Выступление в кассационной инстанции арбитражного суда юристов

Полезная информация в статье: "Выступление в кассационной инстанции арбитражного суда юристов" с полным раскрытием темы. Если все же вы не нашли ответа на интересующий вопрос, то можно всегда обратиться к дежурному специалисту.

Изменения в процессуальном законодательстве с 1 октября: тонкости применения

Татьяна Андреева,
доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, заместитель Председателя ВАС РФ в отставке

Нюансы реализации поправок, внесенных в процессуальные кодексы Федеральным законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ (далее – Закон № 451-ФЗ), вызывают немало вопросов у практикующих юристов. Разъяснения, данные Верховным Судом Российской Федерации в связи с принятием данного закона (Постановление Пленума ВС РФ от 9 июля 2019 г. № 26; далее – Постановление № 26), затрагивают, по сути, только вопросы о том, какие нормы – старые или новые – должны применяться при рассмотрении дел, производство по котором было начато до 1 октября, на разных стадиях судебного разбирательства. Они крайне важны, но их не достаточно для беспроблемной реализации всех предусмотренных процессуальной реформой изменений. Разобраться в том, как на практике должны применяться ряд наиболее беспокоящих юристов новых норм в ходе одного из онлайн-семинаров, проводимых компанией «Гарант», помогла доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, заместитель Председателя ВАС РФ в отставке, заслуженный юрист РФ, к. ю. н. Татьяна Андреева.

Обязательно ли представителю стороны предъявлять в суде оригинал диплома, подтверждающего наличие у него высшего юридического образования, или достаточно копии?

Поскольку в Кодексе административного судопроизводства и ранее содержалось требование об обязательном высшем образовании представителя по административным делам (ч. 1 ст. 55 КАС РФ), позиция ВС РФ по этому вопросу была сформирована ранее в связи с применением данного положения. Думаю, ее и следует придерживаться. Суд указал, что факт наличия высшего юридического образования у представителей по делам, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства, подтверждается дипломом бакалавра, специалиста, магистра, дипломом об окончании аспирантуры (адъюнктуры) по юридической специальности. Документ может предъявляться в суде как непосредственно (оригинал диплома), так и в форме заверенной надлежащим образом копии (Обзор судебной практики ВС РФ № 3 (2015), утв. 25 ноября 2015 года). Под таким надлежащим удостоверением, скорее всего, понимается нотариальное заверение или удостоверение органом, выдавшим документ об образовании, то есть соответствующим вузом.

Если представитель предъявляет оригинал диплома, суд фиксирует в протоколе, что данный документ был представлен для ознакомления. А копия, полагаю, в большинстве случаев приобщается к материалам дела, что впоследствии избавляет представителя от необходимости подтверждать соответствие требованию об образовании в вышестоящих судах, если вынесенное судом первой инстанции решение обжалуется.

Адвокатам, напомню, не нужно предъявлять в суде ни дипломов, ни их копий – без наличия высшего юридического образования получить статус адвоката невозможно, поэтому удостоверение адвоката является достаточным для подтверждения документом. ВС РФ в упомянутом обзоре также обратил на это внимание.

Вправе ли лицо, не имеющее высшего юридического образования, на основании доверенности знакомиться с материалами дела?

Если речь идет о довольно распространенной ситуации, когда какое-либо лицо, например сотрудник организации, направляется в суд исключительно для того, чтобы сделать копии материалов дела, думаю, что такая практика по-прежнему будет возможна. Если же такое лицо намерено осуществлять именно представительство: заявлять ходатайства, давать объяснения и т. д., то оно должно иметь высшее юридическое образование.

При этом важно помнить, что в случае, когда лицо начало участвовать в деле в качестве представителя до 1 октября текущего года, оно сохраняет свои полномочия после указанной даты вне зависимости от наличия высшего юридического образования или ученой степени по юридической специальности (п. 4 Постановления № 26).

Возможно ли представление интересов организации по техническим вопросам специалистами, не имеющими юридического образования?

Никаких требований к образованию лица, которое привлекается в процесс как специалист, законодательство не устанавливает. У него другая функция – дать какие-то разъяснения по предмету спора. Если же такое лицо наделяется полномочиями на подписание искового заявления, подачу жалоб и пр., значит, оно выступает в качестве представителя, а не специалиста, и требование о высшем юридическом образовании для него, разумеется, обязательно.

Можно ли обжаловать по новым нормам Гражданского процессуального кодекса, закрепившим правила о так называемой сплошной кассации, отказ в передаче для рассмотрения в судебном заседании кассационной жалобы на вынесенное до вступления в силу Закона № 451-ФЗ судебное решение?

Нет, возможность обжалования таких отказов не предусматривалась кодексом в принципе, и новые правила рассмотрения кассационных жалоб здесь не применимы. Но напомню, что применительно к кассационному производству в ВС РФ был предусмотрен способ «оспорить» подобный отказ – путем обращения к Председателю ВС РФ или его заместителю, которые наделены правом не согласиться с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании, отменить его и передать жалобу на рассмотрение (ч. 3 ст. 381 ГПК РФ в действовавшей до 1 октября 2019 года редакции).

При рассмотрении дел по новым правилам во второй кассации – в судебной коллегии ВС РФ – действуют правила, аналогичные ранее установленному порядку рассмотрения кассационной жалобы: судья изучает жалобу и материалы дела и выносит определение о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании или об отказе в такой передаче (ч. 2 ст. 390.7 ГПК РФ). Обжаловать такой отказ невозможно, кроме как путем обращения к председателю ВС РФ или его заместителю, которые могут отменить соответствующее определение (ч. 3 указанной статьи). При этом следует иметь в виду, что во вторую кассацию сторона может обратиться, только если кассационная жалоба подавалась и была рассмотрена в первой кассации по существу (ч. 2 ст. 390.4 ГПК РФ) – одного факта обращения в кассационный суд общей юрисдикции недостаточно.

В какой форме сторона направляет обращение к Председателю ВС РФ или его заместителю: жалобы на определение об отказе в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании или письма в свободной форме, – в законодательстве не уточняется. Не установлен и срок, в течение которого такое обращение возможно. Однако теперь в ч. 3 ст. 390.7 ГПК РФ, равно как и в ч. 8 ст. 291.6 Арбитражного процессуального кодекса, предусмотрено, что после 1 октября Председатель ВС РФ или его заместитель вправе не согласиться с «отказным» определением судьи ВС РФ и до истечения срока подачи кассационной жалобы вынести определение о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании. Стоит отметить, что это не совсем согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой в срок, отведенный на кассационное обжалование судебного решения, заинтересованное лицо вправе обратиться к Председателю ВС РФ или его заместителю с просьбой не согласиться с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании (Постановление КС РФ от 12 июля 2018 г. № 31-П).

Процессуальными поправками существенно расширено содержание искового заявления и заявления о вынесении судебного приказа – предусматривается необходимость указания в нем одного из идентификаторов ответчика (п. 3 ч. 2 ст. 124, п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 125, п. 3 ч. 2 ст. 229.3 АПК РФ). При этом формулировки указанных норм дают основание полагать, что в некоторых случаях, например при подаче организацией иска или заявления о вынесении судебного приказа в отношении ответчика-гражданина, такое указание будет обязательным вне зависимости от того, известны ли такие сведения истцу. Как ему подать исковое заявление в этом случае, если данными об ответчике он не располагает?

Читайте так же:  Судебная экспертиза человека

Для начала отмечу, что требование об указании в исковом заявлении и заявлении о выдаче судебного приказа более широкого круга сведений об ответчике, которые потом должны быть включены в текст самого судебного приказа (п. 4 ч. 1 ст. 127 ГПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 229.6 АПК РФ), было установлено во избежание ситуаций, когда так называемые бесспорные долги взыскиваются с других лиц – при совпадении ФИО, например.

В первую очередь, полагаю, речь идет все-таки о данных, известных лицу, – из договора, если спор вытекает из договорных отношений, переписки между сторонами и т. д. Если сведения о должнике не известны, а суд оставляет исковое заявление без движения по причине отсутствия в нем таких идентифицирующих ответчика данных (несоблюдение требований к содержанию искового заявления, напомню, является одним из оснований для этого), советую, не дожидаясь возвращения заявления, предпринять попытку получить сведения из открытых источников, и если это невозможно, – уведомить об этом суд. Вправе ли он требовать от истца получения сведений об ответчике каким-то иным способом? Не думаю, ведь речь идет о персональных данных – для граждан в качестве такого идентификатора названы, в частности, серия и номер паспорта, водительского удостоверения, СНИЛС, ИНН.

Из гражданского и арбитражного процессуального законодательства исключен термин подведомственность. В ГПК РФ вместо него используется понятие подсудность, в АПК РФ – компетенция, в КАС РФ встречаются все три термина. Не создаст ли это трудностей для участников процесса?

Действительно, определенная непоследовательность законодателя здесь наблюдается, тем более что необходимость проведения процессуальной реформы обосновывалась в том числе важностью унификации регулирования однородных отношений во всех процессуальных кодексах. Однако само по себе различие терминов не критично, поскольку во всех кодексах предусмотрены идентичные последствия обращения не в ту юрисдикцию, каким бы понятием: подсудность, компетенция, подведомственность – она не определялась. Если факт обращения не в тот суд выявлен в момент принятия искового заявления, оно возвращается истцу (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 129 КАС РФ). Если же суд выявляет этот факт уже после принятия дела к своему производству, то он должен самостоятельно направить его в надлежащий суд. Суд общей юрисдикции передает дело непосредственно в арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 2.1 ст. 33 ГПК РФ), арбитражный суд – в областной или равный ему по уровню суд, а тот в свою очередь – в соответствующий районный суд или мировому судье (ч. 4 ст. 39 АПК РФ). То есть ни отказ в принятии искового заявления, ни прекращение производства по делу в случае обращения не в тот суд теперь невозможны, и это – в совокупности с правилом о недопустимости споров о подсудности – является важной гарантией обеспечения права на судебную защиту.

Хотя мне кажется, что можно было бы ввести такие нормы и без исключения института подведомственности, вполне устоявшегося и работающего: подведомственность, напомню, ранее была определенным межюрисдикционным механизмом, позволяющим разграничивать вопросы ведения между, в частности, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. А подсудность использовалась для разграничения вопросов ведения между судами одной юрисдикции, но разного уровня.

Не является ли излишним право председательствующего в судебном заседании определять продолжительность выступлений сторон (п. 8 ч. 2 ст. 153 АПК РФ), учитывая, что в качестве меры ответственности за нарушение лицом порядка в судебном заседании ограничение времени выступления предусмотрено отдельно (ч. 4.1-4.2 ст. 154 кодекса)? В ГПК РФ полномочие председательствующего по ограничению продолжительности выступления установлено только в отношении нарушителей (ч. 1 ст. 159 ГПК РФ).

Думаю, что и в гражданском, и в арбитражном процессе такая возможность предусмотрена главным образом в целях наделения председательствующего в судебном заседании дополнительным инструментом воздействия на участника судебного разбирательства, препятствующего его нормальному ходу своими действиями или поведением.

Возможно, в арбитражных судах данная возможность будет использоваться и для организационных целей, чтобы спланировать процесс разбирательства и сделать его более эффективным. Нужно отметить, что данные положения в определенной мере заимствованы из зарубежных юрисдикций, где организация судопроизводства другая: помимо того, что представитель выступает в процессе, текст его выступления в письменном виде представляется в суд и находится в материалах дела, так что судья, который ведет заседание или председательствует в нем, может ознакомиться с текстом самостоятельно. В таком случае право судьи ограничить выступление лица – он может попросить, например, привести основные аргументы без подробностей – представляется оправданным. Наше процессуальное законодательство не предусматривает обязанности участников разбирательства и их представителей предъявлять суду свое выступление в письменном виде, хотя некоторые юристы, нужно отметить, делают это по своей инициативе. И все же, учитывая, что иногда процесс превращается в многочасовую дискуссию, далеко не всегда содержательную, установление определенных рамок для выступлений, думаю, можно признать уместным.

Применяется ли новое правило о трехмесячном сроке для подачи заявления о возмещении судебных расходов в отношений решений судов общей юрисдикции, вступивших в законную силу до 1 октября?

Правило о трехмесячном сроке для подачи заявления о возмещении судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением дела в суде общей юрисдикции, применяется после 1 октября 2019 года (п. 9 Постановления № 26). То есть в тех случаях, когда последний судебный акт, которым закончено рассмотрение дела по существу в суде общей юрисдикции, вступил в законную силу до указанной даты, трехмесячный срок на подачу заявления по вопросу о судебных расходах исчисляется с 1 октября 2019 года.

Источник: http://www.garant.ru/article/1298796/

С 1 октября в системе судов общей юрисдикции заработают новые суды

limbi007 / Depositphotos.com

1 октября 2019 года вступят в силу поправки, направленные на реформирование судоустройства (Федеральный конституционный закон от 29 июля 2018 г. № 1-ФКЗ) и судопроизводства (Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ).

Так, в системе судов общей юрисдикции появятся пять апелляционных и девять кассационных судов, а также один апелляционный военный суд и один кассационный военный суд. Как пояснил Председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников, благодаря выделению апелляционной и кассационной инстанций в отдельные суды, действующие в пределах соответствующих судебных округов, рассмотрение апелляционных и кассационных жалоб и представлений на судебные акты не будет осуществляться в том же суде, который рассматривал дело в первой инстанции. Ожидается, что это позволит укрепить независимость судебной системы, снизить коррупционные риски и влияние региональных связей при отправлении правосудия.

Напомним, апелляционные суды общей юрисдикции будут рассматривать дела по жалобам и представлениям на не вступившие в силу акты областных и равных им судов, принятые в первой инстанции, а также дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам на территории соответствующего судебного апелляционного округа. В свою очередь, кассационный суд станет вышестоящей инстанцией для федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей на территории соответствующего кассационного судебного округа. Он будет рассматривать дела в качестве суда кассационной инстанции по жалобам и представлениям на вступившие в законную силу судебные акты, а также дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

Читайте так же:  Порядок оплаты госпошлины в суд

Кассационные суды общей юрисдикции появятся в Саратове, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Пятигорске, Самаре, Челябинске, Кемерове, Владивостоке, Новосибирске (кассационный военный суд – в Новосибирске), а апелляционные суды общей юрисдикции – в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Нижнем Новгороде и Новосибирске (апелляционный военный суд – в городском округе Власиха Московской области) (п. 2.1-2.2 ст. 42 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ) .

Что касается изменений в области судопроизводства для судов общей юрисдикции, то Павел Крашенинников выделил в качестве ключевых следующие:

Сопутствующие корректировки внесены в Уголовно-процессуальный кодекс, КоАП, в законодательство о военных судах. Они касаются правового статуса помощника судьи, обязательной аудиозаписи судебного заседания, а также автоматизированного распределения дел и т. д.


Источник: http://www.garant.ru/news/1296388/

Новые апелляционные и кассационные суды. Когда и куда обращаться

Чем поможет: направить жалобу в подходящий суд.

Верховный суд обещал, что с октября заработают новые апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции. Когда и куда теперь направлять жалобу, узнаете из этой статьи.

Какие жалобы подавать в новую апелляцию

В новые апелляционные суды общей юрисдикции обращайтесь, чтобы пересмотреть определения и не вступившие в силу решения областных и равных им судов, которые приняли по первой инстанции. Апелляционных судов общей юрисдикции меньше, чем кассационных судов, в отличие от системы арбитражных судов. Новые суды будут пересматривать также акты своих коллегий по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

До реформы в качестве апелляционной инстанции по делам, которые подсудны суду субъекта, выступала профильная коллегия Верховного суда. Создание новых судов избавляет Верховный суд от несвойственной ему функции рассматривать дела в качестве апелляционной инстанции.

Всего сформировали пять апелляционных судов, не считая апелляционного военного суда. Их разместили в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Нижнем Новгороде и Новосибирске.

Быть представителями в новых апелляционных судах общей юрисдикции смогут только юристы: нужно подтвердить, что у представителя есть высшее юридическое образование либо ученая степень кандидата или доктора юридических наук. 49 ГПК Исключения: законные представители, 52 ГПК патентные поверенные в спорах по интеллектуальной собственности, представители профсоюзов в трудовых спорах, арбитражные управляющие в банкротных делах. Главное в статье Скрыть

49 ГПК Ч. 2 ст. 49 ГПК

52 ГПК Ч. 3 ст. 52 ГПК

Узнайте адрес суда в два клика

Какую жалобу хотите подать?

Теперь в апелляционной жалобе нужно указывать больше сведений. Подробности читайте в статье «Новые АПК, ГПК и КАС: как процессуальная реформа усложнит вашу работу»

Главное в статье Скрыть

В какой суд теперь подавать жалобу

Когда обращаться в кассационные суды общей юрисдикции

В кассационные суды общей юрисдикции подавайте кассационные жалобы. Девять новых судов будут также пересматривать судебные акты своих коллегий по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. К новым судам перешли полномочия в отношении дел, которые ранее рассматривали в кассационном порядке президиумы областных и равных им судов.

Теперь начала работать «сплошная» кассация: суд примет к производству любую жалобу, которая формально соответствует требованиям ГПК. Этот вопрос будет решать судья единолично в течение пяти дней с даты поступления жалобы вместе с делом в суд. 378.1 ГПК

Такое процессуальное изменение должно увеличить качество и эффективность кассационного рассмотрения жалоб и повысить гарантии судебной защиты.

До реформы только 1 процент кассационных жалоб передавали на рассмотрение. Поправки в этой части унифицировали порядок рассмотрения кассационных жалоб в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Новые суды стали единой кассационной инстанцией в отношении актов как мировых судей, так и районных судов и гарнизонных военных судов. Кассационные суды общей юрисдикции — вышестоящая инстанция по отношению к действующим на территории соответствующего кассационного округа федеральным судам общей юрисдикции и мировым судьям.

Девять кассационных судов без учета военной кассации разместили в Саратове, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Пятигорске, Самаре, Челябинске, Кемерове и Владивостоке.

Судебные округа, которые не совпадают с административно-территориальным делением, создали с целью снизить риски регионального влияния на деятельность судей. Обратная сторона такого отдаления — проблема территориальной доступности судопроизводства. Главное в статье Скрыть

Зачем создали новые суды

Одна из основных целей судебной реформы — обеспечить большую независимость судов. До реформы суд общей юрисдикции мог совмещать функции сразу нескольких судебных инстанций. Это ставило под сомнение один из основных принципов судопроизводства — независимость правосудия.

Европейский суд по правам человека говорил о нежелательности совмещать различные судебные инстанции по одному делу в пределах юрисдикции одного суда. Он указывал, что в российской судебной системе один и тот же суд может выступать последовательно в качестве различных инстанций по делу, что ставит под сомнение независимость и беспристрастность правосудия.

В то же время в арбитражных судах была гораздо более понятная система: один суд — одна инстанция. Поэтому образцом для создания новой системы судов общей юрисдикции послужила система арбитражных судов.

Чтобы обеспечить еще большую независимость, суды рассредоточили так, что решения будут перепроверять за пределами того субъекта, в котором их приняли. Зоны территориального действия апелляционных и кассационных судов также не совпадают друг с другом. Но есть исключения. Например, дела Московского городского суда будет перепроверять Первый апелляционный суд, который также находится в Москве.

Утвержденное расположение новых судов общей юрисдикции влечет две проблемы. Первая — у участников спора возрастут судебные расходы. Некоторые участники не смогут присутствовать при рассмотрении дела. Вторая проблема — сложно будет выстроить единообразную судебную практику.

Источники: постановления ЕСПЧ по делам «Нелюбин против России» от 02.11.2016, «Кот против России» от 18.01.2007

Как и куда подавать жалобу в переходный период

С началом работы новых судов жалобы нужно подавать по изменившимся правилам. Перед юристом возникает вопрос: как обжаловать судебные акты, которые суды вынесли до вступления в силу поправок. Такие ситуации разобрал Пленум.

451 ФЗ Подп. «м» п. 99 ст. 10 Федерального закона от 28.11.2018 № 451-ФЗ

Видео (кликните для воспроизведения).

451 ФЗ-1 Подп. «м» п. 99 ст. 10 Федерального закона от 28.11.2018 № 451-ФЗ

Если судебный акт вступил в силу до дня начала деятельности новых кассационных судов общей юрисдикции, то у вас есть по-прежнему шесть месяцев, чтобы его обжаловать. ВС 25 Подавайте жалобу в кассационный суд общей юрисдикции через суд первой инстанции.

Если пропустили шестимесячный срок на обжалование по уважительной причине, суд может его восстановить. 451 ФЗ Подайте заявление о восстановлении срока в новый кассационный суд общей юрисдикции. ВС 25–1 Если не сделаете этого, жалобу вернут без рассмотрения. 451 ФЗ-1

Если уже подали кассационную жалобу по ГПК или КАС в президиум областного или равного ему суда, то со дня начала работы новых судов общей юрисдикции можете подать кассационную жалобу в судебную коллегию Верховного суда. У вас есть шесть месяцев, чтобы это сделать. ВС 25–2

Как вести себя при пересмотре дела, чтобы повернуть решение в пользу компании узнайте в программе «Правовая защита компании 2020» в Высшей школе Юрист компании

Если судебный акт вступил в силу после того, как начали работать новые суды, у вас три месяца, чтобы подать кассационную жалобу.

Читайте так же:  Заявление в суд о признании гражданина умершим

Если подали апелляционную жалобу до вступления в силу поправок, после начала деятельности новых судов суд рассмотрит жалобу по обновленным правилам. Это правило работает и в тех случаях, когда жалобу только подали в суд первой инстанции и он не успел ее передать в апелляцию на рассмотрение.

Вместе с новыми судами начали работать поправки в АПК, ГПК и КАС. О том, как теперь подавать апелляционную жалобу, что в ней прописывать и какие документы юристу придется дополнительно брать в новые суды общей юрисдикции, читайте в статье «Новые АПК, ГПК и КАС: как процессуальная реформа усложнит вашу работу».

Источник: http://e.law.ru/758353

Отличия апелляции от кассации в арбитражном процесса

Апелляция и кассация — это способы обжалования судебных решений. Оба процесса имеют ряд сходств и отличий. Основная разница в представленных видах жалоб заключается в сроках подачи документа, принципах его рассмотрения и возможных последствиях. Подробнее со ссылками на закон.

Отличие апелляционной инстанции от кассационной

Все данные инстанции осуществляют надзор над решением суда первой инстанции, при этом кассация это прежде всего проверка законности судебных актов без установления новых обстоятельств дела, что является возможным в апелляционном суде.

  • Под апелляцией понимается основной способ проверки не вступивших в законную силу судебных актов первой инстанции на предмет их законности и обоснованности, заключающийся в повторном рассмотрении дела на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств.
  • Кассационное производство представляет собой деятельность кассационной инстанции арбитражных судов округов по проверке законности вступивших в законную силу судебных актов судов первой и апелляционной инстанции.

Обязательно после каждого заседания запрашивайте протокол судебного заседания, а если не получилось, то ознакомьтесь с материалами судебного дела.

Особенности апелляционного обжалования

При направлении подобной жалобы недопустимо указание новых исковых требований. Если же в жалобе указываются новые обстоятельства, необходимо разъяснить по какой причине вновь открывшиеся доказательства не были рассмотрены в предыдущих заседаниях суда.

Особенности кассационного обжалования

Суд кассационной инстанции, в отличие от суда апелляционной инстанции, вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции, и по итогу выносят одно из следующих решений:

  • отмена ранее вынесенного решения;
  • утверждение уже имеющегося решения.

Неявка в судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства.

После кассации продолжает дальше обжаловать

После первой кассации, наступает Второй уровень кассационного производства — судебная коллегия Верховного суда по экономическим спорам.

Основанием для подачи жалобы во вторую кассацию является существенное нарушение норм материального или процессуального права, повлиявшее на исход судебного разбирательства, если это привело к нарушению прав и законных интересов заявителя (ч. 1 ст. 291.1 АПК РФ).

Далее, определение судебной коллегии Верховного суда по экономическим спорам можно обжаловать в Президиум Верховного суда в порядке надзора (п. 3 ч. 3 ст. 308.1 АПК РФ).

Источник: http://malina-group.com/otlichiya-apellyatsii-ot-kassatsii-v-arbitrazhe/

Выйти за пределы: ВС решал, что считать переоценкой доказательств

Покупатель решил оспорить сделку купли-продажи строительного оборудования лишь спустя 2,5 года после заключения такого контракта. Две инстанции посчитали такие действия злоупотреблением правом, а первая кассация указала, что нижестоящие суды не учли целый ряд обстоятельств в этом споре. ВС разбирался, является ли такой вывод Окружного суда переоценкой доказательств.

В период действия прежнего Арбитражного процессуального кодекса (до 2002 года) принцип законности преобладал над принципом диспозитивности, и суд кассационной инстанции проверял законность принятых судебных актов в полном объеме, рассказывает юрист АК «Павлова и партнеры» Надежда Попова. Однако действующий АПК коренным образом изменил ситуацию, разъясняет эксперт. Теперь кассация вправе лишь проверять законность выводов нижестоящих судов и их соответствие уже установленным фактам, уточняет партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Кислов.

Таким образом, кассационный суд не вправе оценить по-новому те или иные обстоятельства и доказательства, которые уже представили ранее участники процесса, говорит юрист. В большинстве случаев, где окружной суд обнаруживает какое-либо несоответствие, спор направляется на новое рассмотрение в нижестоящую инстанцию, поясняет эксперт. Так и поступил Арбитражный суд Московского округа в деле № А40-68167/2016.

Невыгодный контракт

Начиналось все с того, что весной 2014 года фирма «СП ТТС» по инициативе своего гендиректора Василия Пасики купила у «Транстоннельстрой» строительное оборудование на 523 млн руб. Покупатель лишь частично оплатил товар, а право требовать остальную сумму по цепочке сделок перешло к ООО «Юрист-Консалт». Оставшиеся деньги (486 млн руб.) компания «СП ТТС» не торопилась выплачивать. Тогда ООО «Юрист-Консалт» потребовало взыскать этот долг вместе с неустойкой в судебном порядке (дело № А40-17791/2016).

А покупатель оборудования, у которого уже сменился гендиректор, в свою очередь, заявил иск о признании недействительным договора купли-продажи строительной техники (дело № А40-68167/2016). «СП ТТС» и его новый участник «МИП-Актив» уверяли, что спорная сделка для заявителей является крупной и, согласно уставу головного предприятия, требовала одобрения от всех владельцев компании. Однако такое условие не было выполнено. Кроме того, истцы утверждали, что Пасика специально оплатил оборудование лишь частично, чтобы создать долг у фирмы. «СП ТТС» и «МИП-Актив» представили в суд два отчета оценщика, где указано, что рыночная стоимость проданного строительного оборудования ниже цены спорной сделки.

Суды разошлись в оценках

Первая инстанция и апелляция отказали в иске, сославшись на то, что контракт о покупке строительного оборудования не является убыточным для «СП ТТС»: технику фирма получила и использует в своей работе. Кроме того, суды применили принцип эстоппель (прим. ред. – утрата права выдвигать определенные возражения), отметив, что истец стал оспаривать договор купли-продажи спустя 2,5 года после заключения соглашения и его частичного исполнения. В дополнение к перечисленному суды указали на пропуск срока исковой давности у «СП ТТС». Две инстанции посчитали, что цена оборудования не является завышенной, а само разбирательство истец инициировал с целью затянуть параллельный процесс по взысканию долга.

Однако Окружной суд пришел к другим выводам. Арбитражный суд Московского округа указал на то, что нижестоящие инстанции не оценили должным образом ряд доводов истца: 1. О том, что сделка совершена с нарушением устава покупателя. 2. Сумма контракта значительно превышает размер уставного капитала «СП ТТС» (8 млн руб.) и полностью сразу не оплачивалась умышленно. Отдельно первая кассация отметила, что отчеты истца подтверждают – цена строительной техники по спорной сделке на 16% выше ее рыночной стоимости, и в этом разбирательстве стоило назначить финансово-экономическую экспертизу. Ссылаясь на перечисленные обстоятельства, Окружной суд отменил акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

В ВС поспорили про условия многомиллионного контракта

«Юрист-Консалт» не согласился с выводами первой кассации и оспорил этот акт в Верховный суд. На заседании в ВС представитель заявителя Андрей Касьянов уверял, что первая инстанция и апелляция обоснованно применили принцип эстоппель. По его словам, утверждение истца о недействительности сделки не должно учитываться: «Оппоненты действовали недобросовестно. За 2,5 года всех устраивал спорный контракт, оборудование «СП ТТС» передали, и истец использовал эту технику». Представитель «Юрист-Консалта» уверял, что Окружной суд вышел за пределы рассмотрения дела: «Арбитражный суд Московского округа взялся сам делать вывод о достаточности и действительности доказательств, которые есть в деле».

Читайте так же:  Моральный вред продавцу

Партнер «Sergis» Эльдар Закиров, который представлял интересы истцов, в ответ заметил, что в спорной ситуации нарушен порядок одобрения сделки: «По уставу у нас требуется единогласное согласие всех участников общества на заключение таких контрактов, а в этом случае его не было». Юрист добавил, что цена договора купли-продажи строительной техники на 85 млн руб. превышает рыночную стоимость такого товара: «Вообще же, нам продали неликвидные активы по завышенной цене». Закиров уверял, что злоупотребляет правом как раз ответчик: «По спорной сделке право требовать долг перешло к лицам, которые аффилированы со старым гендиректором «СП ТТС».

– Какие права нарушаются этой сделкой, если она совершилась до того, как вы стали участником истца? – поинтересовалась судья Елена Борисова у Закирова.

– Предыдущий гендиректор заключил убыточный контракт, цена которого на 16% выше рыночной стоимости. Пасика и иные лица нагрузили общество неликвидным оборудованием, – ответил юрист.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей под председательством Елены Золотовой удалилась в совещательную комнату и спустя несколько минут огласила итоговое решение: акт окружного суда отменить и оставить в силе решения первой инстанции с апелляцией. Таким образом, ВС признал, что Окружной суд переоценил доказательства в спорном деле.

Эксперты «Право.ru»: «ВС хочет строго разъяснить пределы кассационного обжалования»

В рассматриваемом деле суд кассационной инстанции переоценил только то доказательство, которое касается вопроса о разнице между ценой сделки и рыночной стоимости оборудования, считает Екатерина Калинина, старший юрист Noerr. Она поясняет, что вывод Арбитражного суда Московского округа по доводам об убытках от заключенного контракта и превышении цены строительной техники над размером уставного капитала покупателя – это не переоценка доказательств. Разъяснение перечисленных обстоятельств укладывается в компетенцию Окружного суда, говорит юрист. Вот и Кислов уверен, что суд округа не сделал недопустимых выводов. Эксперт считает, что ВС решил рассмотреть это дело с целью более строго разъяснить пределы кассационного обжалования и четче разграничить переоценку обстоятельств в подобной ситуации.

Вообще же, грань переоценки доказательств на практике определяется для каждого дела индивидуально, отмечает Попова. По ее словам, критериями для такого решения будут: 1. Установление и неправильное применение судами нижестоящих инстанций фактических обстоятельств, имеющих значение для дела. 2. Существенные нарушения норм материального и процессуального права. 3. Важность значения для конкретного дела определенных доказательств.

То есть когда те же самые обстоятельства, которые суды расценили как положительные, «меняют свой окрас» и оцениваются негативно без обоснования такой перемены, тогда и можно говорить о переоценке доказательств, резюмирует адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры» Любовь Иванова.

Источник: http://pravo.ru/court_report/view/147215/

ВС напомнил пределы полномочий арбитражного суда кассационной инстанции при рассмотрении спора

10 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 305-ЭС19-20584 об оспаривании Росгосстрахом лицензионного договора, заключенного с другим страховщиком.

В феврале 2017 г. ПАО «Страховая Компания “Росгосстрах”» (лицензиар) и ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» (лицензиат) заключили лицензионный договор на предоставление товарных знаков в отношении всех соответствующих товаров и услуг. По условиям договора ежеквартальное вознаграждение лицензиара составляло 195 тыс. руб., а ежеквартальный лицензионный платеж за право использования одного товарного знака – 15 тыс. руб. Срок действия договора составлял 7 лет и предусматривал автоматическую пролонгацию.

Впоследствии лицензиар оспорил в АС г. Москвы указанную сделку на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ. В обоснование своих требований он ссылался на то, что договор был заключен в ущерб его интересам, о чем ответчик знал. Истец также полагал, что из-за занижения размера лицензионных платежей по сравнению с их рыночным уровнем лицензиат необоснованно сберег денежные средства за использование товарных знаков на сумму свыше 2,6 млрд руб. Следовательно, он обязан вернуть не только сумму неосновательного обогащения, но и компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере свыше 148 млрд руб.

Арбитражные суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска. Они сочли, что на протяжении полутора лет стороны выполняли условия договора без разногласий и возражений. Поведение истца после заключения договора однозначно свидетельствовало о желании сохранить сделку в силе, при этом аналогичные сделки совершались им неоднократно – в течение длительного времени и на схожих условиях. Кроме того, обе инстанции указали на пропуск истцом срока исковой давности и недоказанность им возникновения у ответчика неосновательного обогащения и причинения убытков.

В сентябре 2019 г. Суд по интеллектуальным правам отменил указанные судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. В обоснование своего решения он указал, что суды не исследовали ряд доказательств, а также не дали оценки доводам компании и представленным ею доказательствам.

В кассационной жалобе в ВС общество-лицензиат сослалось на нарушение СИП норм материального и процессуального права и просило отменить постановление кассации, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Изучив материалы дела № А40-127011/2018, ВС напомнил пределы рассмотрения спора арбитражным судом кассационной инстанции – так, в соответствии со ст. 286 АПК РФ он проверяет законность судебных актов первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта, исходя из доводов кассационной жалобы и возражений относительно последней, если иное не предусмотрено АПК. В силу п. 1 ст. 288 АПК кассация вправе отменить или изменить акты нижестоящих судов при несоответствии их выводов фактическим обстоятельствам дела, установленным первой и апелляционной инстанциями, и имеющимся доказательствам, а также при нарушении либо неправильном применении норм материального и процессуального права.


Со ссылкой на правовую позицию Конституционного Суда РФ Верховный Суд отметил, что ст. 286–288 АПК, находясь в системной связи с другими положениями Кодекса, предоставляют кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права. Следовательно, они не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Как пояснил ВС, иное позволяло бы кассации подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Таким образом, установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и второй инстанций.

«Судами первой и апелляционной инстанций на основании доказательств, представленных сторонами в обоснование требований и возражений, сделаны выводы о недоказанности факта причинения заключением лицензионного договора какого-либо ущерба интересам компании, об отсутствии допустимых доказательств возникновения у общества неосновательного обогащения и нарушения исключительных прав компании на товарные знаки, а также установлен факт истечения срока исковой давности, о применении которой было заявлено обществом. Однако суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, указал на необходимость повторного исследования доказательств, связанных с убыточностью оспариваемого договора, а также пропуском срока исковой давности», – отмечается в определении.

В связи с этим Верховный Суд счел, что СИП вышел за пределы предоставленных ему полномочий при направлении дела на новое рассмотрение. Тем самым, указано в определении, истец был фактически освобожден от неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий, получив не предусмотренную законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов в обоснование своих требований. В результате истец был поставлен в более привилегированное положение по сравнению с другой стороной спора путем предоставления ему процессуальных прав, которыми любой другой участник судебного разбирательства в схожей ситуации не обладал бы.

Читайте так же:  О суд практике по делам несовершеннолетних

Кроме того, подчеркивается в определении, СИП неверно исчислил срок исковой давности вопреки разъяснениям Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. В рассматриваемом деле именно дата заключения договора являлась датой начала течения годичного срока исковой давности, истекшего к дате подачи иска, на что верно указали суды первой и апелляционной инстанций. При рассмотрении дела в судах трех инстанций истец не заявлял о сговоре своего бывшего директора, заключившего оспариваемый договор, с ответчиком и не предоставлял в суды соответствующие документы, подтверждающие наличие сговора.

«Вопреки доводам истца и позиции суда кассационной инстанции сам по себе факт того, что прежний генеральный директор истца, заключивший оспариваемый договор, не был заинтересован в его оспаривании, не является достаточным для иного порядка исчисления исковой давности. Юридическое лицо действует в гражданском обороте через своих представителей, в том числе лиц, осуществляющих полномочия единоличного исполнительного органа, которые имеют полномочия как на активные действия (например, совершение сделок), так и на пассивное представительство (восприятие от имени юридического лица внешних фактов). Риски недобросовестности указанных лиц несет юридическое лицо, и они не могут быть переложены на добросовестных третьих лиц», – указал ВС. Он добавил, что первые две инстанции верно сочли, что смена директора сама по себе не изменила порядок исчисления срока исковой давности.

Вместе с тем, подчеркивается в документе, вопреки выводам судов первой и апелляционной инстанций факт принятия платежей по договору не может являться единственным основанием для отказа в признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 174 ГК. Однако этот вывод не привел к принятию неправильных судебных актов по рассматриваемому делу. В связи с этим ВС отменил постановление СИП, оставив в силе акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций.

В комментарии «АГ» юрист Maxima Legal Дмитрий Урякин отметил, что ВС и ранее отменял решения судов кассационной инстанции, допускавших выход за пределы предоставленных законом полномочий (см., например, Определение ВС от 23 января 2018 г. по делу № А40-68167/2016). «Таким образом, позиция Верховного Суда не является новой и в полной мере согласуется с принципом инстанционности, согласно которому каждая судебная инстанция должна обладать своим предметом рассмотрения. И если суды первой и апелляционной инстанций обязаны исследовать и оценивать по существу доказательства, применять к ним нормы материального и процессуального права, то суды кассационной инстанции, являющиеся судами “права”, должны ограничиваться установлением правильности применения норм и проверять соответствие выводов, сделанных судами, фактическим обстоятельствам дела», – отметил он.

При этом эксперт выразил несогласие с позицией ВС, поскольку не считает, что СИП, направивший дело на пересмотр, тем самым превысил предусмотренные законом полномочия. «Дело в том, что Верховный Суд, оставляя в силе акты первой и апелляционной инстанций, отметил, что СИП по существу дал иную оценку доказательствам, представленным в материалы дела. Такое нарушение ВС усмотрел в части, касающейся оценки кассационным судом условий оспариваемого договора. С этим я согласиться не могу», – пояснил Дмитрий Урякин.

По его мнению, СИП в качестве мотивов к отмене судебных актов и направлению дела на новое рассмотрение указал, что доводы истца и представленные им доказательства вообще не получили оценки нижестоящими судебными инстанциями и по существу были ими проигнорированы. Юрист также отметил, что СИП обратил внимание на то, что суды нижестоящих инстанций необоснованно проигнорировали ходатайство истца и не назначили судебную экспертизу на предмет установления рыночной стоимости предоставляемых по договору прав с учетом того, что в материалах дела имелись два противоположных по содержанию отчета об оценке.

«Следовательно, СИП обоснованно усмотрел нарушение норм процессуального закона, а именно требований к мотивированности судебных актов, установленных ст. 170 и 271 АПК. При таких обстоятельствах СИП самостоятельно не оценивал (и не переоценивал) доказательства, а лишь обратил внимание нижестоящих судов на то, что каждое доказательство, имеющееся в материалах дела, должно получить оценку суда. В связи с этим я не считаю, что СИП пересмотрел дело по существу и, как следствие, вышел за пределы полномочий, предоставленных ему законом», – подытожил Дмитрий Урякин.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев выделил в рассматриваемом определении несколько правовых позиций. «Во-первых, ВС отметил интересную совокупность фактов, отраженную судами первой и апелляционной инстанций, которые, по его мнению, привели к вынесению законных судебных актов. Речь идет о поведении сторон лицензионного договора, свидетельствующего о законном характере сделки», – пояснил он. По мнению эксперта, в подобных спорах суды неохотно применяют срок исковой давности, не имея иных доказательств явной неправомерности позиции истцов, оспаривающих коммерческие сделки (при отсутствии банкротного элемента).

Эксперт обратил внимание на указание ВС ключевых фактов, установленных судами. «На мой взгляд, особого внимания заслуживает именно акцент на неоднократности и аналогичности сделки по сравнению с совершенной ранее. Хотя этот критерий оценочен, именно критерий аналогичности, сравнимости сделок в последнее время становится все более важным в практике оспаривания коммерческих сделок (как в общегражданском порядке, так и в банкротном праве)», – полагает адвокат.

«Во-вторых, ВС неоднократно возвращается к вопросу о выходе судов кассационных инстанций нижестоящего уровня за пределы своих полномочий. Этот вывод, конечно, еще подлежит “шлифовке” – критерии применения такого подхода еще не до конца понятны, однако в данном случае нельзя исключать, что по материалам дела судьи ВС увидели, что даже при наличии возможных ошибок судов первой и апелляционной инстанций они не вышли за пределы судейского усмотрения, что исключало для СИП возможность отмены судебных актов», – добавил Вячеслав Голенев.

Третий важный, как полагает эксперт, вывод Суда кроется в ужесточении толкования п. 27 постановления № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. «Если ранее оставались вопросы о том, как доказывать сговор по п. 2 ст. 174 ГК и могут ли о нем свидетельствовать косвенные данные, то теперь подчеркивается, что такое подтверждение должно содержаться в “документах, подтверждающих наличие сговора”. Очевидно, что подобные документы стороны сделки не составляют», – отметил адвокат.

«В-четвертых, в споре между представительской и органической теориями органов юрлица победила, по мнению ВС, первая. Теперь директор – это представитель юрлица. Таким образом, ВС с легкостью окончил спор, десятилетия длившийся в теории и практике российского корпоративного права», – подытожил Вячеслав Голенев.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-predely-polnomochiy-arbitrazhnogo-suda-kassatsionnoy-instantsii-pri-rassmotrenii-spora/

Выступление в кассационной инстанции арбитражного суда юристов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here