом, размер процентов, который надлежит взыскать с ответчика в пользу истца по двум договорам займа за период с дата по дата и с дата по дата составляет 11 376,60 рублей.

Условиями договоров денежного займа с процентами, заключенного между истцом и ответчиком, предусмотрена ответственность заемщика за ненадлежащее исполнение условий договора в виде неустойки в размере 0,05 % в день, начисляемых на непогашенную часть суммы основанного долга.

Исходя из условий договоров и представленного истцом расчета, который суд признает правильным, с учетом уменьшения размера исковых требований, неустойка составляет 4 788 рублей (договор №) и 833,28 рублей (договор №), всего 5 621,28 рублей.

Согласно п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение (Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 № 1365-О).

Неустойка по своей правовой природе является не денежным обязательством, а санкцией (мерой ответственности) за ненадлежащее исполнение денежного обязательства. Неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие в связи с ненадлежащим исполнением должником обязательства перед кредитором.

Подлежащая уплате неустойка, установленная законом или договором, в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, может быть уменьшена в судебном порядке (п.1 ст. 333 ГК РФ).

Указанное содержится и в п. 69 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» согласно которой, размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Согласно п. 73 этого же Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, ч. 1 ст. 65 АПК РФ).

В соответствии с п. 75 указанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (п.п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ).

Заключая договоры денежного займа стороны в п. 12 договоров согласовали условие о том, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату займов и уплате процентов на непогашенную часть суммы основного долга начисляется неустойка в размере 0,05 % за каждый день нарушения обязательств и включительно до дня фактического возврата суммы займа.

В судебном заседании ответчик просил суд снизить размер неустойки, заявленный истцом к взысканию.

При изложенных обстоятельствах, а также с учетом размера подлежащей взысканию задолженности по договору займа, периода допущенной ответчиком просрочки исполнения денежного обязательства, отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что неисполнение ответчиком денежного обязательства повлекло существенные негативные последствия для истца, в целях сохранения баланса интересов сторон, суд полагает возможным снизить размер заявленной истцом неустойки за просрочку выплаты суммы займа до 1 000 рублей.

Ранее мной озвучивались темы о правильности начисления процентов в статьях:

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Источник: http://www.9111.ru/questions/777777777740774/

Срок исковой давности по кредитам. Как легко выиграть суд у кредитора?

Согласно статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности составляет 3 года. Более сложный вопрос — с какого момента начинается отсчет СИД? До недавнего времени, мнения по данному вопросу среди юристов расходились. Одни считали, что по каждому платежу в графике, срок отсчитывается отдельно; другие, что необходимо отталкиваться от даты окончания кредитного договора; третьи предлагают вести отсчет от даты последнего платежа.

Читайте так же:  Суд проигнорировал ходатайство

Споры возникали от того, что по этому вопросу была неоднозначная судебная практика и суды первой инстанции по-разному рассматривали течение СИД. Однако, точки над “i” в этом вопросе расставил Верховный Суд РФ, когда 29 февраля 2015 года издал Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 43 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности”. Данное постановление четко регламентирует начало СИД по кредитам и займам, Пункт 24 гласит: “По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части. Срок давности по искам о просроченных по временным платежам (проценты за пользование заемными средствами и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.”Что то же это значит в нашем случае? Рассмотрим на примере кредитного договора.

В любом кредитном договоре есть график платежей, согласно которому вы обязаны, в определенное число определенного месяца совершить очередной платеж по кредиту. Как только вы просрочили платеж, банк узнал об этом. Согласно судебной практике по РФ в целом, суды первой инстанции (районные суды, куда вначале обращаются кредиторы) в 99% отсчитывают СИД как и положено Постановлению ВС РФ №43, с даты последнего платежа +30 дней – это дата когда банк узнал, что вы не внесли очередной платеж, и далее так для каждого последующего платежа отдельно.

Срок исковой давности по кредитной карте начинает течь с даты последнего платежа и истекает через три года.

Важно! Есть один, очень важный нюанс, который относится и к кредитным договором (договорам займа) и к кредитным картам. Главное — не прерывать срок исковой давности! Действия, прерывающие течение срока исковой давности строго прописаны в пункте 20 Постановления №43 ВС РФ п.20: «Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (статья 203 ГК РФ).

К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в частности, могут относиться:

1. Признание претензии от кредитора;

2. Изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа);

3. Акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.»

Другими словами СИД может быть прерван только письменными документами. Если вы письменно, подчеркиваю, не по телефону, а письменно напишите какое нибудь заявление в банк, прямо или косвенно подтверждающее долг, например с просьбой отсрочить платежи или с просьбой реструктуризировать кредит; или подпишите какое-нибудь дополнительное соглашение об изменении кредита; или ответите банку где укажите, что согласны с претензиями — срок исковой давности будет прерван.

Но не любое письмо в банк прерывает течение СИД, а только то, в котором вы признаете долг. В п.20 Постановления ВС РФ №43 также по этому поводу сказано, следующее: “…ответ на претензию кредитора, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга.”Визиты в банк и телефонные переговоры с кредитором или его представителем ни в коем случае не прерывают течение СИД (несмотря на то, что часто говорят сотрудники отделов взыскания), даже если вы устно согласились с наличием кредитного обязательства, суд не воспримет эту информацию, как доказательство.

Если в суде кредитор заявит, что во время течения срока исковой давности был внесен некий платеж и СИД прерван, а вы заявите что данный платеж не производили и по вашему мнению, данный платеж был сделан кредитором, для того чтобы прервать СИД. ТО тогда согласно ст. 56 ГПК банку нужно будет доказать, что этот платеж совершили именно ВЫ. Согласно пункту 12 Постановления ВС РФ №43: “Бремя доказывания наличия обстоятельств, свидетельствующих о перерыве, приостановлении течения срока исковой давности, возлагается на лицо, предъявившее иск.”

А также на пункт 23 Постановления ВС РФ №43: “Исковая давность не может прерываться посредством бездействия должника (статья 203 ГК РФ). То обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств, возможность оспаривания которого допускается законом или договором, не свидетельствует о признании им долга.”Может ли продажа банком долга по цессии или передача долга по агентскому договору прервать срок исковой давности?

Согласно пункту 6 Постановления ВС РФ №43: «По смыслу статьи 201 ГК РФ переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и пр.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияют на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления. В этом случае срок исковой давности начинает течь в порядке, установленном статьей 200 ГК РФ, со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.»

То есть, ни при переуступке права требования, ни при передаче по агентскому договору срок исковой давности не прерывается.

Важно понимать, что кредитор имеет право обратиться в суд и после истечения СИД.

Сам по себе суд признать истечение срока исковой давности не может, для этого нужно чтобы одна из сторон об этом заявила в суде. Законодательство разрешает нам сделать это прямо на первом заседании. Об этом можно заявить как устно так и письменно.

Согласно Постановлению ВС РФ №43, пункту 11: “Пунктом 2 статьи 199 ГК РФ не предусмотрено какого-либо требования к форме заявления о пропуске исковой давности: оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме, при подготовке дела к судебному разбирательству или непосредственно при рассмотрении дела по существу, а также в судебных прениях в суде первой инстанции… Если заявление было сделано устно, это указывается в протоколе судебного заседания.”

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.9111.ru/questions/777777777734431/

Постановление верховного суда кредит
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here