Рабинович недействительность сделок и ее последствия

Полезная информация в статье: "Рабинович недействительность сделок и ее последствия" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Рабинович недействительность сделок и ее последствия

Проблемы недействительных сделок в Гражданском Праве

1 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и обусловленные ею последствия. Изд. ЛГУ, 1960.-С.12.

абсолютно недействительными. Сделка недействительна сама по себе, и суд обязан объявить ее таковой, установив те обстоятельства, в силу которых она должна быть аннулирована. В других случаях сделки не являются недействи­тельными сами по себе, а являются действительными до тех пор, пока по иску о признании их недействительными, они не будут признаны таковыми — их назы­вают оспоримыми или относительно недействительными В.А. Рясенцев, исхо­дя из того, что оспоримые сделки порождают юридические последствия, но они могут быть аннулированы судом, то правильнее, считает он, делать акцент не на относительной недействительности, а на их относительной действительности.1

Требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе (п.2.ч.2 ст.166ГК).

Деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные имеет не столько теоретическое, сколько практическое значение. Во-первых, поднять во­прос о действительности оспоримых сделок могут только лица, указанные в ГК. Это, как правило, вторая потерпевшая сторона, либо действующая под влияни­ем заблуждения и некоторые другие лица. Недействительность ничтожных сде­лок заранее предрешена законом, и отсюда следует, что обратиться с требова­нием, признать ее недействительной может любое заинтересованное лицо, либо суд по собственной инициативе.

Во-вторых, это имеет значение, главным образом, для определения по­следствий недействительности оспоримых и ничтожных сделок. В отличие от оспоримой ничтожная сделка является недействительной независимо от ее при­знания таковой судом. И если в ничтожной сделке не ставится вопрос о возвра­те, переданного по сделке, то она не нуждается в том, чтобы суд признал ее не­действительной, как при оспоримых сделках. Но даже если никаких вопросов , связанных с последствиями ничтожных сделок не возникает, для сторон важно

1Рясенцев В.А. Сделки по советскому гражданскому праву. Лекции для студентов ВЮЗИ.1951.-СЛ 19.

установление судом факта недействительности сделки. Здесь Брагинский М.И. справедливо предлагает при решении этого вопроса учитывать существенное различие в природе двух исков: одного о признании оспоримой сделки (преоб­разующий иск), а другой — о признании сделки ничтожной (иск о признании)/

Но бывают случаи, когда лицо может просить не признавать сделку не­действительной, даже если на то имеются основания, предусмотренные зако­ном. Это последствия нарушения нотариальной формы сделки и государствен­ной регистрации (ст. 165 ГК) и заключение сделок лицами, признанными недее­способными (171 ГК).

Таким образом, хотя и ничтожная сделка будет недействительной с мо­мента ее заключения и без решения суда, такое решение необходимо для того, чтобы внести ясность в отношения между сторонами и другими заинтересован­ными лицами.

1 Брагинский М.И. Осуществление и защита гражданских прав. Сделки. Представи­тельство. Исковая давность// Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Феде­рации. — 1995.-№ 7. — С. 108.

ГЛАВА II. ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ

§ 1. Совершение сделок, противоречащих закону или иным нормативным актам, а также, цель которых противоречит основам правопорядка и нравственности

Для избежания дальнейшей ошибки сразу следует очертить границы при­менения ст. 168 ГК, которая предусматривает недействительность сделок, не со­ответствующих закону или иным правовым актам, и уяснить всякая ли противо­законная сделка попадает под названную статью.

В чем же заключается противозаконность сделки? В.П. Мозолин выделяет 3 основных показателя законности содержания договора:

1) видовая характеристика договора;

2) базис договоренности сторон;

3) цель договора.1

И каждый из этих показателей оценивается с точки зрения соответствия закону.

Нельзя согласиться со вторым показателем законности содержания дого­вора.

Незаконным может быть само содержание сделки. Содержание договора составляют его условия. Перечень существенных условий устанавливается при­менительно к конкретному типу договоров. Общим является то, что совокуп­ность существенных признаков составляет предмет договора. Если же стороны не достигли согласия по существенным моментам сделки, то, следовательно, сделка просто не возникла и не породила никаких гражданских прав и обязан-

1 Мозолин В. П., Фарнсворт Е.А. Договорное право в США и СССР. История и общие концепции. — М.Д988. — С.232.

ностей. Ибо договор считается заключенным, если стороны достигли согласия по всем существенным условиям договора (пЛ.ст.432 ГК). И «базис договорен­ности между сторонами» необходим для возникновения гражданских правоот­ношений. Иначе, отсутствие согласия сторон по основным пунктам, необходи­мым для его заключения исключает саму возможность заключения сделки. Дру­гое дело, что содержание условий сделки не соответствует закону или иным правовым актам.

Гражданский Кодекс говорит о следующих способах определения усло­вий, признаваемых существенными: «Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых ак­тах как существенные или необходимые для данного вида, а также все те усло­вия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достиг­нуто соглашение» (ст.437 ГК).

Помимо существенных условий, оказывающих прямое влияние на юриди­ческую действительность договора, в содержание договора могут входить и другие условия , не обладающие подобной силой. В литературе их принято на­зывать обычными или случайными.

Обычные условия, как правило, конкретизируют содержание сделки, и даваемые в них решения типичны для соответствующего типа договора. Авто­матически включаются в текст сделки.

Случайные условия отклоняются от условий, обычно применяемых в практике. И поэтому их включение в договор обязательно. Так, стороны могут предусмотреть иной момент перехода права собственности к приобретателю, нежели это указано в ст. 224 ГК.

Таким образом, стороны должны достичь согласия при определении круга своих прав и обязанностей по отношению друг к другу и к третьим лицам. Тре­бования определенности договора означает, что взаимные обязательства сторон должны быть определены с достаточной точностью для того, чтобы мог быть установлен объем взаимных притязаний, исполнение которых в случае надоб-

ности может быть обеспечено санкцией правового принуждения.1

Ярославская автоколонна № 1138 и арендное предприятие «Экремтранс» заключили договор аренды. П. 2 ст. 7 Основ законодательства РФ об аренде со­держит основные условия, которые должны отражаться в договоре аренды. При отсутствии хотя бы одного из них договор аренды считается незаключенным. В оспариваемом договоре не содержится предмета договора, не оговорен состав имущества, передаваемого в аренду, но имеется ссылка на приложение № 1 с перечнем основных фондов, находящихся в распоряжении арендатора. Однако этого приложения в материалах дела не было. При отсутствии подробного пе­речня имущества, передаваемого в аренду, невозможно правильно рассчитать размер арендной платы. В договоре также не была определена стоимость иму­щества, передаваемого в аренду. При данных обстоятельствах договор аренды признан судом недействительным.2

Источник: http://www.newreferat.com/ref-12158-3.html

НЕДЕЙСИВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК

Согласно, Гражданскому Кодексу под недействительностью сделки понимается ненаступление в силу закона тех юридических последствий, которые стороны желали вызвать своими действиями при заключении сделки. Недействительная сделка недействительна с момента ее совершения (п.1 ст.167 ГК РФ).

В литературе обсуждался вопрос о том, можно ли недействительные сделки признавать сделками, или же природа их такова, что они должны быть отнесены к другим категориям юридических фактов.

По мнению И.Б. Новицкого, А.Н. Арзамасцева Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. — М: 1954 г., с.22., недействительные сделки, несомненно, являются действиями неправомерными. Как юридические факты они существуют и порождают определенные последствия; правомерность же или неправомерность, не будучи необходимым элементом сделки, определяет лишь те или другие ее последствия.

Так же к числу тех, кто давал положительный ответ на этот вопрос, относилась Н.В. Рабинович. Она считала: «недействительная сделка:

Читайте так же:  Судебное следствие часть судебного разбирательства

она представляет собой волевое действие, выражающее в определенной форме волю субъекта;

волеизъявление в ней, как и во всякой сделке, направлено на установление, изменение или прекращение правоотношения;

в результате совершения недействительной сделки возникает определенное правоотношение (хотя и такое правоотношение, которое не имеет права на существование);

участники ее, возможно, стремились к установлению того или иного правомерного отношения и никаких иных целей не преследовали». Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г.

С данным мнением можно в какой-то мере и согласиться, так как, допустим, при совершении сделки несовершеннолетним её участники стремились к достижению какого-либо правового результата. Но в то же время, если обратиться к одному из видов недействительных сделок — мнимая сделка, как видим, что ни один из указанных выше признаков в такой сделке не присущ.

Поэтому недействительные сделки скорее всего нужно отнести к категории «не сделок», к категории неделиктных правонарушений, которые не вызывают того правового эффекта, на достижение которого они были направлены, а, наоборот, как и все правонарушения вызывают нежелательный результат. Также немаловажное значение и будет иметь то, что, если мы будем считать недействительную сделку сделкой, то придётся из данного понятие убрать само слово «сделка», так как сделка — это правомерное, не противоречащее закону действие.

Недействительная сделка не способна породить желаемые сторонами последствия, но при соответствующих условиях порождает нежелаемые последствия. Последние представляют собой определенные санкции, вызванные противоправным характером совершаемой сделки.

Само понятие «недействительность сделки» означает, что действие, совершенное в форме сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те последствия, наступления которых желали субъекты.

Признание сделок недействительными направлено на охрану правопорядка и влечет за собой аннулирование прав и обязанностей, реализация которых привела бы к нарушению закона.

Ст.166 ГК РФ воспроизводит традиционное деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные.

Абсолютно-недействительные (ничтожные) — сделка, которая недействительна в силу самого ее несоответствия требованиям закона, т.е. для признания такой сделки недействительной достаточно констатации судом лишь одного факта совершения такого действия. При обнаружении факта совершения абсолютно-недействительных (ничтожных) сделок юрисдикционный орган по своей инициативе применяет нормы, влекущие те негативные последствия, которые предусмотрены на случай их совершения.

Относительно-недействительные (оспоримые) — сделка, недействительность которой должна быть констатирована юрисдикционными органами, по иску заинтересованных лиц, т.е. действительность такой сделки поставлена в зависимость от обращения в юрисдикционные органы, контакта прокурора, других заинтересованных лиц и организаций.

Если последние не обращаются в юрисдикционные органы и не требуют признать сделку недействительной — она действует.

Если в суде возникает спор о том, что сделка совершена под влиянием обмана со стороны одного из субъектов, то она может быть признана недействительной не сама по себе, а только при доказанности дефектности (упречности) воли субъекта, считающего себя обманутым.


Источник: http://vuzlit.ru/1362060/nedeysivitelnost_sdelok

37832 (Недействительность сделок и ее последствия), страница 6

Описание файла

Видео (кликните для воспроизведения).

Документ из архива «Недействительность сделок и ее последствия», который расположен в категории «рефераты». Всё это находится в предмете «гражданское право и процесс» из раздела «Студенческие работы», которые можно найти в файловом архиве Студент. Не смотря на прямую связь этого архива с Студент, его также можно найти и в других разделах. Архив можно найти в разделе «рефераты, доклады и презентации», в предмете «гражданское право и процесс» в общих файлах.

Онлайн просмотр документа «37832»

Текст 6 страницы из документа «37832»

В соответствии с п.1 ст.181 ГК срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет десять лет. Он начинает течь со дня, когда началось исполнение сделки одной из сторон, а если стороны начали исполнять сделку одновременно, то со дня, когда началось это исполнение.

Сегодня обновленное гражданское законодательство проходит проверку эффективности своего применения, и прежде всего при регулировании отношений в сфере предпринимательства. Уже появились сложности в толковании и применении отдельных его норм и институтов. Не исключение составляет и признание сделок недействительными.

Гражданский кодекс содержит достаточно абстрактное понятие ничтожной сделки: « не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов.» (ст. 168 ГК), поэтому при любой возможности та или иная сторона в случае возникновения спора заявляет о ничтожности заключенного договора. . И арбитражному суду становится сложно определить, признать ли ее ничтожной или оспоримой.

Более того, хотя законодатель по ничтожным сделкам прямо предусмотрел лишь требование о применении последствий их недействительности, суды практически вынуждены устанавливать факт их ничтожности так же, как они делают это и применительно к оспоримым сделкам. Не случайно в постановлении Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» дано разъяснение о том, что Кодекс не исключает возможности предъявления исков о признании недействительными ничтожных сделок, споры по которым рассматриваются в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица (п.32). Поэтому не было смысла включать в новый Гражданский кодекс требование о применении в судебном порядке только последствий ничтожных сделок.

В настоящей курсовой работе рассмотрены признаки сделки, понятие недействительной сделки, виды недействительных сделок, пороки сделок, последствия признания их недействительными, а также сроки исковой давности. Так же я постарался привести примеры из судебной практики, чтобы на примерах показать те или иные виды недействительных сделок.

Список использованной литературы:

Гражданский кодекс РФ. — М.: 1995

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный). Под ред. О.Н. Садикова – М.: Инфра-М,1997.

Постановление Пленума ВС и ВАС РФ № 6/8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ», Бюллетень ВС РФ № 9 1996 г.

Вестник ВАС РФ 1996г. №7

Гражданское право: Т. 1: Учебник/ под ред. Проф. Е.А. Суханов.-2-е изд.,перераб и доп.- М.: Издательство БЕК, 2000.

Гражданское право. Часть первая. Учебник/ под ред. А.Г.Калпина, А.И.Масляева.-М.:Юристъ, 1997.

Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание пятое, переработанное и дополненное./ Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.-М.:»ПБОЮЛ Л.В.Рожников», 2000.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд. 2-е, спр.-М.: «Стату», 1999.

Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. Изд. 2-е, доп.- М.: Юрайт 2000.

Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. -М: 1954 г.

Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г.

Советское гражданское право. т.1. — м: «Высшая школа». 1985 г

Иоффе О.С. Советское гражданское право. т.1. — М.: 1959 г

Рагулина С. Мнимые сделки как способ сокрытия имущества от взыскания. //ЭиЖ №49 1996 г., с.29.

1 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. -М: 1954 г., с.22.

2 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г.

3 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность: -М: 1954 г., с.67.

4 Постановление Пленума ВС и ВАС РФ № 6/8, п.38.

5 Постановление Пленума ВС и ВАС РФ № 6/8, п.45

6 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г.

7 Постановлению Пленума ВАС от 1 июля 1996 г. № 6/8 п.32

8 Вестник ВАС РФ 1996г. №7, с.44

9 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г., с.73.

10 Советское гражданское право. т.1. — м: «Высшая школа». 1985 г., с.258.

11 Иоффе О.С. Советское право. т.1. — М.: Госюриздат, 1959 г., с.155.

12 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г., с.89.

14 Рагулина С. Мнимые сделки как способ сокрытия имущества от взыскания. //ЭиЖ №49 1996 г., с.29.

15 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г., с. 87.

16 Иоффе О.С. Советское гражданское право. т.1. — М.: 1959 г., с223.

17 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и её последствия. — Издательство Ленинградского университета: 1960 г., с. 88.

Источник: http://studizba.com/files/show/doc/96619-6-37832.html

Правовые последствия недействительности сделок

1. Правовые последствия признания сделок недействительными зависят от того, исполнена или не исполнена сделка.

Если сделка не была исполнена, она не порождает никаких правовых последствий. Ни одна из сторон не вправе требовать ее исполнения. При этом в случае, когда предметом сделки была индивидуально-определенная вещь, сторона сделки, требующая возврата вещи не должна доказывать своего вещного права на нее, а другая сторона не имеет права ссылаться на добросовестность ее приобретения. Основанием реституции является сам факт признания судом недействительности сделки.

Иначе решается вопрос в случаях, когда сделка частично или полностью исполнена. Встает вопрос о последствиях недействительности сделки и о судьбе имущества, переданного одной или обеими сторонами во исполнение сделки. Решение зависит от основания, по которому сделка признана недействительной, от наличия умысла у одной или каждой из сторон и от того, обе стороны или одна из них исполнила сделку.

Последствием признания сделки недействительной может быть двусторонняя или односторонняя реституция либо недопущение реституции (от лат. restituere – снова ставить, вновь приводить в порядок, возмещать, восстанавливать)[470].

2. Общее правило о последствиях недействительности сделок содержится в п. 2 ст. 168 ГК: «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены настоящим Кодексом либо иными законодательными актами». При этом в случае, когда предметом сделки была индивидуальная вещь, сторона, требующая возврата вещи, не должна доказывать своего вещного права на нее, а другая сторона не имеет права ссылаться на добросовестность ее приобретения. Основанием реституции является сам факт признания судом недействительности сделки. Иначе говоря, по общему правилу недействительность сделки влечет двустороннюю реституцию.

В случае возвращения имущества в натуре, если оно использовалось, учитывается его состояние с учетом нормальной амортизации. Если его качество повысилось вследствие внесения в него улучшений, сторона, которой имущество возвращается, должна возместить стоимость необходимых улучшений.

Двусторонняя реституция установлена для следующих случаев недействительности сделок:

– с нарушением формы;

– в связи с нарушением требования государственной регистрации сделки;

– сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности;

Поделитесь ссылкой пожалуйста:
Видео (кликните для воспроизведения).

– совершенных недееспособными гражданами и с выходом за пределы ограниченной дееспособности граждан (в возрасте до 14 лет, от 14 до 18 лет), ограниченных в дееспособности;

– совершенных с выходом за пределы правомочий на совершение сделок представителем или органом юридического лица;

– совершенных гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими;

– совершенных под влиянием существенного заблуждения;

– сделки, совершение которых запрещено законом при отсутствии умысла каждой из сторон.

3. Односторонняя реституция состоит в том, что потерпевшему в сделке возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Республики Беларусь. Такие последствия наступают, когда сделка совер­шена под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, а также сделка, которую одно лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка).

Такие же последствия влечет недействительная сделка, совершение которой запрещено законодательством при отсутствии умысла у одной из сторон.

4. При двусторонней и односторонней реституции в некоторых случаях наступают дополнительные имущественные последствия. Их суть заключается в том, что одной стороной сделки, признанной недействительной, возмещаются расходы, стоимость утраченного или поврежденного имущества другой стороны. Такие последствия наступают в случаях, когда сделка признана соответственно ничтожной или недействительной, как совершенная гражданином:

– признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 172 ГК);

– несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 173 ГК);

– несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 176 ГК);

– гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 178 ГК);

– гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК).

Во всех этих случаях, кроме возврата полученного, дееспособная сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны (п. 1 ст. 172 ГК).

В случае признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделки, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, кроме возврата полученного потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб (ст. 180 ГК).

В случае признания недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не будет доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны (п. 2 ст. 179 ГК).

5. Недопущение реституции предусмотрено ст. 170 ГК в случае заключения сделки, запрещенной законодательством. Такая сделка ничтожна. Ее последствия зависят от наличия умысла у сторон, заключивших сделку, и от исполнения сделки обеими или одной из сторон.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки в доход Республики Беларусь взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной, с другой взыскивается в доход Республики Беларусь все полученное ею и все причитающееся с нее первой стороне (в возмещение полученного).

При наличии умысла лишь у одной из сторон сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей от виновной стороны в возмещение исполненного взыскивается в доход Республики Беларусь (ст. 170 ГК). Исключение составляет правило п. 1 ст. 841 ГК, согласно которому, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. Уплаченная излишне часть страховой премии возврату не подлежит, но не обращается в доход государства.

6. Следует особо подчеркнуть, что к требованию о возврате исполненного по недействительной сделке применяются правила о возврате неосновательного обогащения, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа соответствующих отношений (ст. 972 ГК).

7. Правила о последствиях недействительности сделок применяются с определенными ограничениями, когда речь идет о последствиях недействительности договора купли-продажи предприятия. Правила, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору купли-продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законодательством интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат государственным и общественным интересам (ст. 537 ГК).

1. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. № 3–4.

2. Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М.: Беражов-Пресс, 2003.

3. Денисевич Е.М. Основы учения об односторонних сделках в гражданском праве: Монография. Екатеринбург: Уральский гуманитарный институт, 2005.

4. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь с приложением актов законодательства и судебной практики (постатейный): В 3 кн. Кн. 1. Разд. I. Общие положения. Разд. II / Под ред. В.Ф. Чигира. Мн.: Амалфея, 2005.

5. Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М.: Юрлитинформ, 2004.

6. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М.: Госюриздат, 1954.

7.Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.: Ленингр. ун-т, 1960.

8. Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк / Под ред. Б.Л. Хаскерберга, В.М. Чернова. Томск: Пеленг, 1998.

9. Тузов Д.О. Общие учения теории недействительных сделок и проблемы их восприятия в российской доктрине, законодательстве и судебной практике: Автореф. дис. . доктора юрид. наук. Томск, 2006.

10. Чигир В.Ф. Сделки // Промышленно-торговое право. 1999. № 2–3.

11. Шахматов В.П. Составы противоправных сделок.

Источник: http://helpiks.org/8-39864.html

К вопросу о последствиях недействительности сделок

Библиографические данные о статье:
Егоров Ю.П. К вопросу о последствиях недействительности сделок // Российский судья. № 10 — М.: Юрист, 2006. С. 28-31.

Источкник: Российский судья. № 10 — М.: Юрист, 2006.

Описание/аннотация: Рассмотренные аспекты последствий недействительности сделок не претендует на всестороннее их изучение, но учет высказанных соображений в правоприменительной деятельности будет способствовать регулированию социальных связей в целях наиболее полного удовлетворения интересов участников сделок и обеспечению стабильности гражданского оборота.

Судебная практика свидетельствует о том, что применение законодательства о сделках не характеризуется однообразным подходом. Это предопределяет необходимость исследования института сделок, в том числе изучение последствий их недействительности, которые могут быть материально-правовыми и процессуально-правовыми. Первыми являются реституция, возмещение стоимости имущества, взыскание в доход государства и взыскание убытков. Ко вторым относится процедура лишения юридической силы акта поведения как сделки, состоящая в определении круга лиц, уполномоченных заявлять иски о недействительности сделок и о применении последствий их недействительности, в исчислении давностных сроков при недействительности и проч.

Двусторонняя реституция должна применяться не только в случаях, прямо предусмотренных в законе (ст. ст. 171, 172, 175 — 178 ГК РФ), но и при отсутствии таковых указаний (недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности; недействительность сделки, совершенной с превышением полномочий; недействительность мнимой и притворной сделок и сделок с нарушением требуемой законом конститутивной формы). Отличительной особенностью реституции при недействительности договора является действие обеих сторон невиновно или по неосторожности, но без прямого умысла. При недействительности односторонней сделки решение вопроса о возмещении стоимости имущества в деньгах должно основываться на функциональной связи норм ст. 168 и п. 1 ст. 1102 ГК РФ. Стоимость имущества, полученного по такой сделке, следует изымать по режиму неосновательного обогащения.

Из буквального смысла п. 2 ст. 167 ГК РФ следует, что указанная в законе компенсационная реституция представляет собой безусловную обязанность получателя возместить другой стороне при недействительности сделки реальный ущерб, вызванный невозможностью возврата полученного, независимо от того, в результате чьих действий и по чьей вине наступила эта невозможность. Но такая трактовка реституции противоречит принципам гражданского права, игнорирует правила о бремени несения риска случайной гибели вещи и об ответственности за невозможность исполнения обязательства, поэтому п. 2 ст. 167 ГК РФ должен применяться не изолированно, а в совокупности с другими нормами.

В отличие от двусторонней реституции односторонняя реституция состоит в возврате в первоначальное положение одной стороны, а к другой стороне применяется изъятие имущества в доход государства (п. 2 ст. 179 и ч. 3 ст. 169 ГК РФ). Причем в п. 2 ст. 179 ГК РФ указано, что при невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Посредством этих правил осуществляется защита нарушенного интереса и происходит целенаправленное воздействие на нарушителя путем ущемления его имущественных прав и интересов. Предпосылкой изъятия имущества в доход государства является, во-первых, признание правом имущества неосновательно приобретенным или сбереженным, что обусловливается фактом недействительности сделки, а во-вторых, отсутствие правовых оснований владения полученным имуществом.

При наличии умысла у обеих сторон сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. Нормативным закреплением данного правила законодатель исключает реституцию. Между государством и сторонами возникает правоотношение, в силу которого последние обязаны передать государству все полученное или причитающееся по сделке. Поскольку законодателем не регулируется ситуация, при которой по какой-либо причине имущество не может быть изъято в доход государства, то представляется возможным в данном случае использовать правила п. 2 ст. 179 ГК РФ о возмещении стоимости имущества в деньгах.

При рассмотрении вопроса о взыскании в доход Российской Федерации следует учесть существующее в цивилистике мнение о невозможности отнесения данного взыскания к конфискации [1] . Между тем большинство ученых придерживалось позиции о природе этого взыскания именно как конфискации [2] . Кроме того, в литературе такое изъятие в доход государства расценивалось как новое юридическое явление [3] или как штраф [4] .

Если исходить из того, что термины «конфискация» и «взыскание в доход Российской Федерации» не совпадают по объему, различаются по сфере и основаниям применения, и учитывать, что конфискация в основе своей характерна для публичных отраслей права, то более правильным будет отнесение взыскания в доход государства по своей природе к штрафным санкциям. Это административно-правовая мера, не характерная для сделок. Она не имманентна природе сделок, но необходимость этих взысканий в виде штрафных санкций предопределяется стремлением законодателя исключить усиление административного давления в гражданском праве.

Убытки как последствия недействительности сделок можно подразделить на две группы. К первой следует отнести убытки, связанные с судьбой предоставленного по недействительной сделке. Это наличный ущерб, то есть недостача, гибель, ухудшение переданной по сделке вещи, ответственность за который предусмотрена п. 2 ст. 1104 ГК РФ. К этой же группе относятся неполученные доходы (упущенная выгода), то есть доходы, в том числе проценты по ст. 395 ГК РФ, которые приобретатель извлек или должен был извлечь из полученного по недействительной сделке имущества, взыскиваемые на основании ч. 1 ст. 303 ГК РФ и ст. 1107 ГК РФ.

Вторую группу составляют убытки, не имеющие отношения к судьбе предоставленного по недействительной сделке, но связанные со сделкой. Например, расходы по принятию и доставке вещи, возврату ее при реституции. Взыскание этих убытков допускается в размере реального ущерба потерпевшего лишь в случаях, предусмотренных законом.

Взыскание убытков не является единственным дополнительным правовым последствием недействительности сделок. В.А. Рясенцев справедливо к ним относил предусмотренную в п. 3 ст. 167 ГК РФ возможность суда прекратить действие оспоримой сделки на будущее время [9] . Дополнительным правовым последствием может быть иск любого заинтересованного лица о запрещении исполнения сделки, если при этом нарушается право этого лица или создается угроза его нарушения.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом, поскольку дефектность акта поведения очевидна и законодатель дает возможность любому заинтересованному субъекту инициировать применение норм о последствиях недействительности, в том числе и в целях обеспечения своего интереса. В данном случае охраняемые законом права и интересы участников дефектной сделки не нарушаются, так как законодатель априори не придает их поведению статуса сделок. Более того, инициирование этих вопросов упорядочивает гражданский оборот. В этих же целях закон позволяет суду применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе.

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в Гражданском кодексе Российской Федерации. Правильность позиции законодателя в этом вопросе состоит в том, что ограниченный законом круг истцов исключает вмешательство третьих лиц в споры по существу действий, которые специально сконструированы законом под обеспечение частного интереса.

Законодателем не решен вопрос о сроке исковой давности для предъявления требования о признании ничтожной сделки действительной. Такие последствия возможны при совершении недееспособными или малолетними лицами сделок к своей выгоде. Поскольку по общему правилу сделки этих лиц отнесены к категории ничтожных, постольку для признания их действительными к ним не может быть применен специальный срок исковой давности в один год, как при оспоримости сделок. В то же время к этим сделкам неприменим и десятилетний срок, так как речь идет об ином требовании, нежели о применении последствий ничтожности. Представляется, что в данном случае надлежит руководствоваться общим сроком исковой давности в три года.

Рассмотренные аспекты последствий недействительности сделок не претендуют на всестороннее их изучение, но учет высказанных соображений в правоприменительной деятельности будет способствовать регулированию социальных связей в целях наиболее полного удовлетворения интересов участников сделок и обеспечению стабильности гражданского оборота.

[1] См.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 2000. С. 117 — 118.

[2] Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Учен. зап. ВИЮН. 1947. Вып. 5. С. 54; Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.: ЛГУ, 1960. С. 134; Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 251.

Источник: http://www.civilista.ru/articles.php?id=36

Рабинович недействительность сделок и ее последствия

Цель работы

Исследование природы мнимых и притворных сделок и выявление очевидных разграничений их с иными видами недействительных сделок, основываясь на анализе законодательства Российской Федерации.

Материал и методы исследования

Материалом для анализа послужили собственные исследования нормативных правовых актов и периодической литературы в области цивилистики по вопросам, посвященным мнимым и недействительным сделкам.

Результаты исследования и их обсуждение

Большинство классификаций оснований недействительности сделок связано с пороками определенных элементов сделки. Как правило, недействительные сделки подразделяются на сделки с пороками формы, содержания, сделки с пороком субъектного состава и сделки с пороками воли. По мнению Н.В. Рабинович, недействительность сделок обусловлена: 1) дефектами воли; 2) дефектами волеизъявления; 3) несоответствием между волей и волеизъявлением; 4) отсутствием требуемого по закону согласия на сделку со стороны третьих лиц [5, с. 8]. О.В. Гутников все основания недействительных сделок разделяет на два вида:

1) формальные (когда для признания сделки недействительной достаточно наличие прямо указанных в законе признаков недействительности);

2) материальные (когда для признания сделки недействительной, помимо формальных признаков, требуется также наступление неблагоприятных последствий в виде нарушения чьих-либо прав и законных интересов) [1].

Можно выделить три позиции относительно оснований недействительности сделок: 1) порок воли; 2) порок содержания; 3) порок воли и содержания.

К сделкам с пороками содержания относятся: сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ), сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ), а также с разной степенью обоснованности мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК РФ).

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды нередко выносят решения о недействительности указанных сделок, применяя положения ст. 170 ГК РФ в системной связи с нормами ст. 168, 169 ГК РФ. Кроме того, нередко заинтересованные лица предъявляют требования о признании сделок недействительными одновременно на основании ст. 168, 169, 170 ГК РФ.

Определение оснований отграничения мнимых и притворных сделок от сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, а также сделок, не соответствующих закону или иным правовым актам, будет способствовать правильной квалификации данной категории ничтожных сделок и верному определению конфискационных последствий их совершения.

Представляется, что отграничение мнимых и притворных сделок от сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, можно провести по следующим основным критериям:

1) характеристика цели, преследуемой субъектами сделок;

2) наличие умысла в действиях субъектов сделки.

Различие между мнимой и притворной сделками состоит в том, что если мнимые сделки совершаются для того, чтобы создать у третьих лиц ложное представление о намерениях участников сделки, то притворные сделки совершаются не просто для вида, а для прикрытия другой сделки, которую стороны намерены в действительности совершить. В притворной сделке принято различать две сделки: а) собственно притворную сделку, совершаемую для вида (прикрывающая сделка); б) сделку, в действительности совершаемую сторонами (прикрываемая сделка). Первая сделка как не имеющая основания всегда недействительна (ничтожна), а действительность второй сделки оценивается с позиций применимых к ней правил.

Статья 169 ГК РФ особо выделяет опасную для общества группу недействительных сделок — так называемые антисоциальные сделки, противоречащие основам правопорядка и нравственности.

В соответствии с положениями Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10.04.2008 N 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации» при определении сферы применения ст. 169 ГК РФ судам необходимо исходить из того, что в качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

Важным условием применения ст. 169 ГК РФ является то, что противной основам правопорядка и нравственности должна быть именно цель сделки. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 10 апреля 2008 г. № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 ГК РФ» отметил следующее: «Для применения статьи 169 ГК РФ необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности, если в ходе судебного спора будет установлено ее наличие хотя бы у одной из сторон сделки».

Таким образом, сделка считается ничтожной согласно ст. 169 ГК РФ при одновременном наличии следующих условий:

1) цель сделки должна быть признана противной основам правопорядка и нравственности, когда права и обязанности, к установлению которых стремились стороны при совершении сделки, противоречат основам правопорядка и нравственности;

2) наличие хотя бы у одной из ее сторон умысла на нарушение основ правопорядка и нравственности посредством совершения данной сделки;

3) исполнение сделки одной или обеими сторонами.

И.В. Матвеев, характеризуя субъективную сторону мнимой сделки, пишет: «Субъекты совершают сделку с целью создать видимость перед третьими лицами возникновения реально не существующих прав и обязанностей» [3]. Определение цели притворной сделки содержится в п. 2 ст. 170 ГК РФ: притворной признается сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку. При оценке сделки судом выясняются действительная воля ее сторон, цель договора. По смыслу ст. 170 ГК РФ притворные сделки направлены на то, чтобы скрыть действительную волю сторон.

В отличие от сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, признание сделок недействительными на основании ст. 170 ГК РФ возможно только при условии, если стороны сделки преследуют общую цель и между ними достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Намерения и цели одного участника сделки недостаточно.

В ст. 168 ГК РФ установлена недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам: «Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения». В доктрине ст. 168 Гражданского кодекса РФ рассматривается как общая норма и применяется в случаях, когда совершается сделка, которая противоречит по своему содержанию и своей направленности требованиям закона. При этом ст. 168 ГК РФ подлежит применению при одновременном указании статьи Кодекса или правового акта, устанавливающего основание недействительности сделки.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды очень часто используют понятие «притворная сделка» как синоним нарушения закона. И.Г. Ташкер отмечал: «Сделка, совершенная в обход закона, имеет своим результатом осуществление цели, противоречащей закону» [10, с. 114].

Следует отметить, что применение ст. 168 ГК РФ основано на объективном критерии — противоречии сделки требованиям законодательства, поэтому наличие или отсутствие вины сторон не имеет юридического значения для применения этой статьи. Несоответствие требованиям законодательства само по себе является достаточным основанием для подтверждения факта ничтожности сделок.

Однако возможны ситуации, когда притворная сделка прикрывает сделку, совершенную с целью, противной основам правопорядка и нравственности, т.е. стороны заключают сделку, которая формально не нарушает требований законодательства. В данных случаях к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ), в силу чего притворная сделка квалифицируется как ничтожная исключительно по ст. 170 ГК РФ, а прикрываемая сделка при наличии к тому оснований может быть квалифицирована по ст. 169 Кодекса. К.И. Скловский отмечает: «Чаще всего стороны не имеют никакого намерения обнаруживать антисоциальную сделку, даже и прикрывая ее другой, ведь притворная сделка всегда заключается для ее демонстрации, предъявления третьим лицам или государственным органам тем или иным способом» [8, с. 6].

Конституционный Суд РФ в Определении от 8 июня 2004 г. № 226-О указал, что уклонение от налогов — цель, заведомо противная основам правопорядка и нравственности. Для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговым органам было рекомендовано руководствоваться ст. 170 ГК РФ и предъявлять требование о признании совершенных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия (мнимых), либо с целью прикрыть другую сделку (притворных), поскольку удовлетворение этого требования способствует реализации соответствующей задачи по контролю.

Стороны мнимых и притворных сделок также совершают указанные сделки умышленно и полностью осознают последствия их совершения. В связи с этим законодатель объявляет мнимые и притворные сделки ничтожными, т.е. недействительными, независимо от признания их таковыми судом.

К последствиям недействительности мнимых и притворных сделок применяются общие положения о недействительных сделках. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Кроме того, в п. 2 ст. 170 ГК РФ установлено специальное правило последствия совершения притворной сделки: «К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила».

Специальные последствия недействительности сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, установлены в ст. 169 ГК РФ. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход РФ взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход РФ все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход РФ.

Таким образом, мнимые и притворные сделки не исполняются, в связи с чем применение к данным сделкам конфискационных последствий является необоснованным. Целью мнимых и притворных сделок является скрыть другую сделку, создать видимость правоотношений, а данная цель не может быть квалифицирована как цель, противная основам правопорядка и нравственности.

Кроме того, рассматривая положения ст. 170 ГК РФ в системной связи со ст. 168 ГК РФ, следует отметить, что содержание мнимых и притворных сделок, в отличие от их правового результата, как правило, не противоречит закону. Участники гражданского оборота, использующие конструкцию мнимых и притворных сделок в противоправных целях, как правило, достаточно хорошо осведомлены о содержании правовых норм и правоприменительной практики, в связи с чем их действия прикрываются законными действиями.

Несмотря на это, если судом будет установлено, что правовой результат прикрываемой сделки противоречит закону, притворная сделка в соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ признается недействительной, а прикрываемая признается недействительной как сделка, совершенная с целью, противоречащей закону. В свою очередь действия, направленные на обход установленных законом ограничений, не должны отождествляться с притворными сделками, а должны определяться как действия, противоречащие закону, и квалифицироваться исключительно по ст. 168 ГК РФ.

Заключение

Резюмируя вышеизложенное, следует отметить, что мнимым и притворным сделкам, сделкам, противоречащим закону или иным правовым актам, а также сделкам, совершенным с целью, противной основам правопорядка и нравственности, присущи и общие черты.

У мнимых и притворных сделок имеется общий квалифицирующий данные сделки дефект — отсутствие направленности воли на установление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей. В притворной сделке принято различать две сделки: 1) собственно притворную сделку, совершаемую для вида (прикрывающая сделка); 2) сделку, в действительности совершаемую сторонами (прикрывающая сделка).

Между тем такой субъективный признак, как умысел, является признаком, объединяющим мнимые и притворные сделки и сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности. Поэтому лишь в случае возникновения спора и при наличии убедительных допустимых и достоверных доказательств, свидетельствующих об отсутствии у участников сделок воли на их исполнение, мнимость и притворность данных сделок может быть выявлена и доказана.

Рецензенты:

Тонков Е.Е., д.ю.н., профессор, директор, Юридический институт НИУ «БелГУ», ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород;

Тычинин С.В., д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой, Юридический института НИУ «БелГУ», ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород.

Источник: http://science-education.ru/ru/article/view?id=22313

Рабинович недействительность сделок и ее последствия
Оценка 5 проголосовавших: 1