Ппвс о гражданской ответственности

Полезная информация в статье: "Ппвс о гражданской ответственности" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Ппвс о гражданской ответственности

В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.
Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.
Для получения полного доступа к документам необходимо Оплатить доступ.

Дата обновления БД:

05.02.2020

23 / 282

Всего документов в БД:

97826

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 24 марта 2016 года №7

О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств

(В редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 07.02.2017 г. №6)

В целях обеспечения единства практики применения судами положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года №3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

Общие положения об ответственности и о возмещении убытков

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором, убытки подлежат возмещению в полном размере: в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (статья 15, пункт 2 статьи 393 ГК РФ).

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 ГК РФ).

2. Согласно статьям 15, 393 ГК РФ в состав убытков входят реальный ущерб и упущенная выгода.

Под реальным ущербом понимаются расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества.

Упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

3. При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 ГК РФ).

В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.

Например, если заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено.

Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором.

4. Согласно пункту 5 статьи 393 ГК РФ суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

5. По смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 ГК РФ).

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 2 статьи 401 ГК РФ).

Если должник несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности, например, обстоятельств непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ).

6. По общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

Заключение такого соглашения не допускается и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 ГК РФ) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).

7. Если в пределах, установленных пунктом 4 статьи 401 ГК РФ, в заранее заключенном соглашении указаны обстоятельства, устраняющие или ограничивающие ответственность должника за неумышленное нарушение обязательства, то на него возлагается бремя доказывания их наступления.

Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности не освобождает от ответственности за умышленное нарушение обязательства (пункт 4 статьи 401 ГК РФ). Отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункты 1 и 2 статьи 401 ГК РФ). Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства.

8. В силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер.

Читайте так же:  График комендантского часа

Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях.

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Источник: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=83970

Разъяснения Пленума ВС РФ в отношении применения мер гражданско-правовой ответственности

24.03.2016 г. Пленум Верховного суда Российской Федерации (ВС РФ) принял Постановление «О применении мер гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств». Указанное Постановление является первым разъяснением высшей судебной инстанции, в котором комплексно рассмотрены меры гражданско-правовой ответственности.

Суд разъяснил вопросы, связанные с возмещением убытков, имущественных потерь, взысканием судебной неустойки, а также ответственностью за недобросовестное ведение переговоров, исчислением процентов за пользование чужими денежными средствами.

Остановимся на ключевых и наиболее интересных разъяснениях, содержащихся в документе.

Первый раздел Постановления посвящен вопросам, возникающим в судебной практике при рассмотрении споров о взыскании убытков. В частности, Суд указал, что если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то есть при подобном нарушении обязательств почти всегда возникают определенные убытки, наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается (абз. 2 п. 5 Постановления). Установление подобной презумпции может значительно облегчить доказывание возникновения убытков в суде.

Кроме того, Суд в очередной раз указал, что недопустимо отказывать в удовлетворении требований о взыскании убытков на том лишь основании, что размер убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности. В подобных случаях суды самостоятельно определяют размер убытков, подлежащих взысканию с учетом всех обстоятельств дела (п. 4 Постановления).

При рассмотрении требования о взыскании убытков должник вправе представлять доказательства существования иной причины возникновения убытков, то есть опровергать причинную связь между нарушением обязательства и наступившими убытками, при этом вина должника предполагается, а отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств доказывается должником (п. 5 Постановления).

Особое внимание Суд обратил на последствия заключения соглашений об ограничении ответственности. Например, высшая судебная инстанция отдельно указала случаи, когда отсутствует возможность ограничения ответственности должника, а в частности, когда такие соглашения (условия) являются ничтожными. Так, ничтожны соглашения (условия) об ограничении ответственности перевозчика, профессионального исполнителя охранных услуг (п. 6 Постановления).

В случае заключения соглашения об ограничении ответственности должника при наступлении определенных обстоятельств, именно должник обязан доказывать факт их наступления. В случаях, когда ответственность ограничена только умышленным нарушением обязательств, отсутствие умысла должником может быть доказано, если им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства (п. 7 Постановления). Возможно, в судебной практике возникнут трудности в связи с применением указанного разъяснения, поскольку оценочные категории достаточно сложно применять на практике.

ВС РФ дал разъяснения и относительно признания наступления обстоятельств непреодолимой силы. Помимо устоявшейся позиции, в соответствии с которой указанные обстоятельства должны носить чрезвычайны характер, они должны быть также непредотвратимыми, то есть любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления подобного обстоятельства или его последствий (п. 8 Постановления).

Суд обратил внимание на проблему взыскания убытков при прекращении договора. В частности, в п. 11 Постановления указано, что риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства. При этом указанные убытки возмещаются независимо от того, заключалась ли другой стороной договора замещающая сделка.

В то же время заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет как на обязанность должника по исполнению обязательства в натуре, так и на обязанности кредитора принять такое исполнение.

При этом право требования при прекращении договора убытков в виде разницы между ценой первоначального договора и ценой, установленной в замещающей сделке возникает только в случае, если первоначальный договор был прекращен в результате нарушения обязательства, которое повлекло необходимости заключения замещающей сделки (п. 13 Постановления).

Следующий раздел посвящен вопросам правоприменения, возникающим при возмещении на основании ст. 406.1 ГК РФ имущественных потерь, не являющихся следствием нарушения обязательства, а выплачиваемых при наступлении установленных в соглашении сторон обстоятельств.

Высшая судебная инстанции указала, что возмещение потерь допускается, если будет доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем, а между наступившим обстоятельством и потерями есть причинно-следственная связь (п. 15 Постановления).

Также судом указано, что соглашение о возмещении потерь, даже включенное непосредственно в договор, является автономным, и недействительность или незаключенность договора сами по себе не влекут недействительность или незаключенность соглашения о возмещении потерь (п. 17 Постановления).

Третий раздел Постановления посвящен ответственности за недобросовестное ведение переговоров. Интересным является положение, в соответствии с которым недобросовестность участника переговоров предполагается при предоставлении стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчании об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны, или внезапном и неоправданном прекращении переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. В случае если вред причинен несколькими контрагентами совместно, они отвечают солидарно (п. 19 Постановления).

При рассмотрении споров об ответственности за недобросовестное ведение переговоров именно на истце лежит бремя доказывания факта недобросовестного вступления ответчика в переговоры с целью причинить вред истцу, например, ответчик таким образом пытался получить коммерческую информацию у истца или воспрепятствовать заключению договора между третьим лицом и истцом (абз. 2 п. 19 Постановления).

Суд обратил внимание на случай возникновения права требовать взыскания убытков при недобросовестном ведении переговоров. Если контрагент предоставил неполную или недостоверную информацию, что послужило основанием для отказа от заключения договора, потерпевшая сторона вправе требовать возмещения убытков на основании п. 3 ст. 431.1 ГК РФ (п. 21 Постановления).

В Постановлении Суд также рассмотрел вопросы ответственности при неисполнении обязательства в натуре (четвертый раздел Постановления). В частности, Пленум ВС РФ указал, что не может быть отказано в иске об исполнении обязательства в натуре, если надлежащую защиту нарушенного права можно обеспечить только подобным способом, например, только ответчик может предоставить необходимую истцу информацию либо изготовить необходимые документы (п. 22 Постановления).

Наиболее интересными являются разъяснения, касающиеся судебной неустойки, т.е. присуждению денежных средств на случай неисполнения судебного акта, понуждающего должника к исполнению в натуре, вынесенного в пользу кредитора-взыскателя.

Факты ненадлежащего исполнения указанных судебных актов устанавливаются приставом-исполнителем, но не банком, в котором открыт счет должника (п. 33 Постановления). Сумма судебной неустойки не идет в зачет убытков, причиненных неисполнением судебного акта (п. 28 Постановления).

Читайте так же:  Случаи прекращения доверенности

Суд указал, что соглашение об отказе кредитора от права требовать присуждения судебной неустойки является недействительным, если в силу закона или договора либо в силу существа обязательства кредитор не лишен права требовать исполнения обязательства в натуре (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ). Между тем, сторонам не запрещено заключать на стадии исполнительного производства мировое соглашение о прекращении обязательства по уплате судебной неустойки предоставлением отступного, новацией или прощением долга (п. 29 Постановления).

В пятом разделе Постановления освещены вопросы ответственности за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной ст. 395 ГК РФ. В частности, Суд разъяснил различие между процентами предусмотренными указанной статьей, и процентами, предусмотренными ст. 317.1 ГК РФ. Так, проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. В связи с этим судам необходимо устанавливать, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (ст. 317.1 ГК РФ) либо заявлено требование о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по ст. 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ (п. 53 Постановления).

Весьма важная позиция относительно исчисления процентов за пользование чужими денежными средствами содержится в п. 48 Постановления. В соответствии с указанным пунктом проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, взимаются по день уплаты денежных средств кредитору, то есть в расчете учитывается день фактического исполнения обязательства. Согласно же ранее действовавшим разъяснениям дата уплаты долга в период начисления процентов не включалась.

Что касается начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения, Пленум ВС РФ указал, что само по себе получение информации о поступлении денежных средств в безналичной форме (путем зачисления средств на его банковский счет) без указания плательщика или назначения платежа не означает, что получатель узнал или должен был узнать о неосновательности их получения (п. 58 Постановления).

Последним вопросом, рассмотренным Судом в Постановлении, являются проблемы снижения неустойки на основании ст. 333 ГК РФ. Суд в очередной раз указал, что при рассмотрении споров, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а также некоммерческая организация при осуществлении приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (п. 71 Постановления).

При этом установление в договоре максимального или минимального размера неустойки не является основанием для отказа в ее снижении на основании ст. 333 ГК РФ (п. 70 Постановления).

Если же снижение неустойки допускается по инициативе суда, то вопрос о ее снижении может быть заявлен при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, независимо от того перешел ли суд апелляционной инстанции к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции или нет (п. 72 Постановления).

Видео (кликните для воспроизведения).

В отношении вопроса о снижении неустойки ВС РФ указал, что, возражая против заявления о снижении неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков, при этом кредитор вправе предоставлять доказательства наличия относительно типичных последствий нарушения подобного нарушения обязательства при сравнимых обстоятельствах с указанием на изменение средних показателей на рынке (п. 74 Постановления).

В п. 78 Постановления Суд указал, что правила о снижении неустойки также применяются в случаях, когда неустойка определена законом.

В заключении стоит обратить внимание на разъяснение, согласно которому должник лишается права требовать снижения суммы неустойки, если подлежащая уплате неустойка уже была перечислена должником, за исключением случаев, когда должник докажет, что перечисление неустойки было недобровольным.

Рассматриваемое Постановление безусловно является значимым для правоприменения, поскольку в нем комплексно рассмотрены вопросы ответственности за нарушение обязательств в отношении каждого из институтов применения мер ответственности. Несмотря на то, что многие изложенные в Постановлении позиции нельзя назвать кардинально новыми, некоторые положения изменят существующую судебную практику, сделав ее более предсказуемой для участников гражданского оборота.

Источник: http://artdelex.ru/rus/news/razyasneniya-plenuma-vs-rf-v-otnoshenii-primeneniya-mer-grazhdansko-pravovoi-otvetstvennosti

Пленум ВС обсудил разъяснения по новым мерам гражданской ответственности

Пленум Верховного суда 15 марта обсудил проект постановления о мерах ответственности за нарушение обязательств, которые предусматривает Гражданский кодекс. В документе речь идет как о привычных институтах – убытках, неустойке и ее уменьшении, так и о новых, которые появились в кодексе меньше года назад. Постановление решили доработать, но докладчики и эксперты уже обсудили его основные интересные положения.

Разъяснения получили такие новеллы, как проценты по денежному обязательству (ст. 317.1 ГК), потери и ответственность за недобросовестное ведение переговоров. По ним возникло много вопросов, рассказал судья ВС Сергей Романовский. Постановление поможет обеспечить единообразие судебной практики по большому числу споров, выразил уверенность судья ВС Олег Шилохвост. Говоря о новых мерах ответственности в ГК, зампреда АС Поволжского округа Денис Плотников назвал их «модернизацией» и «импортозамещением» тех институтов, которые давно существовали в других юрисдикциях (например, английском праве). Постановление поможет обеспечить стабильность гражданского оборота, сказал Плотников.

По словам Сабира Кехлерова, заместителя Генпрокурора, новые нормы приняты 9 месяцев назад, но судебная практика по ним еще не успела сложиться, и остается много вопросов. «Есть замечания по пунктам 30, 35, 44 – еще обсудим,» – сказал Кехлеров. «Право.ru» приводит основные тезисы пока непринятого постановления.

1. Убытки

Что говорится в проекте постановления: Должник должен возместить кредитору убытки, которые тот причинил неисполнением или ненадлежащим исполнением договора. Они состоят из прямого ущерба и упущенной выгоды, которую, как правило, доказать сложнее. В ее обоснование кредитор может приводить любые доказательства, например, сведения о своей прибыли за аналогичный период времени до или после нарушения обязательства. А если убытки, которые возникли у кредитора, – это обычное последствие нарушения должника, то причинно-следственная связь между нарушением и убытками презюмируется.

Если кредитор не получил того, на что рассчитывал по договору, он может заключить замещающую сделку и приобрести нужный товар или услугу «на стороне», а потом взыскать разницу в цене с должника. При этом презюмируется добросовестность кредитора. Если договор расторгнут по вине должника, тот обязан уплатить разницу даже в том случае, если его контрагент не заключал замещающей сделки.

Что говорят эксперты: Презумпция наличия причинной связи между нарушением и доказанными убытками решает одну из главных проблем всех дел о взыскании убытков, говорит Алена Бачинская, адвокат «S&K Вертикаль»:

Общеизвестно, что большинство требований не удовлетворяются именно потому, что истец не может доказать связь между причиненными ему убытками и нарушением. Суды проявляют формальный подход и предъявляют высокие требования к доказательственной базе. Новые разъяснения ВС упростят задачу истца по доказыванию убытков.

Разъяснения об упущенной выгоде приветствует старший юрист бюро «КИАП» Илья Дедковский: «Суды эту категорию воспринимают как нечто мифическое, несуществующее, поэтому все реже удовлетворяют требования о ее взыскании. Надеюсь, постановление поможет исправить статистику».

Читайте так же:  Положение о психиатрическом освидетельствовании работников образец

2. Возмещение потерь

Что говорится в проекте постановления: Ст. 406.1 Гражданского кодекса дала возможность предусмотреть возмещение потерь, которые не связаны с нарушением обязательств. Докладчик судья Романовский привел пример, когда институт может оказаться полезным: если после приобретения акций общества у него обнаружатся долги (что не всегда может быть известно во время заключения сделки), продавец сможет обязаться их возместить.

Как указано в проекте постановления, требовать возмещение можно по факту наступления потерь. В суде сторона, требующая компенсации, должна будет доказать наличие причинно-следственной связи между наступлением обстоятельства и потерями, гласит проект. Но если она недобросовестно содействовала их наступлению, то на компенсацию рассчитывать не сможет.

Соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. Если неясно, что стороны имели в виду, потери или ответственность за неисполнение обязательства, то выбор надо делать в пользу последнего, написал ВС. Он установил, что условия о потерях независимы от основного обязательства, даже если включены в общий договор. А значит, недействительными они признаются отдельно. Если потери возникли из-за неправомерных действий третьего лица, то сторона, возместившая их сумму, может потребовать эти деньги у третьего лица.

Что говорят эксперты: В проекте установлено, что при неясности условий соглашение не является тем, что предусмотрено ст. 406.1 – ВС фактически вводит отсутствующую в законе презумпцию, объясняет партнер «Интеллект-С» Александр Латыев:

В принципе, подход для начала действия института правильный, но в будущем, возможно, он будет пересмотрен. В противном случае институт рискует стать крайне редко используемым, что, впрочем, может быть и не плохо.

3. Недобросовестное ведение переговоров

Что говорится в проекте постановления: Предполагается, что участники переговоров ведут себя добросовестно, в том числе когда без объяснений отказываются заключать договор. В случае судебного спора истец должен доказать, что ответчик пытался причинить ему вред с помощью переговоров – например, пытался выведать коммерческую информацию или помешать истцу заключить договор с кем-то еще. Другой путь для истца – доказать одно из двух обстоятельств, которые предусмотрены п. 2 ст. 434.1 ГК:

внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны.

Если в последнем случае договор был все-таки заключен, то обманутый контрагент вправе требовать признания сделки недействительной и возмещения убытков.

Возмещение убытков в результате недобросовестных переговоров, как и в других случаях, должно восстановить справедливость – пострадавшая сторона должна оказаться в таком положении, в котором она находилась бы, если бы не вступала в отношения с недобросовестным контрагентом.

Что говорят эксперты: Положения закона многие считали излишне оценочными и неопределенными, а практика практически отсутствует, поэтому разъяснения норм, конечно, пригодятся, считает Андрей Набережный из «Линии права». Он приветствует развитие принципа добросовестности. Вместе с тем юрист сетует, что ВС не дал разъяснений по внезапному прекращению переговоров по п. 2 ст. 434.1 ГК РФ – положение настолько туманное, что нельзя даже предположить, как оно будет применяться. Эта неопределенность ставит ответчика в невыигрышное положение, ведь он не будет знать, находится ли он под защитой принципа добросовестности. В целом, считает Набережный,

Институт только начал развиваться, поэтому сложно предугадать вектор его развития. В проекте постановления даны разъяснения «для начала», возможно, затем за ними последуют другие. В вопросе взыскания убытков с недобросовестной стороны переговоров большую роль играет судейское усмотрение. Пока же, при нынешних нормах и данных разъяснениях ВС, инструмент будет применяться очень редко.

4. Ответственность за неисполнение обязательства в натуре

Что говорится в проекте постановления: Судебная неустойка – это денежные средства, которые присуждаются в случае неисполнения судебного акта об исполнении обязательства в натуре. Как предположил на Пленуме судья Романовский, именно эти положения могут вызвать наибольший интерес.

Факт неисполнения судебного акта об исполнении в натуре подтверждает только судебный пристав. Заявить о ее взыскании ее можно как в основном судебном процессе, так и позднее, в исполнительном производстве. Размер такой неустойки определяет суд на основе принципов справедливости и соразмерности, главное – чтобы неисполнение судебного акта не оказалось выгоднее исполнения.

Судебная неустойка носит штрафной характер и не применяется для административно-правовых споров. С одной стороны, такая неустойка не зачитывается в сумму убытков, которые вызваны неисполнением обязательства в натуре. С другой стороны – на нее нельзя начислить законные проценты по ст. 395 ГК.

Что говорят эксперты: Положения о судебной неустойке, введенные вторым предложением п.1 ст. 308.1, закрепляют в законе разъяснения п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 22 от 04 апреля 2014 года, замечает Латыев. Поскольку ВАС детально объяснил, как определяется данная неустойка, эти положения могут быть полезны для ВС, считает партнер «Интеллект-С».

5. Законные проценты по двум статьям ГК

Что говорится в проекте постановления: В отличие от п. 1 ст. 395 ГК, 317.1 ГК устанавливает не меру ответственности, а плату за пользование денежными средствами в договорном обязательстве. По мнению зампреда АС ПО Плотникова, после введения второй статьи они стали между собой конкурировать, что требует отдельных разъяснений. На Пленуме он также посетовал, что в проекте постановления не решен вопрос, можно ли начислять проценты на сумму судебных расходов.

Согласно проекту постановления, проценты по ст. 317.1 начисляются с момента получения по денежному обязательству товаров, работ или услуг, а при отсрочке или рассрочке – до исполнения обязательства. Если договоры касаются длящихся услуг или предусматривают периодическое внесение платы (лизинг, аренда, договоры хранения, коммунальных услуг и так далее), то пользование деньгами для целей ст. 317.1 начинается с момента окончания оплачиваемого периода.

Размер процентов по ст. 395 ГК определяется исходя из средних ставок банковского процента по вкладам физлиц в месте нахождения кредитора. В проекте постановления нашли ответ вопросы, связанные с определением таких ставок.

Что говорят эксперты: Это самое долгожданное разъяснение ВС, особенно важны положения о том, с какого момента начисляются проценты, говорит Латыев из «Интеллект-С». Споры о правовой природе процентов по ст. 317.1 ГК велись с тех пор, как она была принята, да и в судебной практике нашли отражение разные подходы, рассказывает Илья Дедковский из «КИАП». Разъяснение ВС о том, что это не мера ответственности, соответствует букве и духу закона, соглашаются юристы.

Читайте так же:  Заявление на поворот исполнения судебного приказа образец

6. Уменьшение неустойки судом по ст. 333 (в случае явной несоразмерности последствиям нарушения)

Что говорится в проекте постановления: Рассматривая вопрос об уменьшении размера неустойки, суд должен иметь в виду, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным, чем правомерное.

Если должником является организация, которая занимается коммерческой деятельностью, то неустойка может быть снижена лишь по заявлению должника. В иных случаях проявить инициативу может суд, если видит очевидную несоразмерность неустойки последствиям. Она может выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора значительно ниже начисленной неустойки.

Что говорят эксперты: Основные положения о взыскании неустойки сформулировал еще ВАС, и ВС им следует, говорит Кирилл Коршунов из АБ «Линия права». Положение о том, что суд может самостоятельно снижать неустойку в непредпринимательских спорах, поможет защитить интересы населения в судах общей юрисдикции в случае так называемых «бабушкиных отзывов» (по аналогии с «бабушкиными исками»), считает Коршунов. В то же время зампредседателя АС ПО Плотников на Пленуме привел пример, когда неустойку могут взыскивать в таких размерах, что это может «противоречить публичному порядку»:

Согласно разъяснению Пленума, неустойка по предпринимательским спорам может быть уменьшена лишь по заявлению ответчика. В деле с крестьянского фермерского хозяйства взыскивают 200 000 руб. основного долга и порядка 5 млн неустойки. Ответчик не принимает участия в заседаниях, а это значит, что суд не может по своей инициативе снизить неустойку. Но все-таки считаю, что он вправе применить ст. 10 ГК о недопустимости злоупотребления правом.

Неустойка для предпринимателей должна снижаться лишь в исключительных случаях, но суды это часто игнорируют, указывает Латыев из «Интеллект-С». По его мнению, в постановлении следует прямо прописать, что исключительность случая доказывает тот, кто на него ссылается. Латыев надеется, что это «хоть как-то собьет желание судов защищать должников от взыскания с них непомерных с точки зрения самих судов неустоек».

С проектом постановления Пленума ВС «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/review/view/127039/

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по ГК РФ

Пленум Верховного Суда РФ 23 июня 2015 года принял постановление, в котором дал разъяснения по применению обновленных общих положений Гражданского кодекса, которые регулируют вопросы применения гражданского законодательства, правовое положение физических и юридических лиц, объекты гражданских прав, сделки (включая вопросы недействительности сделок), представительство (включая вопросы выдачи доверенности).

Объективная необходимость принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ (пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ)) вызвана теми изменениями, которые были внесены в гражданское законодательство в рамках реализации Концепции его развития (Концепция была одобрена решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009). Эти изменения, предусмотренные законопроектом № 47538-6, вносились в Гражданский кодекс постепенно, в течение 2012-2015 годов (Федеральные законы от 08.03.2015 № 42-ФЗ, от 05.05.2014 № 99-ФЗ, от 12.03.2014 № 35-ФЗ, от 21.12.2013 № 367-ФЗ, от 30.09.2013 № 260-ФЗ, от 02.07.2013 № 142-ФЗ, от 07.05.2013 № 100-ФЗ, от 30.12.2012 № 302-ФЗ).

Суть разъяснений Пленума Верховного Суда РФ

  • самые общие (и самые принципиальные) вопросы применения гражданского законодательства (состав гражданского законодательства, отношения, регулируемые гражданским законодательством, действие гражданского законодательства во времени и т.д.);
  • правовое положение физических и юридических лиц;
  • объекты гражданских прав;
  • сделки, включая вопросы недействительности сделок;
  • представительство, включая вопросы выдачи доверенности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ также признало не подлежащим применению ряд ранее данных судам разъяснений, включая отдельные пункты совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8), а также постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации» (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22). Соответственно, отдельный интерес представляет вопрос о том, какие именно разъяснения, ранее данные высшими судами, были признаны не подлежащими применению.

В ряде случаев разъяснения носят очевидный характер и напрямую связаны с изменениями Гражданского кодекса. Так, Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-Ф3 в указанный документ были внесены изменения, касающиеся уточнения источников гражданского права. Такой источник права как «обычай делового оборота», неразрывно связанный с предпринимательской деятельностью, был «расширен» до «обычая», который может применяться и в иных отношениях, например, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Соответственно этому пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ дает разъяснения о том, что представляют собой обычаи как источники гражданского права.

В некоторых ситуациях Пленум Верховного Суда РФ счел необходимым уточнить ранее данные разъяснения, несмотря на формальное отсутствие изменений в соответствующих законодательных нормах.

Так, никаких изменений не вносилось в статью 14 Гражданского кодекса (самозащита гражданских прав). Однако пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ указывает на то, что «по смыслу статей 1 и 10 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться, в том числе, в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (статья 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необходимости (статья 1067 ГК РФ)». Одновременно признан не подлежащим применению пункт 9 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8, где говорилось о том, что «самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный».

Аналогичным образом за последние 20 лет никаких изменений не претерпела статья 15 Гражданского кодекса, содержащая общие положения о возмещении убытков, включающих в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. В то же время накопленный опыт применения этой нормы позволил Пленуму Верховного Суда РФ отметить, что:

Позиция Верховного Суда РФ в вопросе недействительности сделок

В связи с этим в ранее применявшемся постановлении Пленума ВАС РФ (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 (не подлежит применению в связи с принятием комментируемого пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25)) говорилось, что «требование налогового органа о применении предусмотренных статьей 169 Кодекса последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход Российской Федерации всего полученного (причитавшегося) по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов». Другими словами, ранее действовавшие разъяснения Пленума ВАС РФ исходили из того, что сделка, совершенная с целью уклонения от уплаты налогов, подпадает под действие статьи 169 Гражданского кодекса. Но при этом у налоговых органов нет оснований требовать взыскания в бюджет всего полученного по такой сделке просто потому, что такое требование выходит за пределы их полномочий.

Читайте так же:  Срок исковой давности по оплате за электроэнергию

Эти разъяснения Пленума ВАС РФ в настоящее время утратили силу. Вопросам применения статьи 169 Гражданского кодекса (которая по-прежнему говорит о том, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна) посвящен пункт 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В этом пункте содержится перечень таких «антисоциальных» сделок (в целом совпадающий с перечнем подобных сделок по п. 1 пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22).

В частности, это сделки, направленные: на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг. Сюда же входят сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми.

В этом же пункте комментируемого постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что «нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности». Это положение является принципиально новым, и такие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ позволяют утверждать, что в настоящее время налоговые органы лишаются возможности указывать в своих правоприменительных актах, что те или иные сделки, связанные с неуплатой налога, являются ничтожными как противоречащие основам правопорядка и нравственности.

Однако даже если и предположить, что в каких-то пограничных ситуациях сделки, связанные с уклонением от уплаты налогов, и могут рассматриваться через призму статьи 169 Гражданского кодекса, остается вопрос о применении последствий таких сделок. Здесь опять необходимо обратить внимание на существенные изменения в этой статье (169 ГК РФ), которые нашли отражение в пункте 85 Постановления Пленума ВС РФ, где отмечено, что:

  • сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, влечет общие последствия, установленные статьей 167 Гражданского кодекса (двусторонняя реституция);
  • в случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход РФ все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Поскольку закон прямо не предусматривает, что в случае совершения сделки, имеющей целью уклонение от налогов, суд может произвести соответствующие взыскания в доход бюджета, постольку даже квалификация такой сделки как противоречащей основам правопорядка или нравственности не позволяет налоговым органам обратиться в суд с подобным иском.

Изменения в гражданско-правовом регулировании вопросов недействительности сделок влекут за собой и переосмысление правовой позиции ВАС РФ, отраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2012 года № 8728/12. Там было сказано следующее: «Договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно статье 168 Гражданского кодекса независимо от признания его таковым судом». (Здесь необходимо учитывать, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Однако если ничтожная сделка недействительна «автоматически», то оспоримая сделка требует ее признания недействительной судом в определенные сроки и в определенной процедуре.)

В настоящее время статья 168 Гражданского кодекса действует в новой редакции, которая устанавливает, что:

  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (п. 73 Постановления Пленума ВС РФ), то есть подлежит признанию недействительной судом по требованию стороны сделки или иного лица, указанного в законе;
  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является ничтожной, если это прямо указано в законе. Примеры такого указания приведены в пункте 73

Постановления Пленума Верховного Суда РФ, они относятся к конкретным статьям Гражданского кодекса;

  • ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. При этом пункт 75 Постановления ВС РФ указывает, что под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды, но при этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Мы видим, что, с одной стороны, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ не говорится о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, нарушают публичные интересы. С другой стороны, там же говорится о том, что нарушение сделкой прав публично-правового образования (а неуплата налогов очевидным образом нарушает права государства) не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Соответственно, в настоящее время нет оснований говорить о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, должны рассматриваться (в т.ч. налоговыми органами) в качестве ничтожных. Не случайно в пункте 77 комментируемого Постановления Пленума ВС РФ (т.е. постановления, касающегося применения норм гражданского законодательства) специальным образом указано на то, что «оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, производится налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством».

Таким образом, комментируемое Постановление Пленума Верховного Суда РФ ориентирует суды на четкое обособление налоговых последствий совершения сделок (которые могут и должны оцениваться налоговыми органами на основе норм Налогового кодекса) от гражданско-правовых последствий тех же самых сделок, вмешиваться в которые налоговые органы права не имеют.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.klerk.ru/law/articles/429368/

Ппвс о гражданской ответственности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here