Верховный суд о возмещении морального вреда

Полезная информация в статье: "Верховный суд о возмещении морального вреда" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Публикации

Пленум Верховного суда (ВС) РФ готов выработать новые разъяснения о назначаемых судами размерах компенсаций морального вреда — последний раз постановление по этому вопросу было выпущено 25 лет назад, сообщил секретарь Пленума ВС РФ, глава Совета судей РФ Виктор Момотов.

«Рассматривая требования о компенсации морального вреда, суды руководствуются в том числе правовыми позициями, изложенными в постановлении ВС, которое было принято 20 декабря 1994 года – то есть почти 25 лет назад. За это время существенно изменились и законодательство, и социально-экономическая ситуация; серьезный путь становления и развития прошло российское гражданское общество. В связи с этим в Верховном суде будет проработан вопрос о возможности подготовки новых разъяснений по вопросу о компенсации морального вреда», — сказал Момотов.

При этом он призвал с осторожностью относиться к идеям разработать формулы и арифметические алгоритмы, позволяющие в каждом случае точно рассчитать размер компенсации морального вреда, или установить нижний порог выплаты за нравственные страдания.

Судейское усмотрение

«Очевидно, что нравственные страдания не могут иметь точной денежной оценки: не существует такой денежной суммы, которая позволит полностью возместить последствия причиненной человеку душевной и физической боли. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда (в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда). При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего», — поясняет Момотов.

Таким образом, при определении размера компенсации применяется целый ряд оценочных критериев, что свидетельствует о широкой сфере судейского усмотрения, указывает он. Однако глава Совета судей не видит в этом ничего удивительного, на его взгляд, широкое судейское усмотрение является признаком развитого правового государства, в котором закон не стремится детально урегулировать каждую жизненную ситуацию, а предусматривает общие «рамочные» нормы, рассчитанные на их содержательное наполнение в судебной практике.

«Судейское усмотрение не может быть абсолютно свободным – оно имеет свои рамки, как правовые, так и нравственные. Определяя размер компенсации морального вреда, судья исходит из требований разумности, справедливости, адекватности и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов права и баланса интересов сторон.

Крайне низкие размеры

Вместе с тем нельзя не признать, что суды нередко взыскивают компенсацию морального вреда в крайне низком размере, в результате чего этот институт перестает выполнять свои функции – как правило, речь идет о суммах, исчисляемых несколькими тысячами рублей. Подобные компенсации не позволяют потерпевшему загладить последствия перенесенных страданий и не способны удержать виновника от противоправного поведения», — отмечает Момотов.

По его словам, результатом широкого судейского усмотрения также стал значительный «диапазон» компенсаций, взыскиваемых судами в сходных ситуациях. Например, в 2018 году минимальная компенсация морального вреда потерпевшему от преступления составила около 3 тысяч рублей, а максимальная – более 8 миллионов рублей, минимальная компенсация морального вреда в связи со смертью составила 5 тысяч рублей, а максимальная – 8,5 миллионов рублей.

«Сама по себе идея повышения определенности и экономической значимости компенсации морального вреда, безусловно, заслуживает поддержки. Однако следует учитывать, что компенсация морального вреда по своей природе изначально является оценочной категорией, требующей учета не только объективных, но и субъективных факторов.

Например, в силу закона при определении адекватного размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать индивидуальные особенности потерпевшего, включая его возраст, пол, состояние физического и психического здоровья, чувствительность к боли, характер его деятельности и другие факторы, которые не вписываются в математические алгоритмы», — указывает председатель Совета судей.

Он также напомнил, что судьи учитывают ещё и фактические обстоятельства. Например, при взыскании компенсации за распространение порочащих сведений необходимо установить сферу распространения этой информации, ее содержание, свойства культуры общения в соответствующей социальной среде и иные факторы, которые не могут быть учтены в арифметических расчетах. Один и тот же словесный оборот может восприниматься по-разному в зависимости от того, в каких обстоятельствах он озвучен: на рынке или на научной конференции, на спортивных состязаниях или в парламентских стенах, поясняет Момотов.

Минимальный предел

«Определяя размер компенсации морального вреда, судья учитывает критерии справедливости и разумности, а также принимает во внимание собственную оценку потерпевшим понесенных им страданий. Именно с этих позиций, а не с позиций неких «минимальных пределов», должна оцениваться достаточность компенсации.

Следует учитывать и то, что закрепление минимального размера компенсации морального вреда может привести к обратному эффекту. Нередко установление в законе минимальной границы или размера приводит к использованию его без дальнейшего увеличения: такая граница будет восприниматься как некая «безапелляционная основа», повышение которой потребует, в том числе от суда, дополнительного обоснования», — подчеркивает он.

Глава Совета судей сослался на практику Европейского суда по правам человека, который учитывает, что задача расчета размера компенсации морального вреда является сложной, ибо личное страдание, физическое или нравственное, невозможно стандартизировать для целей такой оценки.

«Поэтому представляется, что в вопросе унификации подхода к определению размера компенсации морального вреда следует соблюдать осторожность. Думаю, что развитие этого правового института должно происходить не по пути внесения изменений в положения Гражданского кодекса о компенсации морального вреда, а по пути повышения общего уровня социальной ответственности и совершенствования правоприменительной практики», — отмечает Момотов.

При этом он констатировал, что в целом судебная практика по требованиям о компенсации морального вреда складывается в пользу граждан: в 2018 году суды рассмотрели более 21 тысячи дел о компенсации морального вреда, причиненного жизни и здоровью, при этом требования граждан удовлетворены почти по 16 тысячи дел на сумму 2,7 миллиарда рублей. Это почти втрое выше показателей 2016 года, когда были взысканы компенсации на сумму чуть выше 1 миллиарда рублей, указал глава Совета судей. По его словам, средняя сумма взысканной компенсации составляет примерно 170 тысяч рублей.

Читайте так же:  Порядок возмещения морального и материального вреда

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20190725/301995727.html

ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

Несчастный случай

10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

ВС: компенсация переживаний за близких возможна

По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

Источник: http://pravo.ru/news/213559/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС запретил произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда

Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

Читайте так же:  Требование возмещения морального вреда

«При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

Поскольку закон хоть и предусматривает в качестве способа защиты компенсацию морального вреда, но устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, то именно суду необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон, указывает ВС.

«При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

«Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

ВС поднял размер компенсации морального вреда

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы.

В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму.

ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии. У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации.

ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

Несмотря на очевидность того, что компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг ×

Андрей Гривцов, партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании × приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

Читайте так же:  В какой суд можно подать исковое заявление

Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

Сергей Голубок, адвокат

По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

Источник: http://pravo.ru/story/205413/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Видео (кликните для воспроизведения).

Компенсация морального вреда должна быть экономически обоснованной — Момотов

МОСКВА, 11 апр — РАПСИ, Кирилл Рябчиков. Суды при назначении размера компенсации морального вреда должны руководствоваться экономической целесообразностью, считает председатель Совета судей РФ Виктор Момотов.

Он отметил, что одна из важнейших функций данного института — превентивная, заключающаяся в предотвращении правонарушений.

«Обязанность компенсировать моральный вред должна удерживать людей от противоправного поведения. В рыночных условиях одним из ключевых факторов, определяющих человеческое поведение, является экономическая целесообразность. Поэтому современная задача права заключается в том, чтобы сделать противоправное поведение экономически невыгодным», — подчеркнул Момотов в ходе заседания дискуссионного Клуба при Верховном суде (ВС) имени Замятнина.

При этом представитель ВС отметил, что суды должны помнить и руководствоваться принципом эквивалентности при определении размера моральной компенсации, таким образом возлагая на правонарушителя дополнительные финансовые санкции.

Кроме того, Момотов отметил, что сам факт назначения подобного вида компенсации несет выражение того, что государство негативно относится к тем или иным формам противоправного поведения. Иными словами, данный вид взыскания несет идеологическую функцию.

Однако, по словам председателя Совета судей, в современной судебной практике данная идеологическая функция стала преобладать, и зачастую она выражается в назначении несущественных компенсаций, что неправильно.

«Красноречивой иллюстрацией этой функции выступает известный институт «номинальных убытков». Речь идет о взыскании компенсации морального вреда в предельно низком, можно сказать, «символическом» размере, который заведомо не может компенсировать какие-либо страдания и призван лишь публично обозначить, «маркировать» негативное отношение публичной власти к поведению ответчика», — указал Момотов.

По словам спикера, зачастую символический размер компенсации обусловлен исковыми требованиями, когда заявитель обращается в суд в целях достижения справедливости, а не ради финансовой выгоды, однако суды назначают малые суммы компенсаций, существенно занижая первоначальные требования граждан.

Поэтому судья высшей инстанции России отметил роль ВС в направлении всех судебных инстанций страны на взыскание экономически целесообразных компенсаций.

«Взыскание компенсаций морального вреда в адекватном размере позволило бы укрепить законность и правопорядок в целом ряде сфер, отличающихся высокой социальной значимостью. Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя правовые нормы и формулируя правовые позиции по конкретным делам, предпринимает меры по развитию судебной практики в этом вопросе», — подчеркнул Момотов.

Также спикер рассказал о примерах, когда ВС существенно увеличил размер компенсации морального вреда по сравнению с суммами, которые назначали суды низших инстанций.

«Сравнительно недавно высшая судебная инстанция впервые самостоятельно определила размер компенсации морального вреда. Нижестоящие суды сочли, что достаточной суммой компенсации за незаконное содержание истца под стражей в течение 3 лет и 2 месяцев являются 150 тысяч рублей. Верховный Суд признал такую компенсацию явно недостаточной и взыскал в пользу истца 2 миллиона 366 тысяч рублей — то есть полностью удовлетворил заявленные требования», — указал судья ВС.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27688/

Цена обиды

Вопрос о взыскании морального вреда всегда вызывает в обществе острую реакцию. Дело в том, что некой единой суммы за нервотрепку, страх, честное имя гражданина не существует. «Прайс-лист» за подобные вещи разный в разных судах. Где-то судьи моральный ущерб, нанесенный человеку, считают на тысячи рублей, а где-то и на миллионы. А еще есть ситуации, когда гражданам в удовлетворении таких требований вообще отказывают.

Так в каких случаях можно идти в суд с иском заплатить за обиду и какие законы при этом надо знать?

Все началось с иска некой гражданки, которая пришла в суд с требованием к соседу компенсировать ей моральный вред. При рассмотрении дела выяснилось следующее: гражданка и ее сосед — собственники одного дома. И каждому принадлежит по половине. Сосед истицы сделал на своей половине ремонт. В общем, реконструкция одной половины дома привела к тому, что вторая половина оказалась в аварийном состоянии.

В cуде женщина показала вступившее в законную силу судебное решение по этому поводу. В этом решении сказано, что реконструкция половины дома признана незаконной и сосед должен возместить гражданке ущерб и устранить недостатки.

Теперь гражданка второй раз пришла в суд с рассказом, что из-за незаконных действий соседа появилась реальная угроза ее жизни и здоровью, все время ремонта она испытывала страх, волнение и «чувство безызвестности относительно своего будущего». Нанесенный ей моральный вред гражданка оценила в 52 тысячи рублей. Суд с ней согласился частично. Он оценил волнение и страх в меньшую сумму и присудил 15 тысяч рублей. Апелляция с таким расчетом согласилась. Но сосед был против и дошел до Верховного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам оба решения отменила. Она не стала возвращать дело в райсуд, а сама приняла новое решение, что бывает крайне редко. Верховный суд истице в просьбе взыскать моральный ущерб отказал. И вот как аргументировал этот отказ.

В Гражданском кодексе есть 151-я статья, в которой сказано, что если гражданину причинен моральный вред действиями, которые нарушают его неимущественные права либо посягают на принадлежащие этому человеку нематериальные блага, то суд вправе обязать заплатить за вред . Под моральным вредом закон понимает физические или нравственные страдания. Был специальный пленум Верховного суда, посвященный проблемам компенсации морального вреда. Там четко сказано — под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием и посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Под этими благами понимаются жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна.

Читайте так же:  Что означает моральный вред

К моральному вреду так же относятся действия, нарушающие личные, неимущественные права гражданина. Это право на пользование своим именем, право авторства и прочие права по закону об охране прав интеллектуальной деятельности.

По разъяснениям Верховного суда, моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родных, невозможностью продолжать общественную жизнь, потерей работы, раскрытие личных, врачебных или семейных тайн. К моральному ущербу так же относится распространение информации, которая не соответствует действительности, фактов, порочащих честь и деловую репутацию гражданина, временное ограничение каких-то его прав. Туда же законом отнесена физическая боль, связанная с причиненным увечьем или заболеванием, которое развилось из-за моральных страданий.

В общем, из Гражданского кодекса и постановления пленума Верховного суда можно сделать вывод, что моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина, или посягает на принадлежащие ему личные нематериальные блага. В нашем случае основанием для компенсации морального вреда названы истицей действия соседа по незаконной перепланировке половины дома. Из-за этого часть дома истицы приведена в непригодное для жизни состояние. В переводе на юридический язык, основания иска — повреждение общего имущества. А у нас по гражданскому и жилищному законодательству компенсация морального вреда, причиненная нарушением имущественных прав на жилье, — не предусмотрена.

Источник: http://rg.ru/2015/11/10/vs.html

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (с изменениями и дополнениями)

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 10 в настоящее постановление внесены изменения

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10
«Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

С изменениями и дополнениями от:

25 октября 1996 г., 15 января 1998 г., 6 февраля 2007 г.

ГАРАНТ:

См. комментарии к настоящему постановлению

Обсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о компенсации за нанесенный моральный вред, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что многообразие законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с причинением морального вреда, различные сроки введения их в действие, порождают вопросы, требующие разрешения.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда, наиболее полной и быстрой защиты интересов потерпевших при рассмотрении судами дел этой категории Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1. Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, — когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

Суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

2. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

При этом следует учитывать, что статьей 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик установлена ответственность за моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, и в том случае, когда в законе отсутствует специальное указание о возможности его компенсации.

Статьей 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, которая введена в действие с 1 января 1995 г., указанное положение сохранено лишь для случаев причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе.

3. В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда:

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 второй части ГК РФ, введенной в действие с 1 марта 1996 г.).

В настоящее время вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулируются статьями 12, 150-152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 января 1995 г.; статьями 1099-1101 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 марта 1996 г.; статьей 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей», действующей с 16 января 1996 г.; частью 5 статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г., вступившего в силу с 1 января 1998 г.; статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 февраля 2002 г.; пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24 июля 1998 г., вступившего в силу с 6 января 2000 г.; пунктом 2 статьи 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. «О рекламе», введенного в действие с 1 июля 2006 г.

Читайте так же:  Гражданский кодекс неотделимые улучшения

Однако отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Например, в соответствии с пунктом 3 ст.1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к трудовым отношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., может быть применена ст.131 названных Основ, регулирующая ответственность за нанесение морального вреда по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, поскольку отношения, связанные с компенсацией морального вреда, не урегулированы трудовым законодательством. В частности, суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.

Указанное положение применимо и к трудовым отношениям, возникшим после 1 января 1995 г., так как названными выше незаконными действиями работодателя нарушаются личные неимущественные права работника и другие нематериальные блага (ст.151 первой части ГК РФ).

5. Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации (п. 6 ст.7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., п.7 ст.152 первой части ГК РФ по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г.).

6. Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы (п.1 ст.54 Конституции РФ).

Однако, если противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред в указанном случае подлежит компенсации.

7. Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

В случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

8. При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме, а по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г., — только в денежной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Исходя из этого, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

9. Суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

Применительно к статье 44 УПК РФ потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (статья 42 УПК РФ), вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу.

10. При рассмотрении дел о компенсации причиненных нравственных или физических страданий необходимо учитывать, что моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме. Учитывая это, государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса РФ, предусматривающего оплату исковых заявлений неимущественного характера.

При этом следует также иметь в виду, что в предусмотренных законом случаях истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины (например, подпункты 1, 3, 4 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса РФ, пункт 3 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»).

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://base.garant.ru/10103953/

Верховный суд о возмещении морального вреда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here